Школьник – первый социальный статус ребенка

Содержание
  1. Отношения между детьми в детском саду. Первые роли и иерархия
  2. Первые социальные роли
  3. Мальчики и девочки
  4. Социальные статусы детей
  5. В процессе общения детей разных статусов возникают конфликтные ситуации, в ходе которых тот или иной ребенок выбирает близкий по духу тип поведения:
  6. Каких детей предпочитают в группе, а каких нет
  7. Что значит быть общительным
  8. Какие качества определяют лидера?
  9. Почему некоторые дети становятся отверженными в коллективе?
  10. Социальный статус ребенка. Место подростка в школе
  11. Откуда ветер дует. Что является причиной наклеенных статусов?
  12. Вмешаться или отсидеться в стороне?
  13. Есть три модели поведения под прессингом социальных ролей в школе:
  14. Как социальное положение семьи программирует образование ребенка
  15. Семейное проклятие
  16. Два витка семейного влияния
  17. Остановленный лифт
  18. Двойное преимущество
  19. Неиспользованные шансы и воспроизводство неравенства
  20. Истоки преимуществ и ошибок
  21. В поисках меритократии
  22. Школьник – первый социальный статус ребенка
  23. ПОСМОТРЕТЬ ЁЩЕ:

Отношения между детьми в детском саду. Первые роли и иерархия

Школьник – первый социальный статус ребенка

Ты – сапожник, ты – портной,
я – терминатор, а ты кто такой? 

Дети такие интересные. В любой группе детского сада можно найти явного и скрытого лидера, «подчиненного», агрессивного, застенчивого и просто рубаху-парня. Родители часто даже и не подозревают, какая роль отведена их ребенку, какие эмоции он испытывает, почему ведет себя так, а не иначе. Как складываются отношения в группе пятилетних детей и от чего зависят, поговорим в этой статье.

Первые социальные роли

В старшей группе, в которой я работаю, явно выделяется несколько ярких личностей. При этом необязательно как-то привлекать к себе внимание. Лева, например, в основном молчит, но его очень уважают, потому что он приносит из дома много игрушек и всегда делится с товарищами, он не драчун и никого не обижает.

А вот Данил – явный лидер, всегда в центре внимания, он любит выкрикивать шутливые фразочки, задирается, любит исследовать все новое, смелый и игривый. Денис – очень умный мальчик, много знает, красиво говорит, но почему-то проигрывает на фоне харизматичного Данила.

Не раз замечала, что, когда Данил не приходит в детский сад, Денис активизируется и притягивает к себе группу детей. Когда Данил и Денис в одном обществе, ребята почему-то предпочитают Данилку-проказника.

Даже, когда он сидит наказанный за плохое поведение на стульчике, мальчики так и вьются вокруг него, ждут, когда тот освободится, некоторые согласны даже разделить наказание и посидеть вместе с другом.

Мальчики и девочки

Девочки обычно играют отдельно от мальчиков, но и в их коллективе есть какая-то иерархия.
Те, кто знает правила игры в «дочки-матери», обычно объединяются в небольшие стайки, те, кто не согласен с этими правилами или выдвигает какие-то свои – в стороне.

Марина, например, упрямая девочка, часто не подчиняется общим законам, поэтому держится особняком или играет с мальчиками, почему-то они ее всегда охотно принимают в игру.

И не только принимают, а очень любят, на вопрос: «Кто станет в пару с Мариной?», – желающих мальчиков всегда несколько, может, потому, что она удивительно красива и по-своему женственна?

Миша – немного агрессивный мальчик, часто выкрикивает воинственные фразы, грозится всех заколоть мечом, обычно мальчики не принимают его в игру, видимо, не знает правил.

Зато Миша – лучший друг армянской девочки Маруси, воспитывающейся в соответствии с национальными традициями, где женщина должна быть женственной и подчиняться мужчине. Но самое интересное, что в тандеме Миша-Маруся, командует как раз таки Маруся.

А вот с девочками Маруся не играет совсем, они ее сторонятся, может, потому что она слишком примитивно мыслит?

Группа детского сада – первый социальный опыт ребенка, и от того, как сложатся отношения с первой в его жизни общественной формацией, во многом зависит последующий путь его личностного и социального развития.

Но по какому принципу распределяются роли в коллективе, и как можно повлиять на скрытую иерархию? С этими вопросами я обратилась к психологу детского сада № 5 г.

Томска Ждановой Ольге Николаевне:

– Уже, начиная со средней группы детского сада, в кругу детей возникают устойчивые избирательные отношения. Одни становятся более предпочитаемыми, другие – менее. В связи с этим выделяется несколько социальных статусов детей.

