Сергей Брюхоненко: искусственное кровообращение

Живая голова: как в СССР оживляли мертвецов

Сергей Брюхоненко: искусственное кровообращение

Вдохновленный научными открытиями конца XIX — начала XX века человек принялся активно совершенствовать окружающий мир.

В СССР это еще совпало с желанием продемонстрировать всему свету величие социалистической системы и торжество науки над религиозными предрассудками.

Хотелось не только повернуть вспять реки, но и создать сверхчеловека, победить старение и смерть. Хорошо, что тренироваться начали на животных.

Живая голова мертвой собаки

Гениальный физиолог Сергей Сергеевич Брюхоненко родился в семье инженеров. Он с детства занимался изобретательством. Однако жизнь свою связал с медициной. Сразу после окончания МГУ Брюхоненко был призван в армию. Шла Первая мировая война, поэтому молодой доктор сразу же получил солидный опыт в практической хирургии.

Должно быть, невозможность спасти чью-то жизнь подтолкнула его к исследованиям по поддержанию функций всего организма или отдельных его частей при помощи искусственного кровообращения.

Уже в 1925 году Брюхоненко запатентовал автожектор — прибор, который насыщал кровь кислородом и по системе трубок закачивал ее в тело пациента.

Он был примитивен и выглядел устрашающе, но со своей функцией справлялся. Один насос откачивал кровь из полой вены и нагнетал ее в изолированные легкие, где происходило насыщение кислородом. Несколько позже Брюхоненко придумает и оксигенатор, выполняющий эту задачу, но первый автожектор использовал то, что создала природа.

Обогащенная кислородом кровь попадала в резервуар, откуда другим насосом закачивалась в артерии. Контактный манометр автоматически поддерживал нужное давление, а система обогрева — температуру.

Эффективность работы прибора была подтверждена опытом 1 ноября 1926 года, когда автожектор два часа поддерживал жизнь собаки с остановленным сердцем. 1 июня 1928 года Брюхоненко показал прибор на Третьем конгрессе физиологов СССР.

Тогда к системе искусственного кровообращения подключили отрезанную голову собаки. При этом удалось сохранить основные физиологические функции. Зрачки реагировали на свет, глаза моргали, при ударе по столу голова вздрагивала.

Она даже съела кусочек сыра, правда, он тут же вышел из пищевода.

Разумеется, этот опыт проводился не для того, чтобы кого-то удивить или привлечь внимание к достижениям советской науки, хотя и это удалось. Уже с 1929-го по 1937-й автожектор успешно использовался при операциях на открытом сердце у собак, проведенных хирургом Николаем Теребинским.

Вместе с пузырьковым оксигенатором, изобретенным Брюхоненко в 1936 году, этот прибор стал прообразом современных аппаратов искусственного кровообращения («искусственное сердце — легкие»), которые теперь успешно используются при операциях на сердце у людей.

Правда, сам автожектор никогда не применялся для этих целей.

Сергей Сергеевич не остановился на достигнутом и активно продолжал свои эксперименты. Он поддерживал работу извлеченных из тела органов с целью изучения возможностей искусственного кровообращения.

Был проведен опыт по оживлению собаки: из нее выкачали всю кровь, после чего она около 10 минут была мертва.

Потом ее подключили к аппарату, вернули кровь обратно, и сердце животного снова забилось, восстановились физиологические реакции.

В 1940 году был снят документальный фильм «Эксперименты по оживлению организма», в котором демонстрировалась работа автожектора, живая голова и воскрешение собаки.

В нем утверждалось, что после возвращения с того света животные живут годами, растут, набирают вес и обзаводятся потомством.

Конечно, не опыты с собачьей головой легли в основу знаменитого романа Александра Беляева, ведь его первый вариант был опубликован еще в 1925 году, но аналогия налицо.

