РАЗВИТИЕ ФАРМАЦИИ В РОССИИ В 18 ВЕКЕ И ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 19 ВЕКА

Развитие отечественной фармации в XVIII и первой половине XIX века

РАЗВИТИЕ ФАРМАЦИИ В РОССИИ В 18 ВЕКЕ И ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 19 ВЕКА

Развитие отечественной фармации в XVIII и первой половине XIX века.

Начало XVIII века в России характеризуется быстрым экономическим ростом. В стране сооружались казенные заводы, прокладывались дороги и каналы, возникали города, создавались всероссийский рынок, регулярная армия, строился морской флот.

Реформы, проведенные Петром I, способствовали экономическому и политическому укреплению России, развитию внешней и внутренней торговли, подъему русской культуры, науки и искусства. Преобразования Петра I коснулись также медицины и фармации.

Русские, ездившие в страны Западной Европы, в том числе сам Петр, наряду с кораблестроением, мануфактурами, знакомились там с больницами, аптеками, анатомическими музеями и выдающимися врачами и фармацевтами.

Медицинскую часть в России, в том числе и аптечное дело, до XVIII в. возглавлял Аптекарский приказ. Лекарственные средства готовились в аптеках, поварнях аптекарских огородов.

Среди лекарственных средств были преимущественно галеновые препараты. Торговля лекарствами производилась в зелейных и москательных лавках.

К концу XVII века в России действовало 4 казенные аптеки, две из них были в Москве.

Таким образом, аптечное дело было развито слабо, существующие казенные аптеки не в состоянии были удовлетворить потребности населения в лекарственной помощи.

Время царствования Петра I является наиболее важным периодом развития аптечного дела в России.

Петр I (1672 – 1725) – русский царь с 1682 года, с 1721 года – император, выдающийся государственный деятель и полководец, проявил себя дальновидным и искусным дипломатом.

Он отличался выдающимися и разносторонними способностями, энергией и настойчивостью в достижении намеченных целей, активностью натуры; вместе с тем для него были характерны такие качества, как осторожность, отсутствие авантюризма, умелое использование сложившейся политической обстановки.

Среди многочисленных увлечений Петра I медицина занимала не последнее место. После битв и сражений он находил время, чтобы оказывать помощь раненым воинам. Особый интерес Петр I проявлял к анатомии и хирургии.

Он обычно носил с собой два футляра: один с математическими инструментами, а другой с хирургическими, в состав которого входили два ланцета, щуп для ран, шнипер для кровопускания, анатомический нож, клещи для выдергивания зубов, лопаточка для растирания мазей, ножницы и катетер.

Петр I часто присутствовал на операциях и принимал в них участие, приобрел практические навыки вскрытия трупов, научился перевязывать раны, выдергивать зубы, пускать кровь. 27 апреля 1723 года русский царь самостоятельно сделал брюшную операцию жене голландского купца Берета. Лечил судью Елагина, у которого был перелом бедренной кости.

Во время своих заграничных поездок Петр знакомился с постановкой медицинского дела в Западной Европе.

В Голландии слушал лекции по анатомии Рюйша, Бургава, посещал анатомические театры, учился микроскопии у Левенгука; по преданию Петр I, увидев в кабинете Рюйша превосходно консервированный труп ребенка, на лице которого застыла улыбка, поцеловал его и попросил сообщить ему секрет бальзамирования.

Путешествуя за границей в 1698 году, он повсюду осматривал аптеки, интересовался вопросами изготовления лекарств. Во всех своих походах Петр I имел малую походную аптечку. Она состояла из четырехугольного ящика из черного дерева с 8 маленькими выдвижными ящичками, в которых находились небольшие весы, воронка, 25 небольших сосудов для хранения лекарств.

Петр I внес большой вклад в развитие фармации. 1701 год, когда им был издан целый ряд указов, нормирующих аптечное дело, считается началом аптечной эры в России.

Вскоре после возвращения из своего первого путешествия по странам Западной Европы Петр I решает открыть в Москве частные аптеки по примеру западноевропейских.

27 октября 1701 года был издан указ царя о запрещении торговли лекарствами в зелейных лавках, поводом для которого послужила смерть боярина П.П. Салтыкова, отравившегося опием, купленным в москательном ряду.

