Владимир Шамов и переливание крови

Он открыл дорогу переливанию крови

Владимир Шамов и переливание крови

«Генерал-лейтенант медицинской службы В.Н.Шамов – заслуженный деятель науки, профессор, доктор медицинских наук принадлежит к числу виднейших хирургов нашей страны. В.Н.

Шамов является одним из инициаторов и основоположников научной разработки вопросов переливания крови, вложивший много оригинальных методов в этот вопрос.

Крупнейший специалист, инициативный, смелый хирург с блестящей техникой и широким кругом хирургической   деятельности».

Так характеризовал В.Н.Шамова, ученого-хирурга широкого диапазона, старейшина хирургов нашей страны академик Н.Н.Бурденко.
 

Гемотрансфузиология
Владимир Николаевич Шамов (1882-1962) родился в городе Мензелинске Уфимской губернии в семье сельских интеллигентов: его отец был учителем, а мать – фельдшерицей-акушеркой. В 1901 г.

он окончил Пермскую гимназию и поступил в Военно-медицинскую академию в Петербурге. Учился он очень прилежно и в 1908 г. окончил академию с отличием; как один из лучших выпускников он был оставлен при академии на 3 года для усовершенствования по хирургии. В 1908-1912 г.

Шамов работал в госпитальной хирургической клинике известного хирурга С.П.Фёдорова.

Свои незаурядные способности исследователя молодой хирург Шамов показал уже во время работы над докторской диссертацией, посвященной значению физических методов для хирургии злокачественных новообразований: диссертацию он успешно защитил в 1912 г. Особое внимание в этой своей первой научной работе он обратил на новые тогда электрохирургию и рентгенотерапию, открывавшие возможности более радикального лечения онкологических заболеваний.

Тогда же Шамов заинтересовался еще одной перспективной научной проблемой – трансплантацией, в частности трансплантацией мышечной ткани при лечении ранений печени. В исследованиях, проведенных им вместе с А.А.Опокиным, удалось установить интересные факты, о которых было сообщено на XII съезде российских хирургов (1912).

Оказалось, что аутотрансплантация мышечной ткани являлась отличным средством для остановки кровотечения из раны печени: кровоостанавливающее действие объяснялось выделением тромбокиназы -кусочки мышечной ткани играли роль как бы кровоостанавливающей ваты.

Доклад Опокина и Шамова, в котором, между прочим, высказывалась мысль о возможности использования пересадки гетеропласти-ческой мышечной ткани, вызвал на съезде оживленную дискуссию и получил, в общем, одобрение.

Работая в клинике Фёдорова, Шамов часто применял в своей практике трансплантацию костной ткани.

Проанализировав и обобщив полученные результаты, он выступил горячим пропагандистом использования этого метода при лечении туберкулезного спондилита, предложив, в частности, применять трансплантат из ребер.

«Оперативная фиксация позвоночника, – писал Шамов, – представляет собою… почти вполне безопасную операцию, дающую в то же время наиболее простое, быстрое и совершенное выполнение местных задач лечения».

В 1913-1914 гг. Шамов был в научной командировке в США и Англии, работал в клиниках Кушинга, братьев Мейо, Крайля, в лабораториях Карреля и Рауса. Начавшаяся Первая мировая война вынудила его прервать командировку и возвратиться в Россию: с 1914 по 1923 г. он был старшим ассистентом, а затем приват-доцентом госпитальной хирургической клиники Военно-медицинской академии.

К этому времени относятся пионерские работы Шамова по новой тогда проблеме – переливанию крови. Этой проблемой, с которой он ознакомился в клинике американского хирурга Крайля, Шамов занялся одним из первых (если не самым первым) в нашей стране.

В то время во всех странах мира хирурги и другие клиницисты весьма скептически относились к гемотрансфузиям, считали их применение совершенно не обоснованным с научной точки зрения. Шамов подошел к этой проблеме со строго научных позиций. Вместе со своими помощниками Н.Н.Еланским, И.Р.Петровым, П.И.Страдынем и С.В.

Гейнацем, тогда аспирантами, и студентами, а впоследствии известными учеными, он сумел осуществить широкие исследования, позволившие выделить четыре изоагглютинационные группы крови и получить стандартные сыворотки для их определения. Благодаря этому 20 июня 1919 г. было проведено первое в стране переливание крови с учетом изоагглютинаци-онных групп донора и реципиента.

«Итак, предварительным испытанием крови намеченных доноров, – резюмировал Шамов первые итоги проделанной работы, – можно выбрать из них такого, кровь которого может быть без опасения осложнений перелита в сосудистую систему реципиента».

Проводить эти исследования ему в то время было нелегко. В 1921 г. Шамов писал в журнале «Новый хирургический архив»: «В бытность свою в Америке я имел возможность многократно наблюдать благодетельные результаты переливания крови как в клинике самого Крайля, так и у других хирургов.

Что касается моего собственного опыта, то он пока очень мал, так как в наше голодное время, к сожалению, крайне трудно найти лицо, которое бы согласилось дать кровь для переливания. Я имею пока всего три случая переливаний, и они всецело подтверждают результаты других авторов». Из трех трансфузий, сделанных Шамовым в 1919-1921 гг.

, в двух случаях была перелита кровь родственников: больному мальчику – кровь его матери (100 мл), другой больной – кровь брата (420 мл).

И все-таки, несмотря на трудности и скептическое отношение многих коллег, с легкой руки Шамова и его молодых помощников переливание крови начало входить в хирургию, в медицинскую практику нашей страны.