Воскресшие кошки

Советский патофизиолог Иоаким Романович Петров изучал возможность оживления с другой точки зрения. Его интересовала способность организма вернуться к полноценной жизни. И он в течении нескольких лет ставил опыты в Военно-медицинской академии им. С. М. Кирова и Ленинградском институте переливания крови.

Оживляли животных после разных видов смерти: от удушения, электричества, отравления хлороформом, значительных кровопотерь и кислородного голодания. Использовали разные способы реанимации: массаж сердца, введение адреналина в его полость, электростимуляцию, искусственное дыхание и переливание крови.

В результате опытов выяснилось, что восстановить дыхание и сердцебиение получается даже через час после смерти, но такие животные оказываются совершенно нежизнеспособными, потому что нервные функции утрачиваются, остаются только автоматические.

Петрову удалось выяснить, при каких видах смерти оказываются более эффективными те или иные реанимационные мероприятия.

Стало ясно, что если сердечная и дыхательная функции восстанавливаются в течении трех минут после их утраты, животное имеет отличные шансы на полноценную жизнь.

Для опытов использовались кошки. Защитники прав животных, конечно, этого бы не одобрили, но благодаря этим экспериментам развивалась реаниматология.

дня. Стажер НАСА нашел планету, которую скоро разорвет

Источник: https://weekend.rambler.ru/read/39990992-zhivaya-golova-kak-v-sssr-ozhivlyali-mertvetsov/

С.С.Брюхоненко

Сергей Брюхоненко: искусственное кровообращение

Он родился 30 апреля 1890 года в маленьком российском городе Козлове в семье инженеров. Будучи подростком, Брюхоненко сделал свое первое изобретение: он придумал и сконструировал себе велосипед. Получив среднее образование в Саратове, он переехал в Москву учиться медицине. По окончании медицинского факультета Московского университета в 1914 году Брюхоненко был призван в армию.

Во время Первой мировой войны, будучи свидетелем многочисленных случаев травматического шока и боевых ранений лёгких, сердца и крупных сосудов, Брюхоненко стал размышлять о возможности временного экстракорпорального (искусственного) кровообращения для поддержания жизни, пока выполняется операция на поврежденном органе. Осенью 1917 года Брюхоненко вернулся работать в Москву.

С 1919 по 1926 год Брюхоненко работал ассистентом профессора отделения клинической патологии и терапии военного госпиталя в Лефортово на окраине Москвы.

Впервые с проблемой искусственного кровообращения Брюхоненко соприкоснулся в 1923 году, когда изучал препарат сурамин в Государственном институте химии и фармакологии в Москве.

Обнаружив способность этого лекарства вызывать «искусственную гемофилию», т. е. значительное снижение свёртываемости крови, он начал использовать его как антикоагулянт при переливании крови.

В своих работах по гемотрансфузии Брюхоненко использовал механический насос.

В 1926 году Сергей Сергеевич в сотрудничестве с доктором Чечулиным разработал аппарат для искусственного кровообращения. Этот аппарат назывался «аутожектор» и состоял из двух механически управляемых насосов с системой клапанов.

Удалённые лёгкие донорского животного служили оксигенатором — источником кислорода. Один насос доставлял венозную кровь в оксигенатор, другой перекачивал насыщенную кислородом кровь из донорских лёгких в системную циркуляцию животного, которому осуществляли вливание.

В кровь донора и экспериментального животного добавляли сурамин.

Эксперимент провели 1 ноября 1926 года. Собака с остановленным сердцем оставалась живой в течение двух часов только благодаря искусственному кровообращению. Эксперимент был прерван только внезапным массивным кровотечением.

Это был первый в мире опыт подобного рода. После проведения восьми подобных вмешательств Брюхоненко писал: «Выполняя эти эксперименты, мы хотели прояснить принципиальную возможность операций на временно остановленном сердце».

В результате ученый пришёл к выводу, что «в принципе, искусственное кровообращение может быть использовано для определённых операций на остановленном сердце, однако необходимо дальнейшее усовершенствование этой техники для её практического внедрения».