Через месяц, 22 ноября 1701 года, последовал другой указ.

Оба указа должны были создать благоприятные условия для будущих аптекарей и развития аптечной сети столицы. Сущность аптечной монополии сводилась к тому, что производство и продажа лекарств разрешалась только аптекам; причем в каждом районе города разрешалось открывать только одну аптеку.

Это обстоятельство гарантировало владельцам аптек высокий и постоянный доход. В отличие от других торговых учреждений аптеки пользовались государственным гербом на вывеске и упаковках, а аптекарям предоставлялись различные привилегии: освобождение от налогов, от воинской повинности, права именитых граждан.

В открытии аптек Петр I, скорее всего, рассчитывал на иностранных специалистов, так как будущие аптеки он подчинил не Аптекарскому приказу, а Посольскому. Желающий открыть аптеку должен был подать челобитную на имя царя в этот приказ.

В случае положительного решения ему выдавалась именная грамота, в которой оговаривалось право на передачу аптеки наследникам или продажу, и отводился земельный участок под аптеку. Владелец аптеки должен был быть не только грамотным фармацевтом, но и располагать значительным капиталом.

Денежные средства нужны были для постройки аптеки, ее оборудования и снабжения необходимыми медикаментами. Владельцам аптек предоставлялось право закупать спирт для приготовления лекарств за границей, а также в портовых городах Архангельске и Азове.

Первая грамота на открытие вольной аптеки была выдана аптекарю Аптекарского приказа Иоганну Готфриду Грегориусу 27 ноября 1701 года. В 1702 году она открылась в Ново-Немецкой слободе. Грегориус получил фармацевтическое образование за границей, там же ему было присвоено звание аптекаря.

Вторым, получившим привилегию на открытие аптеки, был доктор медицины Даниил Гурчин. Грамота Гурчину была подписана 28 декабря 1701 года на большом листе пергамента размером 68×85 см.

Вот как она описана историками: текст исполнен вычурно, окаймлен золотой рамкой с цветным орнаментом, рамка раскрашена акварелью; царский титул писан золотом; вверху изображены государственный герб с московским гербом, по сторонам от орла – киевский и владимирский гербы, с трех сторон – 24 герба городов и земель. Интересно, что к этому времени аптека уже работала. Об этом сказано в жалованной Гурчину грамоте.Даниил Алексеевич Гурчин оставил заметный след в истории российской фармации, хотя сведений о нем сохранилось очень мало. До открытия своей аптеки Гурчин являлся доктором медицины Государевой аптеки. Известно, что он спроектировал стеклянный завод в Измайлове. Им были составлены две оригинальные работы:

  • «Аптека обозовая…»,
  • «Аптека домовая».

Первая служила руководством для людей военного сословия. Вторая посвящалась царевичу Алексею Петровичу и была предназначена для городских и сельских жителей. По мнению историков, Д. Гурчин прибыл в Россию из Польши. Об этом свидетельствует отличное знание польского языка, а его звание – доктор медицины дает основание предполагать об иностранном происхождении московского аптекаря.

После смерти Гурчина аптека перешла к его наследникам и неоднократно продавалась.

В 1832 году аптеку купил Карл Иванович Феррейн, выходец из Германии (к этому времени она была перенесена на Никольскую улицу). При нем аптека стала называться Старо-Никольскою и получила настоящий расцвет при Владимире Карловиче Феррейне. К концу XIX столетия годовой оборот аптеки достигал 1 млн. рублей.

Третья грамота на открытие вольной аптеки была вручена в 1702 году. Гавриилу Саулсу, обучавшемуся аптекарскому искусству в Голландии. Интересно, что его аптека вошла в историю Москвы. В 1812 году из ее окон были произведены выстрелы в проезжающего мимо Наполеона.

Четвертая аптека была открыта в 1707 году датчанином М.И. Арнкилем у Варварских ворот.

Пятую аптеку открыл русский аптекарь Алексей Меркулов в 1709 году в Белом городе.

В 1712 году была открыта шестая аптека Авраамом Рутом в Белом городе за старым каменным мостом.

Седьмую частную аптеку открыл Гавриил Бешевский в 1713 году.

В том же году была открыта восьмая аптека Альбертом Цандером на Сретенской улице. Все грамоты были собственноручно подписаны Петром I. Таким образом, для создания в Москве восьми аптек понадобилось 12 лет.