Социальные статусы детей

Предпочитаемые – те дети, которые находятся в группе в атмосфере любви и поклонения. Их ценят за внешние данные, обаяние, быстрое реагирование в разных ситуациях и лояльность, за уверенность, способность без колебаний брать на себя ответственность, не бояться риска.
Принятые – особенно не выделяются, простые и открытые для общения, им доверяют, с ними советуются, хотят играть, хотя никакими сверхспособностями они не обладают.
Пренебрегаемые – непринятые в игру, они часто чувствуют равнодушие или неприязнь одногруппников. Чаще всего это драчуны, задиры, с ними не хотят играть именно из-за этого.
Изолированные – это тихони, которых не видно и не слышно, они не участвуют в общих играх, отказываются от всего, что им предлагают, если такой ребенок не пришел в детский сад, его отсутствия могут не заметить.

В процессе общения детей разных статусов возникают конфликтные ситуации, в ходе которых тот или иной ребенок выбирает близкий по духу тип поведения:

Обидчивые детиЭто проблемные дети, они обижаются с поводом и без повода, отравляя жизнь себе и другим. Ведь непрощенные обиды разрушают дружбу. Обида начинает проявляться в пятилетнем возрасте, так как в этом возрасте возникает потребность в признании и уважении сверстника. Феномен обиды – способ самоутвердиться.
Застенчивые детиОтличаются повышенной чувствительностью к оценке окружающих и обостренным ожиданием этой оценки. Удача на короткое время успокаивает их, но в случае неудачи обостряется всплеск робости и смущения. Ребенок неуверен в своих действиях и в их оценке. С одной стороны он хочет привлечь к себе внимание, с другой стороны, боится выделиться из толпы.
Демонстративные детиТаких детей выделяет стремление привлечь к себе внимание любым возможным способом. Они активны в общении, отношения с другими детьми являются для них средством самоутверждения, как правило, они стремятся любыми способами получить положительную оценку себя и своим поступкам. Противопоставляя себя сверстнику, они, таким образом, выделяют свое «Я».
Агрессивные детиДля таких детей другой ребенок выступает как противник, конкурент, как препятствие, которое надо устранить. Агрессивные дети практически не отличаются от сверстников, они используют вполне адекватные способы общения, но при этом проявляют незаурядную изобретательность, придумывая формы нанесения ущерба. Такое отношение отражает особый склад личности и ее направленности, которая предполагает специфическое восприятие другого как врага. У одних детей агрессия мимолетна, импульсивна, не отличается особой жестокостью и используется для привлечения внимания сверстников. У других – агрессия используются для достижения конкретной цели (получить желанную игрушку) и имеет устойчивые формы. У третьих – мотивацией агрессии является намеренное причинение вреда сверстникам (агрессия как самоцель) и проявляется в наиболее жестоких формах насилия. Часто происходит нарастание частоты и жестокости агрессии от первой группы к третьей. Однако, несмотря на различия, всех агрессивных детей объединяет одно общее свойство – невнимание к другим детям, неспособность видеть и понимать другого.

По сути, всех проблемых детей объединяет одна общая цель – фиксация на оценке самого себя, сосредоточенность на собственной ценности, «что Я значу для других». Распределение ролей зависит от личностных качеств и внутреннего благополучия ребенка.

Если маленький человек чувствует недостаток или избыток внимания, давление со стороны взрослого, он попытается самоутвердиться в кругу сверстников тем способом, который ему наиболее доступен.

Избежать иерархии почти невозможно, в группе всегда есть ведущие и ведомые, по этому принципу устроено общество в целом. Взрослый человек, воспитатель, учитель, организатор может лишь способствовать сплочению группы.

Участие в публичных общественных мероприятиях, в совместных ролевых играх без соревновательного начала, безусловно, создает атмосферу принятия и примирения между конфликтующими детьми.

Каких детей предпочитают в группе, а каких нет

По оценкам исследователей, наиболее предпочитаемые дети в группе – это те, которые готовы помочь, где нужно, уступить, выслушать, поддержать общее дело. Даже находясь в позиции обиженного, они предпочитают решать вопросы мирным путем, не наказывая и не обвиняя других.

Чуткость, внимание, отзывчивость, щедрость, бескорыстность, умение сопереживать – вот те нравственные качества, за которые ценят, если их нет, ребенок рискует стать изгоем в обществе.

Популярных детей отличает не интеллект, не творческие и не организаторские способности, а, прежде всего доброжелательность.

После индивидуальных нравственных качеств ребенка следующим по популярности стоит критерий – общность интересов, и здесь чаще всего разделение на подгруппы происходит по половому признаку. Взаимные симпатии возникают, исходя из схожих внешних жизненных обстоятельств, эмоционального благополучия, речевой культуры и способности ребенка к общения вообще.

Что значит быть общительным

Общительность – это отчасти наследственная черта характера, но многие психологи склонны считать, что наличие или отсутствие оной определяется ранним жизненным опытом малыша.

Если в первые месяцы жизни он получил достаточно тепла, заботы, ласки, любви, то обрел чувство доверия к миру, которое и делает его активным, смелым, общительным. В отличие от сверстника, выросшего в режиме кормления и ласки по часам.