В последующие годы Брюхоненко провел серию исследований как с изолированными органами, так и со всем организмом. 1 июня 1928 года он продемонстрировал некоторые эксперименты международной публике на Третьем конгрессе физиологов в СССР.

В следующем году со специальным визитом в Москву приехал корреспондент La Presse Medicale, который описал опыты Брюхоненко и опубликовал фотографии аппарата в действии. Изолированная голова живо реагировала на окружающую обстановку, открывала рот и даже проглотила помещённый туда кусочек сыра.

Эксперимент был продемонстрирован международным учёным и Луначарскому, министру образования СССР. Новость о голове, которая осталась живой после отделения её от тела, вызвала волну беспокойства среди обычного населения Европы.

Бернард Шоу в одном из своих писем 12 марта 1929 года размышлял о возможности использования «наиболее интересных экспериментов Брюхоненко» в сохранении знаний человека.

Было ещё одно более практическое применение устройству Брюхоненко.

В своей статье от 11 октября 1928 года во французском медицинском журнале Брюхоненко писал об искусственном кровообращении: «Может ли этот метод, доведённый до совершенства, быть полезным в клинической медицине: в частности в тех случаях, когда будет необходимо на время взять на себя работу больного человеческого сердца? Если не вдаваться в подробности этого вопроса, мы можем по результатам нашей работы утверждать, что, в принципе, ИК применимо к человеку не только клинически, но также и для определённых операций на временно остановленном сердце. Однако для достижения этого необходимо разработать подходящую методику».

В 1931 году Брюхоненко провел эксперименты с глубокой гипотермией (понижением температуры тела). Используя свой аутожектор, хирург охладил собак до 3°С гипотермической остановкой сердца.

После согревания было достигнуто восстановление нормальной функции сердца и жизнеспособности собак. Брюхоненко подал своё «устройство для ИК» на патентентовку в СССР 29 ноября 1928 года. 15 декабря 1934 патент был выдан.

В 1929 году устройство запатентовано в Германии и Англии; в 1930 — во Франции.

С 1929 по 1937 год аутожектор был успешно использован при операциях на открытом сердце у собак, которые выполнил Николай Теребинский.

В 1940 году Теребинский опубликовал монографию, в которой сообщил о превосходных результатах более чем 260 операций на открытом сердце у собак. Хотя устройство подходило для операций на открытом сердце в эксперименте, оно требовало донорских лёгких для оксигенации крови, а такое не могло быть использовано в практической медицине.

В 1936 году Брюхоненко разработал пузырьковый оксигенатор и назвал его «искусственные лёгкие», таким образом, завершив свой АИК — аппарат искусственного кровообращения и получив на него патент. Устройство состояло из двухстенного стеклянного сосуда.

Внутренний сосуд использовался для оксигенации крови, внешний сосуд был наполнен кислотой и использовался как электрический теплообменник. Сосуд был снабжён системой, закрывающей выход крови, когда уровень крови в нём был слишком низкий.

Кислород пузырьками проходил через венозную кровь со дна внутреннего сосуда, осуществляя оксигенацию. И уже оксигенированная кровь возвращалась в тело.

В 1937 году с помощью АИКа Брюхоненко добился полного выздоровления собаки после 7 минут полной остановки кровообращения при низкой температуре. В 1939 году 12 из 13 экспериментальных собак были реанимированы с помощью АИКа после 10 минут остановки. Все животные полностью поправились без каких-либо остаточных неврологических осложнений.

Теребинский и Брюхоненко хотели применить АИК в клинике. В 1941 году аппарат был достаточно безопасен для клинического использования. Однако Вторая мировая война прервала их работу.

После войны до 1951 года Брюхоненко работал в Институте им. Склифосовского в Москве. Хотя Теребинский и Брюхоненко возобновили свои эксперименты в начале 1950-х годов, они просто не имели времени для воплощения своих идей в клинической практике. Теребинский умер в 1959 г. Брюхоненко в одиночку пытался использовать АИК для экстренной реанимации после внезапной смерти, но без успеха.