Трансплантология

В 1923-1938 гг. Шамов руководил факультетской хирургической клиникой Харьковского медицинского института и одновременно кафедрой экспериментальной хирургии Украинского института экспериментальной медицины. Как энтузиаста и крупного знатока проблем переливания крови его назначили также руководителем организованного по его инициативе Украинского   института гематологии и переливания крови.

В Харькове Шамов продолжил свои исследования этой важнейшей проблемы, обратив особое внимание на возможность использования кадаверной (фибринолизной) крови, а также других кадаверных тканей и органов.

Такие ткани и органы большинство хирургов тогда не применяли, так как у них возникало, по словам Шамова, «два основных возражения: во-первых, достаточно ли стерильны ткани органов в трупе, чтобы ими можно было пользоваться в хирургической практике, и, во-вторых, сохраняют ли ткани более важных органов после смерти животного свою жизнеспособность настолько, что они смогут жить и функционировать после перенесения их в другой живой организм».

Взявшись за изучение жизнеспособности тканей трупа, Шамов выбрал в качестве объекта изучения, как он писал, «такую ткань, условиями пересадки которой хирургия овладела в настоящее время уже в достаточной степени»: этой тканью была кровь.

В экспериментах кровь бралась у трупов животных (собак) через различные сроки после смерти и переливалась живым животным, которых предварительно настолько резко обескровили, что они могли остаться в живых лишь при полной жизнеспособости перелитой крови.

Эксперименты дали отличные результаты. 11 сентября 1928 г. в докладе на III Всеукраинском съезде хирургов Шамов сообщил: «Кровяная ткань, пробывши в трупе до 11 часов после смерти животного, снова стала продолжать свою жизнь и функцию в теле нового организма», то есть она не токсична и вполне жизнеспособна.

Это было выдающееся научное открытие. Впервые в мире научно доказав и обосновав целесообразность переливания кадаверной (фибринолизной) крови, продемонстрировав ее большую и бесспорную эффективность, Шамов открыл дорогу к широкому использованию ее в клинической практике.

Первое переливание фибринолизной крови человеку произвел С.С.Юдин: 23 марта 1930 г. он перелил в Московском институте скорой помощи им. Н.В.Склифосовского человеку, погибавшему от острой анемии, 420 мл крови, взятой от трупа умершего 6 часов назад человека.

Произведенное переливание сопровождалось поистине магическим эффектом. «Я отлично сознавал, чем и в какой мере я рисковал, решаясь сделать первое переливание трупной крови живому человеку, – писал впоследствии Юдин.

– Вопрос же о приоритете мне даже в голову не приходил, ибо все мои сотрудники от меня же знали, что сама идея эта принадлежит проф. В.Н.Шамову».

Характерно, что отношение зарубежных специалистов к новому методу вначале было негативным и даже враждебным. Когда в сентябре 1935 г. в Риме, на I Международном конгрессе по переливанию крови, был зачитан доклад В.Н.

Шамова (сам он на конгрессе, к сожалению, не был), то один из видных итальянских профессоров заявил, что «это -богохульство, на которое не решится ни один итальянец».

С этим заявлением солидаризировался тогда ряд ученых; еще более враждебно высказалась против нового метода католическая церковь.

Открытие Шамова и Юдина сыграло немалую роль в последующем использовании в клинике трансплантации различных кадаверных тканей, в том числе роговицы (В.П.Филатов), кожи, слизистой, хряща, эндокринных желез и пр.

, а также в первой в мире клинической трансплантации почки, которую осуществил ученик Шамова Ю.Ю.Вороной (1933).

Впоследствии за разработку и внедрение в практику метода заготовки и использования фибри-нолизной крови Шамову и Юдину была присуждена Ленинская премия (1962).

В 1939 г. Шамов возвратился в Военно-медицинскую академию и возглавил хирургическую клинику, в которой когда-то учился и работал: этой клиникой он руководил затем в течение 20 лет. Одновременно в 1939-1941 гг. он был научным руководителем Ленинградского института переливания крови.

Продолжая свои исследования по проблемам трансплантации тканей и органов, Шамов особое внимание обратил на иммунобиологические аспекты, на работы «по вскрытию и устранению тех биологических реакций, которые мешают приживлению гомопластических пересадок».

На основании экспериментов и клинического опыта он еще в 1936 г.

выдвинул положение о необходимости подбирать донора при пересадках органов и тканей так, как это делалось при переливании крови, то есть с учетом изоагглютинационных групп крови: это было важно для исследователей и врачей, занимавшихся тогда новым разделом хирургии, получившим вскоре название «трансплантология».

Нейрохирургия

Шамов заинтересовался еще одной, тоже новой тогда отраслью хирургии – нейрохирургией. Еще в 1916 г. он предложил рациональные методы лечения абсцессов мозга и энцефалитов.

Позднее Шамов заинтересовался хирургией симпатической нервной системы, причем его исследования были важны и для физиологии центральной нервной системы: так, в своей работе «О влиянии раздражения верхнего симпатического нервного узла на секрецию гипофиза» он, по мнению известного физиолога Л.А.Орбели, впервые установил очень важный факт нервного возбуждения секреции гипофиза.

Нейрохирургические исследования Шамова касались разных вопросов хирургии симпатической нервной системы, изучения заболеваний, тесно связанных с функцией вегетативной нервной системы, гистологических изменений в стенках артерий, возникающих после периартериальной симпатэктомии, ликворообращения, продукции и резорбции спинномозговой жидкости, хирургии мозговых желудочков, травмы головного мозга и пр. Одним из первых в стране Шамов начал делать крупные нейрохирургические операции: так, он впервые в стране произвел операцию на желудочках головного мозга. Он предложил также новую операцию на симпатической нервной системе при спастических параличах – «Ramisectio sympatica».