Аптечная монополия уже к середине XVIII века стала тормозить развитие аптечной сети в городе. Для открытия другой аптеки в районе требовалось согласие владельца первой аптеки. Боясь конкуренции, аптекари, ссылаясь на указ Петра I, всячески препятствовали увеличению числа аптек. Только в 1784 году указом Сената было разрешено учреждать новые частные аптеки.

Аптечная реформа, проведенная Петром I, имела отношение только к столице. Открытие частных аптек в других российских городах было узаконено Указом от 14 августа 1721 года.

Для московских аптек Петр I заказал в Голландии аптечную посуду. Все 17 сосудов цилиндрической формы, из прозрачного стекла, разной меры.

На каждой склянке изображен двуглавый российский орел, увенчанный тремя коронами, окруженный лавровым венком, вокруг которого на семи сосудах белой эмалевой краской написан по латыни титул царя Петра.

На остальных тот же титул, но в сокращении написан по венцу. На всех сосудах внизу под орлом стоит год 1701.

За годы правления Петра I была усовершенствована организация медицинского обеспечения российского населения. С переводом столицы в Санкт-Петербург Аптекарский приказ, оставшийся в Москве, постепенно превращался в орган управления здравоохранением населения прежней столицы и с 1721 года до середины XIX в. назывался Московской медицинской конторой.

Аптекарский приказ в 1707 году был реорганизован в Аптекарскую канцелярию, и именно на нее император возложил руководство медициной в стране. В 1714 году Аптекарская канцелярия была переименована в Канцелярию Главной аптеки и переведена в Санкт-Петербург; а в 1721 году ее преобразовали в Медицинскую коллегию (с 1725 года – Медицинская канцелярия).

С 1716 года Канцелярию возглавил архиатр. Первым назначенным на эту должность был Роберт Карлович Арескин (Эрскин) – шотландский дворянин, выпускник Оксфордского университета, член Британского Королевского общества он состоял на русской службе с 1706 года. После смерти Р.К. Арескина в декабре 1818 года обязанности архиатра исполнял до 1730 года И.Л. Блюментрост.

Петр I отдал в распоряжение ведомства архиатра один из островов Санкт-Петербурга, который стали называть Аптекарским.

Аптекарский огород был создан на острове как местная база для выращивания лекарственных растений (ныне территория ботанического сада Академии наук РФ), а организованная здесь же лаборатория занималась производством «масел и водок» и других лекарственных препаратов.

При аптеке в Аптекарском огороде по велению Петра I стали изготавливать лекарские инструменты.

Для этого в 1718 году в штат Канцелярии был зачислен парижский инструментальный мастер Этьен-Стефан Луботье, а на острове построена Мастеровая изба, названная впоследствии инструментальной фабрикой. Уже в следующем году Луботье вместе с В. Шершавиным, И. Носковым и Н. Степановым изготовил первые инструменты, сразу получившие высокую оценку врачей.

Еще в конце XVII века Петр I начал собирать всевозможные «диковинки», чучела животных и птиц, модели кораблей и машин, различные приборы и инструменты. Начало его коллекции положили препараты, подаренные голландским ученым Ф. Рюйшем в 1697 году.

В 1714 году все личные коллекции Петра I были перевезены из Московского Кремля в новую столицу и размещены в специальном помещении, названном «Куншткамерой». Пополнение коллекции продолжалось непрерывно.

В 1716 году Петр I в Амстердаме купил кабинет аптекаря Альберта Зебы (коллекцию водяных и земных животных из Ост– и Вест– Индии).

В 1717 году император приобрел все знаменитое собрание анатомических препаратов (препараты мозга, органов чувств, мускулов, кожи, зародыши и др.) Ф. Рюйша.

В феврале 1718 года Петр издал указ о доставке в Кунсткамеру со всех концов России «уродов человеческих и животных, редкостей, старинных вещей, необыкновенных камней, посуды» и пр. С самого открытия на Кунсткамеру были возложены просветительские функции.