С 1951 по 1958 год Брюхоненко возглавлял лабораторию в Институте экспериментальных хирургических устройств и инструментов в Москве.

Несмотря на то, что Брюхоненко был первым, кто предложил использовать искусственное кровообращение в кардиохирургии и применил свой АИК для реанимации в клинике в 50-х, это устройство никогда не использовалось в клинической практике при операциях на открытом сердце.

Успех АИКа американского ученого Гиббона в середине 1950-х годов потеснил раннюю работу Брюхоненко, и первый АИК был предан забвению.

С 1958 по 1960 год Сергей Сергеевич возглавлял лабораторию ИК в Институте экспериментальной биологии и медицины.

Он умер 20 апреля 1960 года.

Печать Электронная почта

Источник: https://ngradlpu.ru/nasha-istoriya/s-s-bryukhonenko.html

Сергей Брюхоненко: искусственное кровообращение: Прогресс кардиохирургии стал возможен благодаря методу искусственного

Сергей Брюхоненко: искусственное кровообращение

Прогресс кардиохирургии стал возможен благодаря методу искусственного кровообращения, позволяющему временно заменять функцию сердца и легких. Создателем аппарата «сердце-легкие» и первым, кто применил его в эксперименте, стал российский ученый Сергей Сергеевич Брюхоненко (1890-1960).

Выпускник Московского университета, он еще в студенческие годы занимался научными исследованиями. В 1914 г., когда началась Первая мировая война, Брюхоненко стал военным врачом, и только в 1919 г. после демобилизации он вновь начал работать в Московском университете. В 1926-1930 гг.

Брюхоненко руководил лабораториями в Научно-исследовательском химико-фармацевтическом институте и в Центральном институте гематологии и переливания крови. В 1935-1948 гг. он возглавлял основанный им Институт экспериментальной физиологии и терапии [институт был закрыт по решению президиума АМН в сентябре 1948 г.

после печально знаменитой августовской («лысенковской») сессии ВАСХНИЛ]. В 1951-1958 гг. Брюхоненко был научным сотрудником НИИ экспериментальной хирургической аппаратуры и инструментов, а в 1958-1960 гг. заведовал лабораторией искусственного кровообращения Института экспериментальной биологии и медицины Сибирского отделения Академии наук.

Начало исследований по проблеме искусственного кровообращения относится ко времени работы Брюхоненко в химикотерапевтической лаборатории Научно-исследовательского химикофармацевтического института. Уже тогда его увлекла идея полного искусственного кровообращения организма теплокровного животного с помощью специального аппарата, названного им автожектором.

Создавая первые конструкции своего автожектора, Брюхоненко стремился приспособить его для опытов с изолированной головой собаки – опытов, имевших, по сути, физиологическую и фармакологическую направленность и внесших особый вклад в изучение изолированных органов.

Рациональные научные принципы, положенные в основу нового аппарата, и оригинальные конструкторские решения С.С. Брюхоненко помогли ему довольно быстро (1924) создать хорошо действовавшие модели автожектора.

Одна из наиболее совершенных – 3-я модель автожектора – позволяла осуществлять полный замкнутый круг кровообращения с достаточно мощным током крови – 2,5 л крови в минуту и более. Давление этого тока крови поддерживалось на желаемом уровне – «совершенно автоматично во всех частях прибора и при всяком режиме кровообращения».

Достаточный газообмен осуществлялся с помощью изолированных легких. В аппарате была предусмотрена автоматическая теплорегуляция крови. В автожекторе не было поршневых и ротационных насосов, работа которых способствовала бы механической «травме» форменных элементов крови.

