Психологические особенности оборонительных боевых действий

Психологические особенности боевых действий военнослужащих в наступлении и обороне

Психологические особенности оборонительных боевых действий

Психологические особенности боевых действий военнослужащих в различных видах боя и в условиях применения ОМП.

Подготовка военнослужащих к современной войне может строиться лишь на основе глубокого познания закономерностей функционирования их психики и поведения в конкретной боевой обстановке, то есть с учетом специфики целей, задач, средств и способов деятельности в различных видах боя.

Отечественная военная наука выделяет два вида боя: наступление и оборону. Учет психологических особенностей видов боевых действий- важное условие их целесообразной организации и достижения потери над противником.

Психологические особенности наступательных боевых действий обуславливаются спецификой их целей, применяемых способов и средств вооруженной борьбы. Наступление имеет целью разгром (уничтожение) противника и овладение важными районами (рубежами, объектами) местности.

Оно заключается в поражении противника всеми имеющимися средствами, решительной атаке, стремительном продвижении войск в глубину его боевого порядка, захвате вооружения, техники и намеченных районов (рубежей) местности.

[137] Отечественная военная наука определяет, что наступление может вестись на обороняющего, на наступающего (контрнаступление) и отходящего (преследование) противника, из положения непосредственного соприкосновения с ним и с ходу.

Опыт показывает, чтобы достичь поставленных целей наступление должно осуществляться в высоком темпе, безостановочно днем и ночью, в любую погоду с полным напряжением сил, при тесном взаимодействии частей и подразделений родов войск и специальных войск. Это во многом определяет особенности мотивации, психических состояний, боевой активности и взаимодействия военнослужащих.

Наступление, как свидетельствуют многие известные военачальники, это, как правило, предпочитаемый военнослужащим вид боевых действий. Психологически это объясняется тем, что оно ассоциируется с боевым и духовным преимуществом, преобладающей волей предпринявшей его стороны.

Это убеждение существует с давних времен.

Солдатская мудрость сформулировала великий закон войны: «Лучшая оборона- это наступление», обозначив тем самым наиболее психологически приемлемый вид боевых действий: наступление оказывает особенно благотворное мобилизующее и активизирующее влияние на военнослужащих, когда оно предпринимается после ряда затеянных, не имевших успеха боев. В этом случае, как показывает опыт Великой Отечественной войны, оно связывается с надеждами на перелом в боевых событиях, с возможностью захватить инициативу, значительно приблизить победу над врагом.

На когнетивном уровне переход к наступлению ассоциируется у воинов с тем, что военные руководители «наверху» тщательно просчитали, оценили, взвесили, выявили слабые места в боевом состоянии противника, сделали выводы из прошлых неудач, создали превосходящие силы, правильно выбрали время и место наступления, что, безусловно, обеспечит успех боя. В наступлении проявляется следующая психологическая закономерность, отражающая динамику психических состояний воинов. Вызывая боевое возбуждение, азарт, душевный подъем, оно подавляет в человеке страх, колебания, обостренные реакции на угнетающие факторы боевой обстановки, мобилизует все возможности воинов, их волю, усиливает чувства ненависти к врагу.[138] Большое число стоящих перед воинами задач по подготовке боевой техники, оружия, снаряжения к бою на какое-то время отвлекают их от психотравмирующих переживаний.

Наступательные боевые действия накладывают свой отпечаток на поведенческую активность воинов. Энергия, динамика наступательного движения способствуют развитию массового героизма, творческой боевой инициативы воинов.

Этому в значительной мере способствуют процессы психического заражения и подражания.

Они лежат в основе известной психологической закономерности: на фоне общих боевых успехов, массового боевого энтузиазма даже нерешительные люди проявляют активность и самостоятельность.

Участники боевых действий всегда указывали на то, что переход к наступлению сопровождается заметным усилением и активизацией социально-психологических связей между военнослужащими, сплочением воинских подразделений, повышением их «управляемости», дисциплины. Отношения коллективизма, взаимопомощи, взаимовыручки психологически как бы «втягивает» воинов в решение сложных и опасных задач, с меньшими психологическими издержками, создавая для этого дополнительную мотивацию.

Опыт войны и других вооруженных конфликтов говорит о том, что воины отдают предпочтение наступлению еще и потому, что здесь в большей степени можно использовать психологический эффект внезапности, являющейся, по некоторым данным, причиной победы в 65% боев и операций.