Жители и гости российской столицы не платили за вход в музей, к тому же еще и получали угощение после осмотра коллекции. По свидетельству Я. Штелина: «…

я еще в царствование Императрицы Анны Иоанновны часто видал, что знатнейшие посетители в Кунсткамере угощаемы были кофием, венгерским вином, цукербродом или другими напитками и закусками;…». В 1725 году все экспонаты музея были переданы Академии наук.

Указом от 14 августа 1721 года Медицинской коллегии были подчинены все госпитали (кроме Московского), лазареты и аптеки России; она же отвечала за организацию сбора лекарственного растительного сырья, а губернаторам и воеводам предписывалось оказывать содействие в отыскании лекарственных средств. В одной из инструкций того времени предусматривался контроль над тем, чтобы «лекарства отпускались исправно и сколько можно и поспешно, причем хозяин и ученики принимали б приходящих людей учтиво и каждого по пристойности».

В первой половине XVIII века аптечное дело в России развивалось быстрыми темпами. Росло число казенных аптек, обслуживающих гражданское население. Для медицинского обеспечения армии и флота организовывались воинские аптеки, которые в зависимости от выполняемых задач делились на три категории: главные, полевые и госпитальные.

Главными называли крупные казенные аптеки, которые занимались продажей лекарств гражданскому населению и в то же время выполняли роль центральных военных аптечных складов. Официально статус Главной аптеки был введен указом Петра от 10 декабря 1706 года.

В главной аптеке была определена должность комиссара, в ведении которого находились все казенные аптеки. Комиссар в свою очередь подчинялся доктору, ответственному за состояние всего медицинского дела в стране.

Петр I оборудовал Главную аптеку новой мебелью и фарфоровыми штанглассами, специально заказанными в Китае. По утверждению современников она принадлежала к числу лучших аптек в Европе. Она снабжала лекарствами население Москвы и армию.

В 1704 году казенная аптека была открыта в Крондштате, в 1722г. – при Петербургском морском госпитале была учреждена аптека для снабжения флота, впоследствии Петербургская морская аптека.

Источник: https://www.yaneuch.ru/cat_10/razvitie-otechestvennoj-farmacii-v-xviii/330346.2464889.page1.html

16 Развитие фармации в России во второй половине 19 века

РАЗВИТИЕ ФАРМАЦИИ В РОССИИ В 18 ВЕКЕ И ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 19 ВЕКА

Развитие фармации  в России во второй половине  XIX века – начале XX вв.

 В начале XIX века состояние лекарственной помощи в России находилось на низком уровне. Число аптек было крайне недостаточным. В 1848 г. в стране насчитывалось всего 689 аптек.

Ощущался большой недостаток в фармацевтических кадрах. Вторая половина XIX века характеризуется быстрым развитием капитализма, концентрацией промышленности, ростом численности городского населения.

Объем мировой промышленной продукции с 1870 по 1900 г. увеличился в 3 раза.

Иностранное засилье в аптечном деле России было не меньшим, чем в любой другой отрасли. Используя монополию, введенную Петром I, владельцы аптек яростно сопротивлялись открытию новых аптек, боясь конкуренции. Частновладельческая аптека в России рассматривалась как выгодное коммерческое предприятие, что привлекало интерес дельцов и способствовало спекуляции аптеками.

Многие владельцы сдавали свои аптеки в аренду, арендаторы же в свою очередь передавали их другим лицам. Аптеки царской России нередко в интересах наживы становились источником медицинского шарлатанства. Владельцы аптек всячески стремились к повышению цен на лекарства.

Все это приводило к тому, что трудящиеся России часто не имели возможности приобретать лекарства в аптеках.

https://www.youtube.com/watch?v=Zy-bL3J2cwI

После отмены крепостного права в 1861 г. медицинское обслуживание на селе было возложено на земские органы самоуправления. Так появилась русская земская медицина, ставшая передовой формой организации медицинского дела в деревне.

С 90-х годов медицинская помощь земскими медицинскими учреждениями, как правило, оказывалась бесплатно. Многие земские врачи вели настойчивую борьбу за улучшение медицинского обслуживания крестьянства.

Однако развитие земской медицины тормозилось из-за отсутствия средств.

В аптеках России недоставало необходимого оборудования и медикаментов; к приготовлению лекарств допускались лица, не имевшие специальной подготовки. Аптечные лаборатории уже не могли удовлетворять спрос на лекарства.