Еще в Харькове Шамов организовал при руководимой им хирургической клинике нейрохирургическое отделение и начал производить нейрохирургические операции. Когда в 1939 г.

он возглавил кафедру факультетской хирургии Военно-медицинской академии, то создал при хирургической клинике нейрохирургическое отделение на 30 кроватей, которое существовало до конца 1956 г.

и было реорганизовано затем в самостоятельную кафедру нейрохирургии.

Входя в когорту крупнейших хирургов страны, Шамов внес много нового в клиническую и экспериментальную хирургию.

Он разработал (1926) новый, оригинальный метод пластики пищевода, при котором тонкокишечный трансплантат помещают в филатовский стебель и затем поэтапно перемещают его на грудь после пересечения брыжейки (метод Шамова).

Известны способы остановки кровотечения из раны печени, когда в рану вшивают мышцу (способ Опокина – Шамова) и когда к ране печени подшивают пластинку мышечной ткани (способ Левена – Опокина – Шамова).

Первым в стране он удалил опухоль поджелудочной железы, произведя панкреа-тодуоденэктомию, а также первым осуществил под местным обезболиванием (1946) успешную пневмо-нэктомию и ряд других операций. Ему принадлежит также важный для экспериментальных исследований метод полной изоляции кишечной петли от нервных связей ее с организмом, о котором он сообщил на II Всеоюзном съезде физиологов. Не бросал он и трансфузиологию.

Военно-полевая хирургия

Крупный специалист по военно-полевой хирургии, Шамов всю жизнь активно участвовал в деятельности военно-медицинской службы.

В самом начале Великой Отечественной войны он был назначен инспектором-нейрохирургом Главного военно-санитарного управления, где отвечал за нейрохирургическую помощь и службу крови.

С именем Шамова непосредственно связаны создание специализированной нейрохирургической помощи и организация на фронтах службы крови. Диапазон его ответственности расширился, когда в 1943 г. он стал генерал-лейтенантом медицинской службы и заместителем главного хирурга Красной Армии Н.Н.Бурденко.

Все годы войны Шамов провел на фронте – оперировал сам и учил молодых хирургов, разрабатывал инструкции для военных врачей, внедрял в практику методы переливания крови, организовывал учреждения нейрохирургии.

Только после окончания войны он смог вернуться в Военно-медицинскую академию, где по-прежнему возглавлял кафедру, а в 1947-1956 гг. был еще и директором и научным руководителем Ленинградского нейрохирургического института.

Шамов был автором других крупных научных трудов по различным проблемам хирургии, таких как «Руководство по переливанию крови» (1940), «Переливание крови в период Отечественной войны» (1947), «Хирургия повреждений нервной системы» (1959) и др.

Марк МИРСКИЙ, профессор

Источник: http://www.mgzt.ru/%E2%84%96-76-%D0%BE%D1%82-10-%D0%BE%D0%BA%D1%82%D1%8F%D0%B1%D1%80%D1%8F-2007%D0%B3/%D0%BE%D0%BD-%D0%BE%D1%82%D0%BA%D1%80%D1%8B%D0%BB-%D0%B4%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B3%D1%83-%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%8E-%D0%BA%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B8

Смертию смерть поправ. Забытый советский метод переливания крови мёртвых

Владимир Шамов и переливание крови

На первый взгляд неприятная и отталкивающая идея переливания трупной крови на самом деле имеет здравый смысл.

В течение шести-восьми часов кровь внутри мёртвого тела остаётся стерильной, а эритроциты сохраняют способность переносить кислород.

Трупная кровь утрачивает способность сворачиваться, отчего в некоторых случаях является более приемлемой. Она идеально подходит для людей с тяжёлой анемией или тех, кто нуждается в долгих и непрерывных переливаниях.

Советские учёные любили использовать в своих опытах собак, начиная с Павлова, исследовавшего условный рефлекс, заканчивая улетевшими в космос Белкой и Стрелкой. С трупной кровью была та же картина. В 1928 году киевский хирург Владимир Шамов откачал девяносто процентов крови испытуемой собаки, а потом перелил в неё кровь пса, убитого за десять часов до эксперимента. И собака-пациент выжила.

Шамов вынес из эксперимента следующее: “Труп в первые часы после смерти не должен более рассматриваться мёртвым, он не только продолжает жить в отдельных своих частях, но и может дарить ещё живущим дары необычайной ценности — вполне жизнеспособные ткани и органы”.

Владимир Николаевич Шамов. Фото © uzrf.ru Эксперименты по переливанию крови собакам. © Getty Images / Bettmann

На III Всеукраинском съезде хирургов в Днепропетровске Шамов доложил о своих успехах научному сообществу. Следует отметить, что до этого эксперимента на собаках не только кровь, но и остальные органы мёртвых считались заражёнными трупным ядом.

Выступление Шамова произвело фурор.

В зале присутствовал тогда и знаменитый советский хирург Сергей Юдин — звезда первой величины, поинтересовавшаяся, почему тот не провёл этот эксперимент на людях, что позволило бы хирургу попасть в историю.

Шамов возразил, что у него могут быть проблемы с законом, неудавшийся эксперимент грозил тюрьмой. Тогда Юдин “срисовал” саму идею и ждал несколько лет, прежде чем реализовал её.

Сергей Сергеевич Юдин — личность незаслуженно забытая. Поскольку его имя можно поставить в один ряд с именами Пирогова и Павлова. Истинный создатель Института им. Склифосовского, любимец международного медицинского сообщества, настоящая и яркая звезда отечественной хирургии. Он имел достаточный вес и репутацию, чтобы позволить себе поставить опыт на человеке.