Еще одной из важных причин отсутствия общительности является демографический кризис. Многие дети растут без братьев и сестер, что обедняет социальный опыт ребенка, его мышление и предпочтения.

Коллективные игры заменяет игра в одиночку, иногда даже не с игрушками, а с компьютером. В результате чего прослеживается рост агрессивности и эмоциональная глухота к нуждам другого ребенка.

Острые проблемы демографического развития России

Предпочтение ребенка в группе предполагает знание общих правил игры и умение играть по этим правилам. А также способность исполнять разные роли в игре: роль слушателя, исполнителя, ответственного и роль принимающего главные решения. Последнюю играет, как правило, лидер группы.

Какие качества определяют лидера?

Энергичность, красноречие и напористость еще не гарантируют того, что за тобой потянутся окружающие. Встречаются дети, которые умеют говорить, общительны, обаятельны, компетентны в том или ином вопросе, доброжелательны, уверены в себе, но они – не лидеры в группе.

В дошкольном возрасте лидера в группе выделяет лишь одна черта – способность увлечь за собой сотоварищей. Он умеет ставить собственные цели, не боится незнакомых ситуаций, смел, азартен, первым начинает какое-то дело, а остальные следуют его примеру.

Именно такой наш Данил, абсолютно бесстрашный (хотя сам он, наверно, еще и не подозревает об этом) и инициативный.

Почему некоторые дети становятся отверженными в коллективе?

Дезориентация ребенка в социальных отношениях окружающих, незнание правил игры и нежелание следовать им является основной причиной отверженности в группе. Когда малыш не понимает соотношение ролей в коллективе, почему не всегда можно высказывать свое мнение и почему надо подчиняться лидеру группы, на него обрушиваются насмешки и агрессия.

Если ребенок не улавливает связи между своими действиями и реакцией окружающих детей, значит, у него нет необходимого опыта общения, он не умеет договариваться. Наличие или отсутствие этого качества определяет степень включенности в игру. Поэтому одни дети легко и непринужденно входят в любую компанию, а другие – вечно в стороне.

Приобретение опыта социального общения происходит постепенно и не без участия взрослого.

Ребенок может быть отвергнут сверстниками и по той простой причине, что он неприятен внешне.

Например, полный, неповоротливый, некрасивый, неопрятный, плохо одет, шмыгает носом, имеет какие-либо дефекты – бородавки, болячки, косоглазие, хромоту, непропорциональное телосложение, изуродованные части тела или инвалидность.

Какими бы гуманными ни были на этот счет взгляды взрослого, у ребенка свое видение. «Особенных» детей другие дети не принимают не только в игру, но и в свое общество. Поэтому без чуткого руководства взрослого, без специальной организованной работы здесь не обойтись.

Коллектив оказывает положительное влияние на индивидуальное развитие личности только в том случае, когда положение малыша в системе межличностных отношений благополучно. О том, как добиться такого положения при участии взрослых, – в следующей статье.

Автор Юлия Савельева

Источник: http://www.sibmedport.ru/article/8762-otnoshenija-mezhdu-detmi-v-detskom-sadu-pervie-roli-i-ierarhija/

Социальный статус ребенка. Место подростка в школе

Школьник – первый социальный статус ребенка

Каким вы были в школе? Заядлым барабанщиком с дредами, романтичным гитаристом, поправляющим постоянно свои волосы, первой красавицей школы, скромной девочкой с последней парты, а может быть вы были капитаном спортивной команды, гордостью школы и учителей, своим в доску. Поностальгируйте… помните эти счастливые и не очень моменты? Социальный статус у ребенка очень важен для него самого.  Теперь посмотрите на своего чадо. Как вы думаете, какой «статус КВО» налепили на них.

Откуда ветер дует. Что является причиной наклеенных статусов?

У многих режиссеров — тема, где социальный статус у ребенка в школе важен, является любимой. Сколько фильмов об этом снято, сколько рассказано историй. И в центре событий чаще всего оказывается самая неприметная личность. Но, что если главным героем «этой» истории станет ваш ребенок, не взирая на то, кем он является в группе.

А так по сути и есть, ведь жизнь каждого, даже самого маленького человека словно недописанная книга, недоснятое кино. И вы, ваш ребенок, дети соседей и друзей, в своей истории играют главные роли. Но как и в любом рассказе, все может быть далеко негладко. А тема различий социального статуса очень сильно сказывается на отношениях среди сверстников.

Отсюда рождаются комплексы, подростковые переживания и негатив, который встречается повсеместно.

Все можно списать на процесс взросления, гормоны. Это очень влияет на поведение детей. Ведь в начальных классах все были равны, а как только у детей стали замечать гормональный взрыв, все изменилось. И вот, ваш ребенок «зубрила», «невидимка», «белая ворона». А за этим следует «я слишком толстая», «у меня слишком много прыщей», «я ношу поношенные вещи»… и так далее, и тому подобное.