В поисках выхода из создавшегося положения в 1898 г. было разрешено производство сложных фармацевтических препаратов в лабораториях, на фабриках и в особых отделениях при химических заводах.

Это в некоторой степени подрывало монопольное право аптек на приготовление лекарств, но не решало проблемы промышленного производства фармацевтических препаратов. За технологическим процессом на предприятиях не было никакой системы контроля.

Анализ фармацевтических препаратов производился лишь в случаях отравления или грубой фальсификации лекарств. Эти анализы чаще всего выполнялись в лабораториях смежных отраслей и в лабораториях Русского общества торговли аптекарскими товарами и Российского фармацевтического общества.

В России имелось несколько частных аналитических лабораторий, однако они не могли обеспечить контроль качества фармацевтической продукции.

Владельцы аптек, пользуясь тем, что лекарства в большинстве случаев не поддаются контролю потребителя, в погоне за прибылью допускали фальсификацию лекарств, заменяли дорогостоящие препараты более дешевыми. Частный аптекарь нередко направлял больных к «своим» врачам, а те в свою очередь рекомендовали обращаться в «свою» аптеку.

Контроль качества лекарств, отпускаемых из аптек, по закону возлагался на врачебного инспектора, но действенность такого контроля была крайне незначительной, так как владельцы аптек, обычно имевшие «своих людей» во врачебном управлении, заблаговременно извещались о намечаемой ревизии и к приезду инспектора прятали все не разрешенные к продаже лекарства, наводили нужный «порядок».

Таким образом, частновладельческая аптека, за некоторыми исключениями, не обеспечивала выполнения возложенных на нее задач по лекарственному обеспечению населения.

В 1912 г. земствам и городам формально было предоставлено право открытия так называемых вольных аптек (аптеки, открытые для всего населения, с продажей лекарства по аптекарской таксе). Однако усиленная борьба владельцев аптек, боявшихся конкуренции, и поддержка их царским правительством, тормозили организацию таких аптек.

Из всего (числа аптек, функционировавших на территории России в 1913—1917 гг., лишь около 200 принадлежали земству. Они были плохо оборудованы, имели ограниченный ассортимент лекарств и поэтому не могли существенно влиять на улучшение медицинской помощи населению.

Однако они сыграли прогрессивную роль, заключавшуюся главным образом в разоблачении капиталистической сущности частновладельческой аптеки.

Россия полностью зависела от других капиталистических государств в области снабжения медикаментами, что стало особенно ощутимым во время первой мировой войны (1914— 1918).

Производство фармацевтических препаратов в России было развито крайне слабо. Крупных фармацевтических предприятий почти не было. Частные фармацевтические лаборатории не имели необходимого оборудования и производили в основном галеновые препараты. Свыше 60% всех медикаментов ввозилось в Россию из-за границы, главным образом из Германии.

Продажа лекарств приносила большие прибыли владельцам аптек, что усиливало их борьбу за сохранение монопольного права на торговлю лекарственными препаратами и тормозило расширение сети аптек. Лица, заинтересованные в продаже лекарств, но не получившие права открытия аптек, искали другие пути торговли аптекарскими товарами.

Так появились аптекарские магазины, открытие которых разрешалось на тех же основаниях, что и торговых предприятий. Вследствие этого число аптекарских магазинов быстро росло и в 1913 г. превысило 7000; аптек насчитывалось всего 4700. Аптеки размещались главным образом в городах, где на одну аптеку приходилось 10 800 населения, тогда как в уездах — 119 500.

Особенно мало аптек было на окраинах страны — в Средней Азии, на Кавказе.

Единого органа по руководству деятельностью аптек в стране не имелось. Частные аптеки все больше утрачивали свои производственные функции, превращались в учреждения перепродажи лекарственных средств, нередко фальсифицированных, с условными, запутанными названиями.

Такие «патентованные средства» служили не столько интересам охраны здоровья населения, сколько обогащению владельцев аптек. Мазь «Первая прима» неизвестного состава является ярким свидетельством этого.

На этикетке было указано: «От ревматизма и суставных болей и испытана от одышки, катара, рака желудка, инфлюэнцы, изжоги, гриппа, лихорадки, холеры, антонова огня, зубной и головной   боли,   кашля, чесотки, запора, поноса, кровавой мочи, разных ушибов, уколов, порезов и других болезней».