Обратите внимание на пальцы Юдина, на которых акцентировал внимание художник Нестеров. Пальцы хирурга гнулись в разные стороны и для их тренировки Юдин ежедневно играл на скрипке. © М.В. Нестеров, С.С. Юдин во время операции / М.В. Нестеров, Портрет хирурга С.С. Юдина

В марте 1930-го 33-летний москвич в самом расцвете сил решил покончить с собой, перерезав в тёплой ванне сосуды левого локтевого сгиба.

Обескровленного инженера привезли в Склиф, и Юдин понял — пришло его время. Пациент был практически безнадёжен, что нивелировало риски с законом.

Чтобы перелить бедолаге кровь живого донора, требовалось ждать четыре часа для того, чтобы проверить кровь на сифилис по реакции Вассермана, но здесь у больного не было и часа.

В то время не существовало ещё методов консервации крови, поэтому в институте не было её запасов.

Юдин собрался с духом и быстро спустился в морг в поисках подходящего тела. Донором стал шестидесятилетний алкоголик с жировыми отложениями на печени, скончавшийся от сердечной недостаточности.

Юдин отсосал 420 мл крови большим шприцем Жане из нижней полой вены брюшной полости трупа.

Когда хирург уже держал кровь в руках, в дверь постучался дежурный врач и попросил поторопиться — у суицидника началась агония.

Юдин вспоминал впоследствии, что уже после вливания 200 мл трупной крови “пострадавший порозовел, стал дышать спокойнее и глубже, а к концу переливания крови к нему вполне вернулось сознание“.

Ещё через несколько дней самоубийцу выписали из больницы. Это была победа. Некоторые коллеги недоумевали, как это удалось провернуть Юдину, ведь трупы лежат в морге, подначальном совершенно другому отделению.

Разгадка была простой. Патолого-анатомическое отделение Склифа возглавлял профессор Арсений Русаков, который, несмотря на высокую квалификацию, как многие медики того времени, пристрастился к морфию.

Юдин же был в институте главным хирургом, поэтому ключ от запасов заветного вещества был у него в кармане.

То есть, возможно, именно благодаря морфину в СССР появился передовой на тот момент метод переливания трупной крови, за который тут же ухватились военные медики.

Сергей Сергеевич Юдин. Фото © РИА “Руспех”

Начался звёздный час самого Сергея Сергеевича и его метода. Его особенностью стало то, что донорами становились только мужчины. Трупы детей Юдин не использовал по этическим соображениям, а по физиологическим — женщин, из-за того что, как он думал, через влагалище может начаться быстрое заражение трупа.

Трупная кровь скапливается в лёгких и в органах брюшной полости.

Поскольку сердце донора уже не бьётся, забор такой крови проходил с осложнениями, поэтому была разработана специальная методика: в просвет яремной вены вводят катетеры — один в сторону головного мозга, другой в обратном направлении.

Операционный стол опускают “головой” вниз, и скопившаяся в лёгких и брюшине трупная кровь стекает в ёмкости. С одного трупа можно собрать до трёх литров отличной крови.

После смерти кровь вначале сворачивается, но через несколько часов снова становится жидкой, “фибринолизированной”, утрачивая способность сворачиваться.

Такая кровь даже предпочтительнее крови живых доноров, поскольку после переливания не возникает цитратного шока и можно влить в пациента сразу до трёх литров крови.

Юдин и его ученики выполнили в Склифе больше двух с половиной тысяч переливаний трупной крови, а это двадцать три тонны жидкости.

Переливание крови во время Великой Отечественной войны, 1942 год. Фото © Фотохроника ТАСС

Несмотря на все успехи Юдина во время Великой Отечественной войны, в практику медицинской службы Красной армии метод переливания трупной крови не вошёл, хотя и был эффективно использован в условиях боевых действий — во время гражданской войны в Испании 1936–1939 гг.

После открытия и успешного применения метода Юдин был обласкан международным медицинским сообществом, в особенности его полюбили англичане.

Юдин состоял в переписке с Черчиллем, а настоятель Кентерберийского собора Хьюлетт Джонсон написал в альбом посетителей Склифа: “Какое величие кроется в идее, что ещё живущая кровь мёртвого человека переливается живому, страждущему по ней“.

Хьюлетт Джонсон. © AP Photo

В декабре 1948 года за Юдиным был прислан правительственный лимузин, доставивший хирурга не на консультацию, а на Лубянку. Он был арестован как “английский шпион” — официальная формулировка “Враг Советского государства, снабжавший английскую разведку шпионскими сведениями о нашей стране”.

Уже в застенках опальный учёный добился с помощью голодовки права написать книгу. “Размышления хирурга” Юдин писал на листках туалетной бумаги, склеенных манной кашей, хлебным мякишем, а то и стебельком от веника.

В этом написанном в тюрьме труде жизни Юдин немало страниц отвёл методу забора трупной крови.

В тюрьме. Фото © Интернет-журнал “Лицей”

…Испуганное воображение рисует себе зрелище одновременно и страшное, и отвратительное, когда из застывшего трупа откачивают тёмную кровь, причём мысли беспорядочно перебегают от сознания, что в умершем человеке и кровь непременно уже мёртвая“.

Эта книга вышла уже в 1960 году, удостоившись Ленинской премии. Но главу про этику вырезали за “мистицизм”: “Делить смерть на доли! Это ли не восхитительно?! Если нельзя спасти целого, то сохраним хоть часть! Mors vitae prodest (смертию смерть поправ). Даже саму смерть можно использовать на пользу жизни!”