Одновременно с этим, в наступлении существенно снижается психологический «вес» боевых потерь.

Результаты исследований военных специалистов показывают, что в среднем атакующие войска прекращают наступление лишь тогда, когда их потери вдвое превышают потери обороняющихся, тогда как обороняющиеся испытывают поражение, если их потери составляют лишь 25% от потерь наступающих.

Перечисленные особенности наступательных боевых действий позволяют сделать вывод о том, что здесь имеются благоприятные предпосылки для формирования у воинов боевых установок, высокого наступательного порыва.

Вместе с тем, с психологической точки зрения наступательные действия характеризуются рядом сложностей:

Во-первых, в силу того, что наступление ведется на территории, занимаемой противником, немалое значение имеет фактор неизвестности.

Наступающим трудно предполагать с каким огневым сопротивлением, системой инженерных заграждений, различного рода «ловушками» они столкнутся в глубине обороны врага.

Поэтому каждый куст, холмик, разрушенный объект воспринимаются воинами как источник опасности. Особенно сложными в этом плане являются боевые действия в городе.

Во-вторых, участвуя в наступательных боевых действиях каждый военнослужащий должен однозначно сделать выбор идти навстречу риску, опасности. Практика показывает, что это крайне сложно.

В исследованиях российских, американских, немецких и французских военных специалистов указывается на то, что в бою лишь 20-25% воинов проявляют необходимую активность (ведут прицельный огонь, целесообразно перемещаются на поле боя и т.п.

), остальные прячутся в безопасное место, имитируют выход из боя техники, оружия, психическую или физическую травму «сопровождают» в тыл раненных сослуживцев.

В этих условиях большая психологическая нагрузка ложится на командиров подразделений: Они призваны не только принять решение о том, чтобы послать людей навстречу опасности, но и всеми способами побуждать их к активным боевым действиям.

Опыт боевых действий в Афганистане показал, что делу вовлечения воинов в решение боевой задачи способствует разделение подразделений на «тройки», «пятерки» во главе с опытным, волевым военнослужащим, способным психически поддержать и мобилизовать сослуживцев. В таком случае каждый воин находится на виду у товарищей и жестко связан с ними отношениями функциональной зависимости.

В-третьих, научно установлено, что практически все военнослужащие испытывают непосредственно перед атакой повышенную нервозность, озабоченность, беспокойство, тревогу. Настроение людей в этот период неустойчиво и колеблется от неприятно- томительного до весело-повышенного и практически всегда сопровождается напряженностью, опасности.

Внешне это проявляется в излишней суетливости, выполнении ненужной работы, ослаблением внимания, неспособности сосредоточиться, повышением громкости и резвости речи, усилении жестикуляции, частом курении.

У военнослужащих учащаются дыхательные (до 30 вздохов и выдохов при норме — 18), пульс (более 125 ударов в минуту), повышается температура тела (до 39%), отмечается повышенная температура, чувство, желание сбросить верхнюю одежду в холодное время. Стрессовое состояние достигает пика в тот момент, когда воин принимает решение подняться в атаку, покинуть укрытие.

В этот период он нуждается в дополнительных побуждениях. И здесь важное значение имеют эмоционально и нравственно окрашенный призыв, боевой клич, пример сослуживцев, но и умение воина выполнить приемы экстренной волевой мобилизации, психической саморегуляции.

Как свидетельствуют участники боевых действий момент выхода из укрытия и вступления в бой многократно проигрывается в сознании, что обусловливает его существенное сужение и сосредоточение на одном-двух объектах боевой обстановки. Изучая состояние воина в момент атаки русские военные психологи Вольф К.М., Полянский Н.В., Шумков Г.Е. установили, что она совершается в особом нервном состоянии, которое можно назвать «шоком».

В это время военнослужащий участвует без четкого контроля сознания, автоматически и практически неуправляемы. Их ориентировка в обстановке боя может быть неадекватна, что вызовет усиление внутренних трудностей, рост числа ошибок в действиях.

В этот период особое значение имеют авторитет, личный пример и психическая поддержка командира, боевого актива, опытных психически устойчивых воинов.

Особое внимание военным руководителям следует уделить тому, чтобы в случае успешного наступления, преследования, окружения противника у воинов не возникло состояние эйфории, недооценки возможностей противника, снижения бдительности и боевой настороженности. Важная психологическая закономерность наступления состоит в том, что «порыв не терпит перерыва».