Из нежеланного статуса рождаются комплексы, появляется качество самокритичности, усугубляется это — сравнением себя с другими, завистью, обидами. Если ребенка гнобят, то это вообще может привести к катастрофическим последствиям.

И как на это реагировать родителям? Пытаться ли справиться с данной проблемой? Или же «сидеть на попе ровно» и ждать, когда пройдет период жестоких различий и рамок поведения? Что делать с социальным статусом у ребенка в школе?

Вмешаться или отсидеться в стороне?

Первым делом стоит поговорить с ребенком. Если его статус в школе унижающий, то пора вмешаться. Но только вот, это не означает, что надо идти в школу и «позорить» свое чадо еще больше.

Никто из сверстников вашего дитя не успокоится после подобного.

Скорее наоборот, это только усугубит ситуацию и из «ботаника» ваш ребенок превратиться в «сосунка», который не в силах решить, что-либо без родителей.

Вмешательство должно быть аккуратным. И только между вами с сыном/дочерью. Подростки на фоне гормонального всплеска становятся очень агрессивными, и именно поэтому неправильные действия с вашей стороны могут привести к еще большим «затравкам», а также ваше чадо может отдалиться от вас сильнее.

  • Прежде всего поговорите с ребенком. Никакого поучительного тона. Вы должны понимать, что это беспокоит его не меньше вашего, но подросткам свойственно закрываться от внешнего мира, когда все идет далеко не гладко.
  • Не пытайтесь ребенка изменить, не учите как надо себя вести, чтобы стать популярным, это в основном касается тех родителей, у которых успешного внимания было предостаточно. Дети не смогут вести себя как вы, ваш ребенок — это прежде всего личность, уникальная. И подстраиваться под всех, особенно в возрасте, когда «кровь бурлит» и изнутри выпрыгивает бунтарь, точно не для подростка. Хотя, конечно же, есть и такие случаи.

Есть три модели поведения под прессингом социальных ролей в школе:

«Невидимка» — когда ребенок пытается спрятаться и «не высовываться» из-за задней парты класса. Его позы всегда закрыты, он сидит сжавшись и у него всего 1-2 друга, а то и вовсе нет. Такой человек очень скромный, мало общительный, замкнутый.

Наверняка, родители уже знают, что у ребенка есть проблема общения со сверстниками. В этом случае, отлично помогают раскрепостить увлечения подростка, секции, но только, если ему это нравится. Хорошим примером послужит фильм «Бунтарка» 2012 года.

Любимое увлечение помогло главной героини справиться со своими страхами и перешагнуть через застенчивость.

«Лузер» — когда над ребенком заметно издеваются, доводят до истерик и страха перед сверстниками. Его не любят, не уважают, считают слабаком. И вот тут могут быть 2 варианта развития событий. Он все же проявит силу и мнение о нем у всех поменяется, но также в итоге он может зазнаться, так как победа для таких детей — редкость. И справиться с потоком славы им сложнее.

Хорошо эту проблему раскрывает фильм «Прекрасный принц», в котором показаны две стороны монеты. И как легко потерять уважение и любовь других, и как просто ее обрести, даже будучи в самых «низах». «Особа опасна» — фильм показывает, как влияние одного человека, который нравится, может привести к не самым лучшим последствиям, но благо наши героиня смогла найти выходит и всех спасти вдобавок.

«Простушка/простачок» — собственно говоря, не всегда этот тип подразумевает точное определение своего названия.

Это может быть и ребенок, имеющий много друзей, он будет занимать свою нишу, но либо презирать популярность, либо тайно мечтать попасть в этот круг «селебрити». Данный статус может быть и вполне себе осознанным выбором.

И чаще всего дети, относящиеся к нему, просто спокойно ведут свою школьную жизнь, общаясь со всеми наравне. Фильм «Читай и рыдай», «Простушка» и другие помогут с юмором посмотреть на эту ситуацию.

  • Посмотрите с ребенком фильмы о подобных ситуациях, но не пытайтесь навязать свою волю увидеть кино вместе. Иногда лучше заинтересовать ребенка и оставить его наедине с решением смотреть или нет. Пусть он посмотрит сам, но главное это эффект — поверить в свои силы и себя самого.
  • Покажите подростку жизненные победы над «школьными издевательствами» звезд. Пример кумиров — это настоящая мотивация. Возможно, это вдохновит ваше чадо. И он еще успеет покорить всех своими талантами.
  • Отправьте «свет своих очей» на какие-либо занятия. Часто любимое дело помогает раскрыть в человеке то, что он и сам в себе не предполагал найти. Плюс он может там найти себе отличную компанию.
  • Чаще интересуйтесь именно делами в жизни ребенка, а не его оценками. Кто, как не родители могут поддержать в трудную минуту.
  • Не делайте акцент на его проблемах, особенно, если они и являются причиной «травли», лучше хвалите ребенка за его умения и подчеркивайте его достоинства. Главное не переборщить.