В 1952 году Юдина отправили в ссылку, а после смерти Сталина он вернулся в Москву, обратно в Склиф, где занял место начальника хирургического отделения.

Незадолго до смерти Сергей Сергеевич изобрёл метод изготовления “сверхуниверсальной” трупной крови. Эту идею проверил ученик Юдина — К.С. Симонян. В 1956 году он впервые в мире произвёл успешное переливание “сверхуниверсальной” крови без предварительного определения групповой принадлежности реципиента.

Минздрав СССР официально утвердил метод Юдина только в 1962 году. Во врачебных указаниях сказано, что можно использовать только труп донора после смертельной травмы, инфаркта или инсульта. При этом не должно быть в анамнезе никаких инфекционных или хронических заболеваний.

Метод использования трупной крови применялся до распада Советского Союза и ушёл в небытие вместе с ним. Ни в одной другой стране метод не применялся. В настоящее время применение трупной крови признано нецелесообразным в силу риска бактериального заражения, сложности юридического оформления процедуры и невозможности полноценного обследования донора, в том числе на ВИЧ и гепатиты.

В России не хватает донорской крови. Для нормального функционирования больницам страны нужно 40 литров на 1000 человек, а в стране чуть менее двадцати. Но возвращение к переливанию трупной крови никем уже не рассматривается всерьёз.

Источник: https://life.ru/p/1231619

Академик-«вампир»: зачем советский хирург Сергей Юдин выкачивал кровь из трупов?

Владимир Шамов и переливание крови
?

Categories: До тридцатых годов никто в мире не пытался спасать живых людей с помощью трупной крови – подобная мысль казалась отвратительной даже медикам.

Первопроходцем в этой области стал советский хирург – академик Сергей Юдин.

На протяжении десятилетий в СССР откачивали кровь у мертвецов, чтобы переливать ее больным, причем пациентов не ставили в известность о происхождении крови.

Кровь мертвых – в вены живых

С вопросом нехватки донорской крови выпускник медицинского факультета Московского университета Сергей Юдин столкнулся на практике. В годы Первой мировой войны он работал военным хирургом. А став в 1928 году руководителем Московского института неотложной помощи им. Н. В.

Склифосовского, врач лично провел тысячи операций на желудке. К этому времени относится методика использования трупной крови, которую Юдин разработал вместе с хирургом Владимиром Шамовым. Кровь, полученная из тела мертвого человека, отличается рядом особенностей.

Сначала она загустевает, но затем естественным образом «разжижается» и больше не сворачивается. Этот процесс называется фибринолизом.«Благодаря фибринолизу трупная кровь может заготовляться и храниться без лимоннокислого натрия и других антикоагулянтов», — отмечал Юдин в своей работе «Размышления хирурга».

В 1928 году Владимир Шамов откачал у собаки 9/10 собственной крови, а затем перелил ей кровь от трупа пса, скончавшегося 10 часов назад. Обескровленное животное пришло в себя. Случай испытать метод на человеке представился в 1930 году.

33-летний пациент умирал от анемии после попытки самоубийства, и Сергей Юдин ввел ему кровь, полученную от мертвого 60-летнего «сердечника».

Заготовка трупной крови в СССР

Автор методики признавал, что «у неподготовленных лиц немедицинского звания сама мысль о собирании крови из трупа и вливание ее живым людям производит впечатление не только отрицательное, но прямо шокирующее, заставляющее содрогаться». Данному вопросу в его связи с религиозными представлениями человечества академик посвятил немало страниц.

«Переливание трупной крови является предложением необычайным, даже невольно, почти инстинктивно пугающим и отталкивающим; напрасно было бы пытаться это отрицать или оспаривать», — размышлял Юдин. Тем не менее ученый сумел доказать, что в такой крови нет никаких «трупных ядов».

Более того, он утверждал, что она даже обладает терапевтическими качествами. В Советском Союзе брали кровь из яремной вены внезапно умерших людей (причина смерти была одна из трех – инфаркт, инсульт или асфиксия). В среднем от одного трупа, поставленного вниз головой, получали до 3-4 л крови.

Разрешения родственников при этом особо не спрашивали, понимая психологическую неподготовленность людей. Уже в 1935 году в Москве обескровили 264 трупа-«донора». За 20 лет, по данным Юдина, в СССР было проведено 10 тыс. трансфузий посмертной крови. При этом пациентам, как правило, о происхождении крови не сообщалось.

«Лучше или уклониться, или отговориться или даже отрицать факт добычи крови из мертвого тела», — писал по этому поводу Сергей Юдин. В годы Великой Отечественной войны взлета данной практики не последовало – кровь убитых на войне для переливания не подходила. Однако заготовка крови продолжалась, и возможно, ее доставляли в военные госпитали.

Автор эпохального открытия, как и многие другие ученые, не избежал сталинских репрессий. В 1948 году Сергея Юдина арестовали как «английского шпиона», но после смерти «отца народов» он был реабилитирован. Через год академик умер. В 1962 году за технологию взятия и переливания трупной крови Шамов и Юдин посмертно получили Ленинскую премию.

Пик использования кадаверной крови пришелся на 1967 год – тогда в одной Москве извлекалось 2,5 т в год. В меньших масштабах метод применяется и в настоящее время. О нем мало кто знает, кроме специалистов, и достоверных сведений о количестве подобных переливаний в открытом доступе нет. Руководитель отдела трансфузиологии института имени Н. В.

Склифосовского профессор Валерий Хватов в 2003 году рассказывал о получении в его лаборатории 500-800 л трупной крови ежегодно.