Труд и быт фармацевтов в дореволюционной аптеке. Условия работы в частновладельческих аптеках были очень тяжелыми. Владельцы аптек жестоко эксплуатировали фармацевтов-служащих. Рабочий день наемных работников в аптеках длился 14—16 ч.

Число ночных дежурств доходило до 15 в месяц, а после дежурства фармацевты, как правило, отдыха не имели. При многих аптеках существовали пансионаты, очень выгодные для владельцев.

Служащим-фармацевтам предоставлялось жилье и скудное питание в счет получаемой ими заработной платы, эти пансионаты были фактически одной из разновидностей эксплуатации служащих.

Подготовка фармацевтических кадров осуществлялась главным образом кустарно, путем ученичества. Аптекарские ученики также нещадно эксплуатировались; сохранившиеся материалы свидетельствуют об их непосильном труде.

Все это побудило служащих аптек к борьбе за улучшение условий труда. В 1905 г.

начали создаваться профессиональные союзы фармацевтов-служащих в Москве, Петербурге, Харькове, Ростове, Тифлисе, Минске, Туле, Ярославле, Воронеже и других городах.

Фармацевты связывались с местными социал-демократическими организациями и выступали с требованиями о повышении заработной платы и улучшения условии труда.

В забастовке 4—5 февраля 1905 г. приняли участие фармацевты московских аптек. Эта забастовка заставила владельцев аптек удовлетворить некоторые экономические требования бастующих. Крупная забастовка фармацевтов аптек Петербурга в этом же году длилась около 6 нед.

Фармацевты выдвинули требования об отмене пансионатов, введении двухсменной работы, 8 ночных дежурств, в месяц вместо 15, сохранении места работы в случае болезни, предоставлении ежегодного отпуска и др. Фармацевты принимали активное участие во всеобщей политической забастовке 1905 г.

, а в Москве участвовали в декабрьском вооруженном восстании.

В 1907 г. в Петербурге вышел первый периодический печатный орган — журнал «Служащий-фармацевт», который призывал к организации союзов фармацевтов на местах и к объединению их в единый Всероссийский союз служащих-фармацевтов.

Редакция журнала писала: «Мы задыхаемся от политического бесправия. Мы лишены возможности объединиться для защиты своих интересов. Нам нужна свобода политическая для свободной борьбы за наши экономические нужды».

Царское правительство вскоре закрыло этот журнал.

Таким образом, большим недостатком в организации здравоохранения в целом в России было то, что в стране существовала разобщенность медико-санитарных и аптечных учреждений.

При слабости и малочисленности медицинских и аптечных учреждений, нехватке медицинских и фармацевтических кадров развивавшееся русскими учеными материалистическое прогрессивное направление науки не нашло применения на практике.

Источник: https://studizba.com/lectures/77-medicina/1122-istoriya-farmacii/20562-16-razvitie-farmacii-v-rossii-vo-vtoroy-polovine-19-veka.html

Развитие фармации в россии в 18 веке и первой половине 19 века

РАЗВИТИЕ ФАРМАЦИИ В РОССИИ В 18 ВЕКЕ И ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 19 ВЕКА

Начатое петровскими указами открытие вольных (частных) аптек продолжалось на протяжении всего 18 века. Для поощрения открытия таких аптек в 1726 г. было разрешено выдавать за деньги из государственных казенных аптек лекарственные средства вновь открываемым частным аптекам. К середине 18 века в России было 12 частных аптек. В 1760 г.

открылась первая вольная аптека – в Петербурге. Такое позднее появление аптеки в Петербурге объясняется тем, что в городе имелись казенные (государственные) аптеки. В других городах также открылись частные аптеки: в Риге в 1726г., в Киеве в 1728 г., в Симбирске и Калуге в 1778 г., в Перми в 1781 г., в Томске в 1806 г. и т. д.

Число частных, госпитальных и государственных аптек в 18 веке увеличилось и возникла необходимость регламентировать их деятельность. Для этого в 1789 г. был издан первый российский Аптекарский Устав, по которому устанавливался порядок приготовления, хранения и отпуска лекарств.

Этим Уставом предписывалось хранение под замком и печатью все ядовитые вещества. Отпускать их мок только сам аптекарь по письменным требованиям. Аптекари не имели права лечить больных, а также самостоятельно выписывать им лекарства. В 1775 г.