Уже первые серьезные испытания аппарата искусственного кровообращения оказались весьма обнадеживающими. Полученные данные о возможности поддержания жизнедеятельности изолированной центральной нервной системы в течение нескольких часов были крупным научным открытием. С помощью автожектора С.С. Брюхоненко демонстрировал эксперименты с изолированной головой собаки, а также оживление организма животного после клинической смерти на III (1928) и IV (1930) Всесоюзных съездах физиологов и на проходившем в нашей стране XV Международном конгрессе физиологов (1935).

По словам очевидцев, это были сенсационные эксперименты, которые имели важное прикладное значение для хирургии и трансплантологии. Они послужили основой для разработки способа постоянной нормотермической перфузии, ставшего одним из основных и наиболее физиологичных методов консервации органов. Кроме того, эти опыты стали прототипом используемого в клинической практике метода регионарной перфузии. Создавая аппарат искусственного кровообращения, С.С. Брюхоненко старался возможно ближе следовать устройству изумительной по точности и совершенству системы кровообращения живого организма. «Идея и многие детали настоящего прибора сознательно заимствованы, насколько это возможно, от схемы и устройства центрального аппарата кровообращения теплокровных», – писал он в одной из работ. В автожекторе полный замкнутый круг кровообращения осуществлялся благодаря действию двух диафрагмальных насосов, соответствовавших левой и правой половинам сердца. Изменение интенсивности их работы позволяло добиваться автоматической регуляции давления крови. Для газообмена к аппарату подключали изолированные легкие. Заданную температуру крови поддерживали с помощью электрического тока, интенсивность обогревания регулировало реле. Чтобы обеспечить непрерывность кровообращения, в специальный резервуар наливали 400-1000 мл крови (с добавлением противосвертывающих веществ, обычно германина). В конструкцию автожектора входили, кроме того, различные манометры, термометры, предохранительные клапаны, реостаты, резиновые трубки и т.д. Наиболее уязвимым местом аппарата искусственного кровообращения была система газообмена. Сознавая это, С.С. Брюхоненко и В.Д. Янковский разработали специальный оксигенатор (прибор для аэрации крови, названный «искусственными легкими»). В 1937 г. на оксигенатор было подано заявочное свидетельство, а в 1942 г. получены авторские права. Сам аппарат искусственного кровообращения был запатентован еще в конце 20-х гг. в Германии, Англии и Франции. Нужно констатировать, что научные идеи С.С. Брюхоненко и изобретенный им аппарат искусственного кровообращения не получили развития в дальнейших трудах ученых-коллег. Единственным, пожалуй, практическим воплощением идей искусственного кровообращения были экспериментальные операции на животных, проведенные в 1930-1940 гг. Н.Н. Теребинским, который впервые в мире с помощью автожектора Брюхоненко в эксперименте получил открытый доступ к сердцу и оперировал на сердечных клапанах. За рубежом работу по созданию аппаратов искусственного кровообращения для проведения операций на сердце начал американский ученый Гиббон (1937), а затем и другие исследователи. В начале 50-х гг. в разных странах было сконструировано несколько аппаратов искусственного кровообращения. Такие аппараты создали в США Уолл, Лилихай и другие; в Швеции – Бьёрк и Краффорд; в Италии – Константини и Дольотти; в Англии – Мелроуз и др. Все созданные после автожектора С.С. Брюхоненко аппараты искусственного кровообращения представляли собой, по словам Б.В. Петровского, его модернизированные или видоизмененные аналоги. Научный интерес к идее искусственного кровообращения в нашей стране с новой силой проявил себя только в середине 50-х гг., когда изучением этого вопроса начали всерьез заниматься за рубежом. В НИИ экспериментальной хирургической аппаратуры и инструментов, где в 1951-1958 гг. работал С.С. Брюхоненко, была создана оригинальная модель аппарата искусственного кровообращения (АИК). С помощью этого аппарата А.А. Вишневский (1957) произвел в клинике первые операции на открытом сердце. Затем такие операции начали делать П.А. Куприянов, А.Н. Бакулев, Б.В. Петровский, Е.Н. Мешалкин и др.