Источник

#переливание трупной крови, #трупная кровь, переливание крови, ужос-ужос

  • Рад, что Вы зашли на мою страничку, надеюсь, Вам будет здесь интересно. Немного обо мне и моем блоге. Пишу всяко-разно: лытдыбр (надеюсь, не…
  • Ранее Остап Дроздов сравнивал жителей Донбасса с животными. Известный украинский ведущий Остап Дроздов заявил, что русскоязычные дети должны…
  • Уколы в большую ягодичную мышцу на Западе почти не делают, — рассказывает кардиолог, советник гендиректора Международного медкластера Ярослав…
  • Жительница Стерлитамака набросилась с кулаками на отказавшегося вести ее водителя такси. опубликовано в группе «Черный список Стерлитамака»…
  • А должны были? Попался тут сюжет на каком-то канале: возмущенные жители столицы пикетируют строителей, который осмелились рядом с их ЖК строить -…
  • Российские бомбардировщики уничтожили 23 турецких танка, 18 установок РСЗО и около 50 бронетранспортёров. Нарушение Эрдоганом договорённостей с…

Источник: https://staryiy.livejournal.com/1841667.html

Шамов Владимир Николаевич — Мегаэнциклопедия Кирилла и Мефодия — статья

Владимир Шамов и переливание крови

Ша́мов Владимир Николаевич (3 июня 1882, Менезлинск Уфимской губернии —1962) — один из основоположников российской хирургии, заслуженный деятель науки РСФСР и УССР, академик АМН (1945), генерал-лейтенант медицинской службы (1943), лауреат Ленинской премии (1962). Пионер переливания крови в России. Первым предложил переливание трупной крови (1928).

Родился в семье народного учителя. Окончив Пермскую гимназию, поступил в 1901 году в Военно-медицинскую академию, где сразу же примкнул к революционно настроенным студентам. В 1905 году за участие в студенческих беспорядках был арестован, заключен в тюрьму и на время выслан из Петербурга.

В 1908 году В. Н. Шамов окончил академию и получил диплом «лекаря с отличием». В течение 3 лет он проходил усовершенствование в госпитальной хирургической клинике, которую возглавлял профессор С. П. Федоров. В этой знаменитой научной школе В. Н. Шамов сформировался как хирург и исследователь.

После защиты в 1911 году докторской диссертации на тему «Значение физических методов для хирургии злокачественных новообразований» он находился в научной командировке в Англии и США (1913-1914 годы), где работал в клиниках У. Дж. Мейо, Дж. Крайла, X. Кушинга и других. Провел ряд оригинальных исследований, установив, в частности, факт нервного возбуждения гипофиза.

С 1914 по 1923 годы В. Н. Шамов — старший ассистент клиники С. П. Федорова. В 1919 году В. Н. Шамов руководил формированием хирургических отрядов академии для лечения раненых красногвардейцев. В том же году он впервые в нашей стране осуществил переливание крови с учетом законов изогемагглютинации, а в последующем совместно с Н. Н. Еланским, Н. Н. Петровым, П. И.

Страдынем и С. В. Гейнацем создал стандартные сыворотки для определения групп крови (1921).

В 1923-1938 годах В. Н. Шамов работал в Харькове.

Возглавляемая им кафедра факультетской хирургии медицинского института за короткий срок превратилась в передовое научно-лечебное учреждение, где были успешно решены многие вопросы трансфузиологии, трансплантологии, эндокринологии и нейрохирургии.

Особо важное влияние научно-организаторская деятельность В. Н. Шамова оказала на развитие метода переливания крови. Он организовал в Харькове второй в СССР и в мире Институт переливания крови и неотложной хирургии (1930).

В. Н. Шамов выдвинул и экспериментально обосновал (совместно с М. X. Костюковым) уникальную идею трансфузий посмертной крови. 23 марта 1930 года С. С. Юдин с успехом осуществил переливание такой крови в клинике. Было положено начало разработке новой проблемы, не имеющей аналогов в мире. В. Н. Шамов по праву считается основоположником советской трансфузиологии.

С деятельностью В. Н. Шамова связаны многие достижения отечественной трансплантологии. Он первым в России в 1912 году произвел выращивание тканей вне организма. Его дальнейшие исследования направили разработку проблемы аллотрансплантаций на путь антигенной дифференцировки тканей, поставили и принципиально решили вопрос о допустимости использования для этих целей посмертных тканей.

Важную роль сыграли труды В. Н. Шамова и в разработке вопросов нейрохирургии. Большой опыт, приобретенный В. Н. Шамовым в лечении повреждений периферических нервов, нашел свое отражение в написанных им главах в руководствах практической хирургии «Повреждения и заболевания спинномозговых нервов» (1929) и «Ошибки, осложнения и опасности при операциях на периферических нервах» (1937).

В 1930 году В. Н. Шамов положил в нашей стране начало хирургии гормонально-активных опухолей надпочечников, болезней паращитовидной, каротидной и зобной желез. В 1939 году он возглавил кафедру факультетской хирургии Военно-медицинской академии им. С. М.

Кирова, где организовал при хирургической клинике нейрохирургическое отделение, которое существовало до конца 1956 года и было затем реорганизовано в самостоятельную кафедру нейрохирургии. Одновременно он руководил научной работой Ленинградского института переливания крови.

Во время войны с белофиннами его деятельность во многом способствовала организации в действующей армии службы переливания крови и утверждению рациональных принципов хирургии инфицированных ран головного мозга и сосудисто-нервного пучка.