в России указом об организации губернии были созданы так называемые приказы общественного призрения, на которые возлагалась обязанность заводить аптеки в городах. К началу 19 века насчитывалось 24 аптеки, находившиеся в ведении приказов общественного призрения. Увеличение численности аптек вызвало повышенную потребность в фармацевтических кадрах.

На протяжении 18 века Медицинская канцелярия провела ряд государственных мер по подготовке и закреплению на аптечной работе отечественных фармацевтов, а также иностранцев, получивших образование за счет Русского государства. Порядок получения фармацевтического образования в России в 18 веке был следующим.

Ученик поступал в одну из аптек, где обучался 5-6 лет, после чего, выдержав экзамен на знание гезеля (помощник провизора), направлялся на работу в полевую аптеку на 2 – 3 года. Сдав экзамен на знание провизора, он получал право на самостоятельную фармацевтическую деятельность, т. е. мог быть владельцем аптеки.

Развитию отечественной фармации в 18 веке и первой половине 19 века во многом способствовали научные открытия русских ученых. Великий русский ученый М. В. Ломоносов своими замечательными открытиями в химии непосредственно влиял на развитие медицины и фармации в России.

В статьях и высказываниях он отмечал, что российский народ нуждается в докторах, лекарях и аптекарях, что необходимо расширять сеть лечебных и аптечных учреждений, улучшать охрану материнства и детства, профилактику заболеваний, повышать санитарную культуру городов и поселений.

Говоря о значении химии для развития фармации и медицины, он писал: «Медик без довольного познания химии совершен быть не может». Далее он отмечал, что только с помощью химии можно получать полезные лекарства как из растений, так из минерального сырья. Профессор медицины акад. И. И. Лепехин (1740 – 1802) доказал, что многие отечественные растения имеют преимущество перед иноземными.

Проф. К. И. Щепин (1728 – 1770) – талантливый медик, много энергии отдал изучению отечественных лекарственных растений.