Если ваше любимое и дорогое чадо стало жертвой «низкого» социального статуса среди сверстников, то не впадайте в панику… это происходит достаточно часто, чуть ли не в каждой школе, в каждом классе.

Помочь своему ребенку справиться со «школьными ярлыками» вы можете и без похода к психологу, стоит лишь проявить терпимость и чуткость к его проблеме.

Возможно ему нужна от вас только поддержка и неподдельный интерес.

Источник: https://imom.me/vash-rebenok-luzer-pochemu-i-kak-emu-pomoch/

Как социальное положение семьи программирует образование ребенка

Школьник – первый социальный статус ребенка

В семьях с высоким профессиональным и образовательным статусом шансы детей поступить престижный вуз вдвое выше, чем для их сверстников из малоресурсных семей, подсчитали исследователи ВШЭ.

«Привилегированные» подростки выигрывают за счет сильных семейных установок на хорошее образование, родительских вложений в их учебу и связанной с этим высокой успеваемости.

А учащиеся из малообразованных семей даже при неплохих оценках не рискуют поступать в престижный вуз.

Семейное проклятие

Социально-экономическое положение (СЭП) родителей – уровень их образования, доходов и культурных запросов – остается главным предиктором образовательной траектории ребенка. Семья во многом предопределяет школьные достижения и стремление (или нежелание) подростка продолжать обучение в старших классах, а затем в вузе.

Причем семейный бэкграунд часто действует как ограничитель. Дети вынужденно повторяют путь родителей, что сокращает для них шансы повысить свой социальный статус.

Как показали в исследовании с участием около 2000 респондентов сотрудники Института образования ВШЭ Татьяна Хавенсон и Татьяна Чиркина, дети малообразованных и небогатых родителей часто следуют семейной колее и не идут учиться в хороший вуз, даже если неплохо закончили школу.

И наоборот, выходцы из «ресурсных» семей нацелены на поступление в селективные (престижные и качественные) университеты, даже невзирая на проблемы с успеваемостью.

По подсчетам Хавенсон и Чиркиной, у подростков из семей с высоким СЭП – двойное преимущество перед ровесниками из простых семей. Они в полтора-два раза чаще переходят в старшие классы школы и продолжают образование в селективном вузе, выяснили исследователи в лонгитюде «Траектории в образовании и профессии».

Два витка семейного влияния

Социально-экономическое положение семьи связано с образовательной траекторией учащегося дважды, в том числе через семейные ориентиры и установки.

Первичный эффект состоит в том, что ученики из ресурсных семей за счет родительских установок и инвестиций (денег, времени, сил) в их образование учатся лучше и имеют больше шансов продолжить обучение в вузе.

Вторичные эффекты – это прямое влияние СЭП на образовательный выбор учащегося: в пользу вуза или среднего профессионального образования – колледжа/техникума. Так, исследования в разных странах (например, в США, Австралии и Великобритании) показали, что образованные и состоятельные семьи мотивируют детей к продолжению учебы в хорошем вузе.

Такая же ситуация и в России. И если у таких учеников есть проблемы с успеваемостью, они решаются с помощью репетиторов.

«Первичные и вторичные эффекты предотвращают переход учащихся из более обеспеченных семей в профессиональное образование», – поясняют исследователи.

А для подростков с низким СЭП эти эффекты суживают образовательный выбор и, по сути, блокируют социальный лифт. И даже если учащиеся из малообеспеченных семей учатся хорошо, многие из них не продолжают образование в вузе, а уходят в систему среднего профессионального образования. Либо же идут во второразрядные университеты.

Остановленный лифт

На деле доступ к хорошему образованию для разных социальных групп в последние десятилетия расширился. Когорта нынешних старшеклассников довольно малочисленна (это эхо демографического провала начала 2000-х), а мест в старшей школе и университетах достаточно.

«При таком соотношении спроса и предложения можно ожидать, что более открытый доступ к образовательным ступеням создаст возможности для меритократичной системы, когда выбор той или иной траектории обусловлен достижениями, а не социальным положением», – отмечают исследователи. Но нет. Семейный бэкграунд все еще фатален и нередко даже перекрывает фактор успеваемости.

Исследователи выяснили, на каких этапах образования и как работают первичные и вторичные эффекты семейного бэкграунда. Референтной группой стали учащиеся из семей с низким СЭП.

Социально-экономическое положение семьи (низкое, среднее и высокое) определялось комбинацией трех переменных: числа книг дома (до 25, от 26 до 100, свыше 100; это индикатор культурных запросов), уровня образования матери (полное среднее, среднее профессиональное, высшее) и профессионального статуса родителей (с учетом индекса престижности профессии).

Двойное преимущество

При переходе учащихся в 10-й класс ощутимо проявляются первичные эффекты. Дети из более благополучных семей чаще идут в старшую школу благодаря высокой успеваемости. Это действует при сравнении как выходцев из семей с высоким и низким СЭП, так и из семей со средним и низким социально-экономическим положением.