Замечательные идеи С.С. Брюхоненко во многом содействовали созданию искусственного сердца: эту возможность предсказывал сам Брюхоненко. В 1965 г. ему была присуждена (посмертно) Ленинская премия.

Источник: М. Б. Мирский. История медицины и хирургии. 2010

Источник: https://med-books.info/istoriya-meditsinyi_751/sergey-bryuhonenko-iskusstvennoe.html

Сергей Брюхоненко: искусственное кровообращение

Сергей Брюхоненко: искусственное кровообращение

Прогресс кардиохирургии стал возможен благодаря методу искусственного кровообращения, позволяющему временно заменять функцию сердца и легких. Создателем аппарата «сердце-легкие» и первым, кто применил его в эксперименте, стал российский ученый Сергей Сергеевич Брюхоненко(1890-1960).

Выпускник Московского университета, он еще в студенческие годы занимался научными исследованиями. В 1914 г., когда началась Первая мировая война, Брюхоненко стал военным врачом, и только в 1919 г. после демобилизации он вновь начал работать в Московском университете. В 1926-1930 гг.

Брюхоненко руководил лабораториями в Научно-исследовательском химико-фармацевтическом институте и в Центральном институте гематологии и переливания крови. В 1935-1948 гг. он возглавлял основанный им Институт экспериментальной физиологии и терапии [институт был закрыт по решению президиума АМН в сентябре 1948 г.

после печально знаменитой августовской («лысенковской») сессии ВАСХНИЛ]. В 1951-1958 гг. Брюхоненко был научным сотрудником НИИ экспериментальной хирургической аппаратуры и инструментов, а в 1958-1960 гг.

заведовал лабораторией искусственного кровообращения Института экспериментальной биологии и медицины Сибирского отделения Академии наук.

показано 44 из 147

Начало исследований по проблеме искусственного кровообращения относится ко времени работы Брюхоненко в химикотерапевтической лаборатории Научно-исследовательского химикофармацевтического института.

Уже тогда его увлекла идея полного искусственного кровообращения организма теплокровного животного с помощью специального аппарата, названного им автожектором.

Создавая первые конструкции своего автожектора, Брюхо-

ненко стремился приспособить его для опытов с изолированной головой собаки – опытов, имевших, по сути, физиологическую и фармакологическую направленность и внесших особый вклад в изучение изолированных органов.

Рациональные научные принципы, положенные в основу нового аппарата, и оригинальные конструкторские решения С.С. Брюхоненко помогли ему довольно быстро (1924) создать хорошо действовавшие модели автожектора.

Одна из наиболее совершенных – 3-я модель автожектора – позволяла осуществлять полный замкнутый круг кровообращения с достаточно мощным током крови – 2,5 л крови в минуту и более.

Давление этого тока крови поддерживалось на желаемом уровне – «совершенно автоматично во всех частях прибора и при всяком режиме кровообращения». Достаточный газообмен осуществлялся с помощью изолированных легких.

В аппарате была предусмотрена автоматическая теплорегуляция крови. В автожекторе не было поршневых и ротационных насосов, работа которых способствовала бы механической «травме» форменных элементов крови.

Уже первые серьезные испытания аппарата искусственного кровообращения оказались весьма обнадеживающими. Полученные данные о возможности поддержания жизнедеятельности изолированной центральной нервной системы в течение нескольких часов были крупным научным открытием. С помощью автожектора С.С.

Брюхоненко демонстрировал эксперименты с изолированной головой собаки, а также оживление организма животного после клинической смерти на III (1928) и IV (1930) Всесоюзных съездах физиологов и на проходившем в нашей стране XV Международном конгрессе физиологов (1935).

По словам очевидцев, это были сенсационные эксперименты, которые имели важное прикладное значение для хирургии и трансплантологии. Они послужили основой для разработки способа постоянной нормотермической перфузии, ставшего одним из основных и наиболее физиологичных методов консервации органов.