Будучи профессором Московского военного госпиталя, он большое внимание уделял фармацевтической подготовке учеников. Акад. Н. П. Соколов (1748 – 1796) в своих работах внимание обращал на важность химических исследований для развития фармацевтических наук, изучил и предложил использовать в лечебных целях можжевельник, разработал получение молочного сахара из молочных отходов. Акад. Н. Я. Озерецковский (1750 – 1827) оставил большое количество научных работ по зоологии, технологии, ботанике, медицине и фармации. Значительный интерес представляю его исследования, связанные с изучением корня чистотела. В 1816 г. им представлено в Петербургскую академию наук «Описание простонародных лекарств, какие в Москве и в окрестностях ее простыми людьми употребляются и в каких болезнях». Крупнейшим деятелем научной фармации 18 века был Н. М. Максимович-Амбодик (1744 – 1812), автор одной из лучших книг по лекарственным растениям. Предложил много ценных научных рекомендаций о необходимости клинических экспериментов в области фармакологии, учил лечить не болезнь, а больного с учетом его индивидуальных особенностей. Акад. В. М. Севергин (1756 – 1826) провел научные исследования, связанные с изучением минеральных вод, а также написал труд «Способ испытывать чистоту и неподложность химических произведений лекарственных». По праву считается создателем фармацевтического анализа в России. В 1800 г. им издано руководство по фармацевтическому анализу. Среди крупных деятелей фармации необходимо назвать И. Г. Моделя. Он 20 лет руководил главной аптекой в Петербурге, преподавал химию и фармацию в госпитальной школе. Им выполнен ряд ценных исследований практического характера: проведен анализ невской воды и воды Олонецкого железного источника, разработан способ добывания и очистки буры и т. д. И.Г. Модель был избран почетным членом Петербургской академии наук. Акад. Т. Е. Ловиц (1757 – 1804) начал научную деятельность учеником в аптечной лаборатории. Им сделаны важные открытия в области кристаллизации различных веществ из растворов, установлена адсорбционная способность угля, разработан метод получения ледяной уксусной кислоты вымораживанием и др. И. Я. Биндгейм по праву считается автором промышленного способа получения сахара в России. В 1792 – 1793 гг. им опубликованы результаты химических исследований ряда пищевых продуктов. В число изученных продуктов входили хлеб, картофель, огурцы, свекла, капуста, тыква, хлебный квас, чай, кофе и др. Опираясь на научные открытия 18 века, в России успешно развивались отечественные школы анатомии, физиологии, терапии, хирургии и научной фармации. Появились новые оригинальные направления в фармацевтической науке, возглавляемые в петербургской медико-хирургической академии А. П. Нелюбиным и в Московском университете А. А. Иовским. Русский ученый-фармацевт А. П. Нелюбин (1785 – 1858) с 1816 по 1844 г. был профессором кафедры фармации фармацевтического отделения Петербургской медико-хирургической академии, совмещая педагогическую деятельность с большой плодотворной работой. Тринадцати лет он поступил учеником в аптеку, затем был гезелем, провизором и вырос до профессора академии. Его труд «Фармакография или химико-фармацевтическое изложение приготовления и употребления новейших лекарств» являлся энциклопедией передовых знаний по лекарствоведению. Научная деятельность А. П. Нелюбина касалась разнообразных вопросов медицины, научной и практической фармации, аналитической и фармацевтической химии, фармакогнозии. Широко известен его большой труд по химическому исследованию состава кавказских минеральных вод. Одним из первых в России А. П. Нелюбин стал читать курс организации фармацевтического дела, а также историю всеобщей и русской фармации. Он писал, что «фармация не есть простое искусство, то также и наука… Аптекарь, занимающийся приготовлением лекарств, не зная ни действия процесса, ни самих причин, его производящих, есть… простой ремесленник». В 1843 г. им была составлена программа по фармации, в которую он включил следующие разделы: определение фармации, характеристика аптеки, устройство аптеки, устройство рецептурной комнаты, личные достоинства аптекаря и его обязанности, государственные указы и положения по фармацевтическому делу и др. Выдающийся деятель русской фармации А. А. Иовский (1796 – 1857) был профессором кафедры фармации Московского университета. В 1838 г. им выпущена книга «Начертание фармации», в которой научно обоснована технология приготовления лекарств в аптеках с учетом физико-химических свойств входящих в лекарство ингредиентов. Таким образом, в первой половине 19 века, несмотря на жестокий гнет царского самодержавия, русская передовая фармацевтическая наука сделала большой шаг вперед.

В России в эти годы состояние лекарственной помощи населению было плохим. Частных и казенных аптек было чрезвычайно мало. В 1828 г. было зарегистрировано всего 423 частные аптеки, к 1848 г. количество их увеличилось до 689. Более 170 городов России еще не имели аптек.

Многие владельцы частных аптек больше думали о получении прибыли, а не об улучшении качества лекарственного обслуживания. Испытывая большой недостаток в фармацевтических кадрах, царское правительство вынуждено было расширить прием и упорядочить подготовку фармацевтов.

В первой половине 19 века неоднократно пересматривались сроки и порядок приготовления провизоров. Наибольший интерес представляют правила об экзаменах для медиков и фармацевтов, изданные в 1838 г. По этим правилам в России сохранялись фармацевтические звания аптекарского помощника, провизора и аптекаря.

К испытаниям на звание аптекарского помощника допускались имевшие трехгодичный практический стаж в аптеке в качестве ученика. Для получения звания провизора аптекарский помощник должен был прослужить в аптеке от 2 до 4 лет.

После этого будущие провизоры должны были прослушать в Медико-хирургической академии или в Московском университете курс фармацевтических наук: фармации, фармакологии, ботаники и др. Для получения высшего в то время фармацевтического звания – звания аптекаря – требовались обширные теоретические и практические знания.

Испытуемый должен быт «доказать на опыте», что он умеет делать различные химические исследования, а также проявить знания по бухгалтерии и «фармацевтической коммерции». В дополнение к этим правилам в 1845 г. было установлено новое фармацевтическое звание «магистр фармации», которое присваивалось после защиты диссертации. Указанные правила просуществовали с некоторыми изменениями до Великой Октябрьской социалистической революции.

Источник: Курсовая работа. Курсовая работа. 2004

Источник: https://med-books.info/istoriya-meditsinyi_751/razvitie-farmatsii-rossii-veke-pervoy-polovine.html

Books-med
Добавить комментарий