В годы Великой Отечественной войны В. Н. Шамов — инспектор-нейрохирург ГВСУ, с 1943 года — заместитель главного хирурга Красной Армии, а в 1945 году — главный хирург при Главном командовании советских войск на Дальнем Востоке. С его именем связаны успешная организация на фронтах службы крови и создание системы специализированной нейрохирургической помощи раненым.

После окончания войны В. Н. Шамов возвратился на кафедру факультетской хирургии Военно-медицинской академии им. С. М. Кирова и одновременно возглавил Институт нейрохирургии им. А. Л. Поленова (с 1947 года).

В октябре 1945 года он был избран действительным членом АМН СССР. В. Н. Шамов принимал непосредственное участие в создании уникальных изданий: «Опыт советской медицины в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.

» и «Энциклопедический словарь военной медицины».

Кроме того, учитывая опыт организации нейрохирургической помощи в период Великой Отечественной войны, В.Н.

Шамов в своей дальнейшей деятельности особое внимание обратил на популяризацию и повышение значения специализированной нейрохирургической помощи для обширных групп больных и на необходимость более широкой подготовки нейрохирургических кадров в стране.

В этих целях ему удалось добиться приказов министров здравоохранения СССР и РСФСР от 1949, 1950 и 1953 годов о построении сети нейрохирургических учреждений по РСФСР и обеспечении их соответствующими кадрами специалистов. При этом на Ленинградский нейрохирургический институт им.

проф. А. Л. Поленова (ЛНХИ) были возложены обязанности организации и развития нейрохирургической помощи по Федерации, а на профессора Шамова — обязанности главного нейрохирурга РСФСР (с 1947 года).

В. Н. Шамов первым из советских хирургов (в 1953 году) указал на недопустимость шаблонного применения антибиотиков. Наблюдения В. Н.

Шамова и анализ результатов широкого применения в современной медицине антибиотиков привели его к практически важному заключению, что использование этих препаратов таит в себе опасность создания устойчивых и зависимых форм микроорганизмов, о которой должны быть предупреждены медицинская общественность и органы здравоохранения.

В. Н. Шамов первый в Советском Союзе применил новые методы обезболивания при помощи ганглиоблокирующих средств и гипотермии для профилактики и борьбы с операционным и травматическим шоком, посвятив этим вопросам ряд докладов и журнальных статей. В.

Н. Шамов в своей научной деятельности уделил много внимания изучению проникающей радиации при комбинированных ранениях черепа, а также применению радиоактивных изотопов для диагностики опухолей мозга и для лечения злокачественных новообразований.

Источник: https://megabook.ru/article/%D0%A8%D0%B0%D0%BC%D0%BE%D0%B2%20%D0%92%D0%BB%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D0%BC%D0%B8%D1%80%20%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B0%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87

Владимир Шамов и переливание крови: Владимир Николаевич Шамов (1882-1962) был ученым широкого диапазона,

Владимир Шамов и переливание крови

Владимир Николаевич Шамов (1882-1962) был ученым широкого диапазона, он интересовался многими проблемами хирургии и внес большой вклад в развитие таких важных ее отраслей и разделов, как трансплантология, переливание крови, нейрохирургия, а также военно-полевая хирургия, онкология, урология и др. В 1908 г.

он окончил Военно-медицинскую академию с отличием, как один из лучших выпускников был оставлен при академии на три года для усовершенствования по хирургии. В 1908-1912 гг. Шамов работал в госпитальной хирургической клинике известного хирурга С.П. Федорова, а в 1912 г. защитил докторскую диссертацию о значении физических методов для хирургии злокачественных образований. В 1913-1914 гг.

Шамов был в научной командировке в США и Англии, работал в клиниках Кушинга, братьев Мейо, Крайля, в лабораториях Карреля и Рауса. Начавшаяся Первая мировая война вынудила его прервать командировку и возвратиться в Россию: с 1914 по 1923 г. он был старшим ассистентом, а затем приват-доцентом госпитальной хирургической клиники Военномедицинской академии. В 1923-1938 гг.

Шамов руководил факультетской хирургической клиникой Харьковского медицинского института и одновременно – кафедрой экспериментальной хирургии Украинского института экспериментальной медицины в Харькове и вновь организованным Украинским институтом гематологии и переливания крови. В 1939 г.

Шамов возвратился в Военно-медицинскую академию и возглавил хирургическую клинику, в которой когда-то учился и работал. Этой клиникой он руководил 20 лет. Одновременно в 1939-1941 гг. он был научным руководителем Ленинградского института переливания крови. В годы Отечественной войны Шамов был заместителем главного хирурга Красной Армии.

После войны он вернулся в Военно-медицинскую академию, где по-прежнему руководил кафедрой, а в 1947-1956 гг. был еще и директором и научным руководителем Ленинградского нейрохирургического института.

Свои незаурядные способности исследователя молодой хирург Шамов показал уже во время работы над докторской диссертацией, посвященной значению физических методов для хирургии злокачественных новообразований.

Тогда же Шамов заинтересовался еще одной перспективной научной проблемой – трансплантацией, в частности трансплантацией мышечной ткани при лечении ранений печени, а также трансплантацией костной ткани. Важнейшей научной проблемой, которой Шамов занялся одним из первых (если не самым первым) в нашей стране, было переливание крови.

В то время во всех странах мира хирурги и другие клиницисты весьма скептически относились к гемотрансфузиям, считали их применение совершенно необоснованным с научной точки зрения. Шамов, изучавший проблемы переливания крови и в России, и во время научной командировки в Америку (в клинике Крайля), подошел к этой проблеме со строго научных позиций. Вместе со своими помощниками Н.Н.