Вторичные эффекты работают, когда в качестве главных индикаторов СЭП рассматривается профессиональный статус родителей и число книг.

Среднее социально-экономическое положение семьи почти в полтора раза увеличивает вероятность перехода ученика в старшую школу, а не в колледж, по сравнению с референтной группой.

А учащиеся с высоким СЭП имеют вдвое больше шансов перейти в старшие классы (относительно сверстников из бедных семей).

На следующем этапе, при выборе между средним профессиональным и высшим образованием, различия в первичных эффектах сказываются прежде всего для «полярных» групп – с низким и высоким СЭП. У привилегированных групп шансы продолжить образование в вузе в полтора раза выше.

Вторичный эффект семейного бэкграунда тоже значим для разных социальных групп. «При одинаковой успеваемости культурные, образовательные и социально-экономические ресурсы семьи играют значимую роль, повышая шансы учащихся из семей, где таких ресурсов много, поступить в университет», – подчеркивают исследователи.

В ситуации с выбором вуза ярче проявляются вторичные эффекты.

Группа со средним социально-экономическим положением имеет в полтора раза больше шансов поступить в престижный вуз. А высокоресурсная группа и вовсе имеет двойное преимущество перед ровесниками с низким положением.

Неиспользованные шансы и воспроизводство неравенства

Учащиеся из простых семей, по сути, не имеют преимуществ, кроме успеваемости, однако и ею часто не пользуются. Ее, по-видимому, перекрывает семейный бэкграунд и установки – например, пойти в техникум или колледж, чтобы скорее получить профессию и работать.

В итоге подростки из семей со средним СЭП чаще переходят в старшие классы по сравнению с малообеспеченными ровесниками.

Для детей богатых родителей даже выбора, идти ли в старшую школу, по сути, нет. Почти все они переходят в 10-й класс. По мнению исследователей, здесь действуют разные механизмы: атмосфера в семье, мотивирующая к учебе, ценности и установки.

Напротив, для выходцев из семей с низким социальным положением 9-й класс оказывается рубежом. Представители этой группы чаще других завершают школьное образование на этом этапе и переходят в техникумы. По-видимому, они часто не верят в свои возможности или просто мало знают о них, а в результате не продолжают образование.

«Несмотря на достаточное количество мест в 10-х классах и отсутствие вступительных испытаний, даже хорошо успевающие школьники с низким уровнем образовательного, культурного и экономического капитала в семье выбирают менее престижную траекторию профессионального образования», – пишут исследователи.

По сути, дети повторяют путь родителей, и социальное расслоение дублируется и в образовании.

При этом вторичные эффекты – прямое влияние положения семьи на образовательный выбор – резонируют с первичными и усиливают то неравенство, которое накопилось за счет различий в успеваемости.

Истоки преимуществ и ошибок

После 11-го класса действие первичных и вторичных эффектов различается. Ученики со средним СЭП не получают преимуществ при поступлении в вуз за счет действия эффектов семьи и учета успеваемости. Отчасти это объясняется тем, что есть невзыскательные университеты, которые принимают абитуриентов с невысокими результатами ЕГЭ.

Кроме того, группы со средним и низким положением находятся примерно на одном уровне успеваемости, что также уравнивает их шансы при выборе вуза.

А вот для детей ресурсных родителей первичные эффекты по-прежнему актуальны. Их семьи готовы вкладываться в повышение успеваемости. То есть задействовать социальные, культурные и экономические ресурсы, нанимая репетиторов и стараясь вовлечь школьников в учебу. Не удивительно, что выходцы из таких семей после школы чаще поступают в селективные университеты.

Вторичные эффекты дают преимущества группам со средним и высоким СЭП. Два главных механизма, помогающих им использовать свои бонусы при поступлении в вуз, – это:

  • готовность их семей нести повышенные расходы, которых требует учеба в вузе;
  • родительский опыт обучения в университете, понимание ценности высшего образования, особенно полученного в хороших вузах.

И наоборот, родители учащихся с низким СЭП часто не имеют опыта учебы в вузе и придают ему меньше значения.

По сути, сами семьи нередко останавливают для детей социальный лифт, занижают их возможности. Подростки не получают моральной поддержки в своем выборе продолжения образования, недооценивают собственные возможности – и даже не пытаются поступить в селективный университет.

Зачастую это связано с банальной нехваткой информации – о разнице между вузами и о перспективах на рынке труда после окончания разных университетов. Есть и другой мотив: избегать рисков и выбирать университет, в который гарантированно поступишь. Альтернативный путь – обходной: поступление сначала в колледж, затем в вуз, минуя ЕГЭ.

В поисках меритократии

Таким образом, успеваемость лишь частично предопределяет образовательный выбор. Весомее оказываются ресурсы и установки семьи. Для учащихся со средним и высоким СЭП низкая или средняя успеваемость – сигнал обратиться к репетиторам, а не уходить из школы после 9-го класса.