Кроме того, эти опыты стали прототипом используемого в клинической практике метода регионарной перфузии.

показано 45 из 147

Создавая аппарат искусственного кровообращения, С.С. Брюхоненко старался возможно ближе следовать устройству изумительной по точности и совершенству системы кровообращения живого организма. «Идея и многие детали настоящего прибора сознательно заимствованы, насколько это возможно, от схемы и

устройства центрального аппарата кровообращения теплокровных», – писал он в одной из работ. В автожекторе полный замкнутый круг кровообращения осуществлялся благодаря действию двух диафрагмальных насосов, соответствовавших левой и правой половинам сердца.

Изменение интенсивности их работы позволяло добиваться автоматической регуляции давления крови. Для газообмена к аппарату подключали изолированные легкие. Заданную температуру крови поддерживали с помощью электрического тока, интенсивность обогревания регулировало реле.

Чтобы обеспечить непрерывность кровообращения, в специальный резервуар наливали 400-1000 мл крови (с добавлением противосвертывающих веществ, обычно германина).

В конструкцию автожектора входили, кроме того, различные манометры, термометры, предохранительные клапаны, реостаты, резиновые трубки и т.д.

Наиболее уязвимым местом аппарата искусственного кровообращения была система газообмена. Сознавая это, С.С. Брюхоненко и В.Д.

Янковский разработали специальный оксигенатор (прибор для аэрации крови, названный «искусственными легкими»). В 1937 г. на оксигенатор было подано заявочное свидетельство, а в 1942 г. получены авторские права.

Сам аппарат искусственного кровообращения был запатентован еще в конце 20-х гг. в Германии, Англии и Франции.

Нужно констатировать, что научные идеи С.С. Брюхоненко и изобретенный им аппарат искусственного кровообращения не получили развития в дальнейших трудах ученых-коллег.

Единственным, пожалуй, практическим воплощением идей искусственного кровообращения были экспериментальные операции на животных, проведенные в 1930-1940 гг. Н.Н.

Теребинским, который впервые в мире с помощью автожектора Брюхоненко в эксперименте получил открытый доступ к сердцу и оперировал на сердечных клапанах.

показано 46 из 147 стр. 46 из 147

За рубежом работу по созданию аппаратов искусственного кровообращения для проведения операций на сердце начал американский ученый Гиббон (1937), а затем и другие исследователи. В начале 50-х гг.

в разных странах было сконструировано несколько аппаратов искусственного кровообращения. Такие аппараты создали в США Уолл, Лилихай и другие; в Швеции – Бьёрк и Краффорд; в Италии – Константини и Дольотти; в Англии – Мелроуз и др. Все созданные после автожектора С.С.

Брюхоненко аппараты искусственного кровообращения представляли собой, по

словам Б.В. Петровского, его модернизированные или видоизмененные аналоги.

Научный интерес к идее искусственного кровообращения в нашей стране с новой силой проявил себя только в середине 50-х гг., когда изучением этого вопроса начали всерьез заниматься за рубежом. В НИИ экспериментальной хирургической аппаратуры и инструментов, где в 1951-1958 гг. работал С.С.

Брюхоненко, была создана оригинальная модель аппарата искусственного кровообращения (АИК). С помощью этого аппарата А.А. Вишневский (1957) произвел в клинике первые операции на открытом сердце. Затем такие операции начали делать П.А. Куприянов, А.Н. Бакулев, Б.В. Петровский, Е.Н. Мешалкин и др.

Замечательные идеи С.С. Брюхоненко во многом содействовали созданию искусственного сердца: эту возможность предсказывал сам Брюхоненко. В 1965 г. ему была присуждена (посмертно) Ленинская премия.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/1_27984_sergey-bryuhonenko-iskusstvennoe-krovoobrashchenie.html

Books-med
Добавить комментарий