Еланским, И.Р. Петровым, П.Я. Страдынем и С.В. Гейнацем он провел исследования, позволившие выделить четыре изоагглютинационные группы крови и получить стандартные сыворотки для их определения. Это позволило 20 июня 1919 г. провести первое в стране переливание крови с учетом изоагглютинационных групп донора и реципиента. вои исследования Шамов продолжил в Харькове, где он интенсивно разрабатывал проблемы переливания и консервирования крови и использования в клинической практике кадаверных тканей (в том числе крови) и органов.

Занявшись изучением жизнеспособности тканей трупа, Шамов выбрал кровь – «такую ткань, условиями пересадки которой хирургия овладела в настоящее время уже в достаточной степени».

В экспериментах кровь бралась у трупов животных (собак) через различные сроки после смерти и переливалась живым животным, которых предварительно настолько резко обескровили, что они могли остаться в живых лишь при полной жизнеспособности перелитой крови. Эксперименты дали отличные результаты. 11 сентября 1928 г. в докладе на 3-м Всеукраинском съезде хирургов В.Н. Шамов сообщил: «Кровяная ткань, пробывши в трупе до 11 часов после смерти животного, снова стала продолжать свою жизнь и функцию в теле нового организма», т.е. она не токсична и вполне жизнеспособна. Это было выдающееся научное открытие. Впервые в мире В.Н. Шамов, научно доказав и обосновав целесообразность переливания кадаверной (фибринолизной) крови, продемонстрировал ее большую и бесспорную эффективность, открыл дорогу к широкому использованию ее в клинической практике. Первое переливание фибринолизной крови человеку произвел С.С. Юдин: 23 марта 1930 г. в Московском институте им. Склифосовского человеку, погибавшему от острой анемии, он перелил 420 мл крови, взятой от трупа умершего шесть часов назад человека. Произведенное переливание сопровождалось поистине магическим эффектом. Отношение зарубежных специалистов к новому методу вначале было негативным и даже враждебным. Когда в сентябре 1935 г. в Риме на 1-м Международном конгрессе по переливанию крови был зачитан доклад В.Н. Шамова (сам он на конгрессе, к сожалению, не был), то один из видных итальянских профессоров заявил, что «это – богохульство, на которое не решится ни один итальянец». Это заявление поддержал ряд ученых; еще более враждебно высказалась против нового метода католическая церковь. Открытие В.Н. Шамова и С.С. Юдина сыграло немалую роль в последующем использовании в клинике трансплантации различных кадаверных тканей, в том числе роговицы (В.П. Филатов), кожи, слизистой, хряща, эндокринных желез и т.д., а также первой в мире клинической трансплантации почки, которую осуществил ученик Шамова Ю.Ю. Вороной (1933). Впоследствии за разработку и внедрение в практику метода заготовки и использования фибринолизной крови В.Н. Шамову и С.С. Юдину была присуждена Ленинская премия (1962). Продолжая свои исследования по проблемам трансплантации тканей и органов, Шамов на основании экспериментов и клинического опыта еще в 1936 г. выдвинул положение о необходимости подбирать донора при пересадках органов и тканей так, как это делалось при переливании крови, т.е. с учетом изоагглютинационных групп крови. Это было важно для исследователей и врачей, занимавшихся тогда новым разделом хирургии, получившим вскоре название «трансплантология». Шамов интересовался еще одной, тоже новой тогда отраслью хирургии – нейрохирургией. Нейрохирургические исследования Шамова касались разных вопросов хирургии симпатической нервной системы, изучения заболеваний, тесно связанных с функцией вегетативной нервной системы, гистологических изменений в стенках артерий, возникающих после периартериальной симпактэктомии, ликворообращения, продукции и резорбции спинномозговой жидкости, хирургии мозговых желудочков, травмы головного мозга и т.д. Одним из первых в стране Шамов начал делать крупные нейрохирургические операции: так, он первым произвел операцию на желудочках головного мозга. Он предложил также новую операцию на симпатической нервной системе при спастических параличах – «Ramisectio sympatica», первым в стране начал читать студентам курс нейрохирургии. Много нового внес Шамов в клиническую и экспериментальную хирургию. Он разработал (1926) новый, оригинальный метод пластики пищевода, при котором тонкокишечный трансплантат помещают в филатовский стебель и затем поэтапно перемещают его на грудь после пересечения брыжейки (метод Шамова). Известны способы остановки кровотечения из раны печени, когда в рану вшивают мышцу (способ Опокина-Шамова) и когда к ране печени подшивают пластинку мышечной ткани (способ Левена- Опокина-Шамова). Первым в стране он успешно удалил опухоль поджелудочной железы, произведя панкреатодуоденэктомию, а также первым осуществил под местным обезболиванием (1946) успешную пневмонэктомию и ряд других операций. Ему принадлежит также важный для экспериментальных исследований метод полной изоляции кишечной петли от нервных связей ее с организмом, о котором он сообщил на 2-м Всесоюзном съезде физиологов (1926).

Шамов был автором крупных научных трудов по различным проблемам хирургии – «Руководство по переливанию крови» (1940), «Переливание крови в период Отечественной войны» (1947), «Хирургия повреждений нервной системы» (1959) и т.д. Как ученыйхирург, он пользовался большим авторитетом – был академиком АМН (1945), генерал-лейтенантом медицинской службы (1943).

Источник: М. Б. Мирский. История медицины и хирургии. 2010

Источник: https://med-books.info/istoriya-meditsinyi_751/vladimir-shamov-perelivanie.html

Books-med
Добавить комментарий