Напротив, для подростков из малообеспеченных семей низкие оценки – стимул к переходу в колледж. Но и высокая успеваемость не гарантирует выбора в пользу университета. Слишком сильны «ценности семей, настроенных на повторение родительской образовательной траектории», заключают исследователи.

Поэтому, чтобы запустить социальный лифт для детей малоресурсных родителей, одних только мер для повышения качества образования и успеваемости недостаточно, подчеркивает Татьяна Хавенсон.

«Надо еще работать с субъективными причинами в семьях с низким СЭП: нехваткой информации, личными установками на избегание учебы в вузах, особенно селективных, то есть со всем потенциальным пулом причин, заключенных во вторичных эффектах», – поясняет исследователь.

Нужно устранять «необразовательные причины, препятствующие выбору академических (школа – вуз) траекторий».

Например, рассказывать учащимся об особенностях получения того или иного уровня образования и о возможностях продолжения учебы после окончания школы. Стоит помогать подросткам в определении мотивации и склонностей.

«Результатом таких мер может быть более эффективная реализация человеческого капитала у учащихся с бóльшим академическим потенциалом», – пишут исследователи.

Есть и резильентные школы, которые работают со сложным контингентом, но помогают самым разным учащимся добиваться высоких результатов – за счет дополнительных занятий, повышения мотивации и пр.

Стоит работать и со школами, которые зачастую предвзято относятся к детям из семей с низким СЭП.

«В другом исследовании мы показали, что учителя и руководство школ воспринимают низкий уровень образования родителей, низкий культурный уровень, а также занятость в низкоквалифицированном секторе как сигнал о низких образовательных возможностях и притязаниях, – комментирует Татьяна Хавенсон.

– Они более пессимистично настроены по отношению к детям из семей с низким уровнем образования и занятых в рабочих профессиях и не ориентируют их на получение высшего образования. Во многом считая, что таким детям оно и не надо, они его и не хотят, и не могут получить».

По сути, школы, работающие с такими подростками, нацеливают их на завершение образования после 9-го класса.

«Это может быть не оправдано, но у семей без опыта обучения в вузе нет понимания необходимости решать самостоятельно, они плывут по течению», – говорит исследователь.

Тем не менее, опыт тех же резильентных школ и других школ с установками «высшее образование никогда не будет лишним» показывает, что «эффективная работа по продвижению учеников к получению высшего образования может вестись независимо от контингента школы».

Есть и третья группа факторов – условно объективных: это территориальное неравенство. Ученики из семей с низким социальным статусом чаще проживают в селах и небольших населенных пунктах.

Это делает высокоселективные вузы труднодоступными для этой категории абитуриентов.

«Тут нужны серьезные меры государственной поддержки и таких подростков, и инфраструктуры вузов», – заключают авторы статьи.

Источник: https://vogazeta.ru/articles/2020/1/21/parents/11205-kak_sotsialnoe_polozhenie_semi_programmiruet_obrazovanie_rebenka

Школьник – первый социальный статус ребенка

Школьник – первый социальный статус ребенка

Стадия отрочества совпадает с периодом обучения ребенка в начальных классах школы. Поэтому при описании особенностей и закономерностей развития ребенка на данном отрезке жизни мы будем называть его «отрок» или «младший школьник».

Поступление ребенка в школу знаменует собой начало нового периода его жизни. С полным правом можно сказать, что с приходом в школу начинается социальная жизнь человека. Это не значит, что до отрочества индивид не был социальным существом (им он является с момента рождения). Но в дошкольном детстве ребенок не осознает себя в своем социальном статусе.

Школьник – первый социальный статус ребенка; этот статус связан с новой системой требований, предъявляемых к нему, с совокупностью его социальных обязанностей и прав. По образному выражению Л. И.

Божович, поступившего в школу ребенка начинают рассматривать как человека, вступившего на первую ступень лестницы, ведущей к гражданской зрелости.

Школа – это особое общественное учреждение, где, по словам Г. Гегеля, начинается жизнь согласно общему порядку, по одинаковому для всех правилу, где субъективный дух должен быть приведен к отказу от своих причуд, к знанию и хотению общего.

Ребенок должен ходить в школу, заниматься учебными предметами, делать на уроке то, что требует учитель, следовать школьному режиму, подчиняться правилам поведения.Дети начинают новую, общественную по своему содержанию и по своей функции деятельность – деятельность учения.

Их взаимоотношения со взрослыми и сверстниками определяются теперь тем, как он выполняет свои новые, общественно значимые обязанности.

С приходом ребенка в школу игра постепенно теряет главную роль в его жизни, хотя и продолжает занимать в ней важное место. Ведущей деятельностью младшего школьника становится учение, существенно изменяющее характер его поведения, открывающее новые возможности развития его познания и сознания, его способностей, личности.

Новое положение в обществе (положение человека, который занят общественно значимой – учебной – деятельностью) связано с новыми критериями оценки себя: академические успехи, прилежание, следование школьному режиму; все это влечет за собой перемены в отношениях с другими детьми, со взрослыми, в том, как ребенок оценивает себя и других.

В школе возникает новая структура связей и отношений с действительностью, складывается новая форма со-бытийности. Центральное место в новой со-бытийности несомненно принадлежит учителю. В жизни ребенка впервые появляется Взрослый в своем новом образе – как Учитель. Многие дети до поступления в школу посещали детский сад.

В их жизни уже был опыт общения с Воспитателем. Но позиция Учителя принципиально отличается от позиции Воспитателя, которая во многом совпадала с позицией Родителя.

Для ребенка Воспитатель выступает заместителем Родителя, поэтому для него характерны взаимоотношения с воспитателями по типу родственных (физический контакт, ласки, эмоциональное сопереживание и т. п.).

Позиция Учителя принципиально отличается от позиции Воспитателя и Родителя. По выражению Д. Б.

Эльконина, в глазах ребенка учитель выступает как полномочный представитель общества, вооруженный всеми средствами контроля и оценки, действующий от имени и по поручению общества.

С приходом в школу отношения «ребенок – взрослый» разделяются на две системы отношений: «ребенок – учитель» и «ребенок – родители».

Ведущая роль принадлежит структуре «ребенок – учитель», которая определяет все остальные отношения ребенка со взрослыми и сверстниками, в семье и вне школы, отношение к самому себе. Система «ребенок – учитель» становится центром его жизни, от нее во многом зависят и благоприятные, и неблагоприятные условия жизни ребенка.

Впервые отношение «ребенок – учитель» становится отношением «ребенок – общество». В учителе воплощены объективные требования общества, в школе существует система одинаковых для всех эталонов и критериев для оценки.

Ребенок очень чуток к тому, как учитель к кому относится. Взаимоотношения учащихся в классе бывают нормальными тогда, когда учитель одинаково ровен и требователен ко всем детям.

Например, выделение учителем «любимчиков» вносит напряжение во взаимоотношения школьников, подрывает его авторитет в глазах детей.

Школа выполняет функцию обособления ребенка. Ребенок должен отделиться (но не отдалиться!) от взрослого. Это обособление происходит в контексте социального содержания, где ребенок обретает свою социальную определенность.

Иная функция и логика развития отношений в системе «ребенок – родитель». С поступлением ребенка в школу, с усложнением и обогащением его жизни семья начинает играть особую роль.

В психолого-педагогической литературе существует много свидетельств об умалении авторитета родителей перед авторитетом учителя. Это бесспорный факт, но верный лишь относительно учебного содержания.

Учитель как представитель общества, как носитель общего знания в глазах ребенка авторитетен абсолютно, он не может знать меньше родителей, тем более ошибаться в том, в чем он ошибаться не должен по определению.

Семья же должна делать усилия по отождествлению с ребенком в его заботах и делах.В новой жизни отец и мать, все близкие призваны помочь сыну или дочери успешно войти в школьную обстановку, освоить новые правила, овладеть новыми умениями и навыками.

Ребенок нуждается в любви и поддержке родителей. Он ждет уважения к его новым обязанностям.Он ожидает от близких интереса к его школьным делам – похвалы за достигнутые успехи, помощи при затруднениях.

Родители вместе с педагогом должны найти единую линию воспитания, учитывающую требования школы и индивидуальные особенности ребенка. Вместе с тем внимание к первокласснику в семье нужно сочетать с показом ему не менее важных интересов и забот других ее членов.

Ребенок должен считаться с ними и не ставить свои учебные дела в центр забот всех членов семьи.

Свою линию развития имеют взаимоотношения младших школьников между собой. Первоначально дружба среди детей основана на общности внешних жизненных обстоятельств и случайных интересов (дети сидят за одной партой, живут в одном доме, имеют общие увлечения и т. п.).

Мнения и оценки сверстников не выступают еще критерием оценки самого себя. Главным для них является оценка их дел и поступков учителем.

Учебная деятельность постепенно становится той формой совместности, на основе которой завязываются детские взаимоотношения: среди школьников возникают интересы, связанные с делами класса, с внеклассной работой, с общественной жизнью школы. В младшем школьном возрасте впервые возникает подражание сверстникам.

Подражательность проявляется первоначально в стремлении действовать так же, как и сверстник, не отстать от него на уроке (стоит одному поднять руку, как за ним тянутся другие, если один придумал какой-нибудь пример, то все стремятся придумать такой же и т. п.).

Предыдущая68697071727374757677787980818283Следующая

Дата добавления: 2015-12-22; просмотров: 2800; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

ПОСМОТРЕТЬ ЁЩЕ:

Источник: https://helpiks.org/6-28138.html

Books-med
Добавить комментарий