В ходе боя особенности деятельности военнослужащих определяются их индивидуальными характеристиками, уровнем подготовленности, сплоченности отделений (групп), экипажей, расчетов, авторитетом командиров, развитием боевых событий, объемом и соотношением потерь, характером действий противника и т.д.

Ход и исход наступления во многом определяет поведение и психические состояния военнослужащих после боя.

В этот период обычно наблюдается постепенное возвращение способности воинов критически мыслить, стремление отвлечься от переживаний боя путем выполнения какой-либо работы (уход за боевой техникой и оружием, приведение в порядок снаряжения и обмундирования, написание писем и др.) некоторое снижение коммуникативной сонливости, желание отдохнуть.

В случае неудачного завершения боевых действий у военнослужащих могут развиваться состояния неуверенности в своих силах и победе над противником, в компетентности командиров и др. Эти переживания приобретают большую остроту в случае больших потерь в людях и боевой техники.

Преодолению таких состояний способствуют разъяснения военнослужащим причин неудач, путей и способов восстановления боеспособности; активная подготовка личного состава к дальнейшим действиям; усиление ненависти к врагу; оказание психологической помощи психотравмированным военнослужащим; актуализация широких социальных мотивов поведения воинов и др.

Оборонительные боевые действия, как известно, преследуют цель отразить наступление превосходящих сил противника, нанести ему максимальные потери, удержать важные районы (объекты) местности и тем самым создать благоприятные условия для перехода в наступление.

Отечественная военная наука определяет, что оборона в современной войне может носить позиционный и маневренный характер, осуществляться преднамеренно и вынужденно, готовиться заблаговременно и в ходе боя, в условиях соприкосновения с противником и в условиях отсутствия соприкосновения.

Несмотря на большие различия в тактике ведения той или иной разновидности оборонительного боя, условиях перехода к ним имеются общие закономерности проявления психики и поведения воинов в обороне.

В многочисленных исследованиях показано, что на когнетивном уровне оборонительные боевые действия оцениваются личным составом как момент потери боевой инициативы, достижения противником боевого превосходства.

При этом возможности противника (его оружия, боевой техники, тактических приемов, действий) нередко преувеличиваются.

При умелом и активном психологическом воздействии противника на обороняющиеся войска, у последних может формироваться миф о его «неуязвимости, непобедимости».

В эмоциональном отношении оборонительные боевые действия отличаются тем, что пропорционально их продолжительности возрастает неуверенность обороняющихся войск в своих боевых возможностях, развивается ощущение собственного бессилия, безысходности.

Работа механизмов каузальной атрибуции ведет к тому, что ответственность за неудачу чаще всего возлагается на командиров и начальников. Это сопровождается снижением авторитета военных руководителей, что еще более усугубляет неуверенность в возможности благоприятного изменения боевой ситуации, способствует развитию общей подавленности, раздражения, пессимизму.

Создаются условия для повышения эффективности психологических диверсий противника (распространение листовок, звуко- и радиовещания и др.), циркуляций панических слухов и настроений.

Это особенно характерно для тех случаев, когда оборона организуется вынужденно, поспешно, в условиях сильного огневого воздействия и психологического давления противника, при ведении боя в изоляции от своих войск, зараженной местности, При отступлении может развиваться чувство вины перед гражданским населением.

В поведенческом отношении оборонительно боевые действия характеризуются снижением управляемости воинской дисциплины военнослужащих, снижением сплоченности воинских подразделений. Вклинение противника, расчленение обороняющихся на части ведет к потери связи с подразделениями, росту изолированности отдельных групп воинов, к появлению лиц с «синдромом окружения».[139]

Военными психологами установлено, что психические состояния и поведения воинов в обороне в полной степени определяются качеством инженерного оборудования позиций снабжения воинов боеприпасами, средствами индивидуальной защиты, питанием, своевременным предоставлением отдыха, недопущением безделья, пьянства, расхлябанности, распространения упаднических настроений. Важное значения для формирования стойкости, упорства, выносливости в обороне играет глубокое разъяснение ее целей, задач подразделений и каждого воина, групповой анализ предыдущих боевых действий, организация боевой и психологической подготовки воинов с учетом опыта предыдущих боев. Особое внимание командирами обращается на преодоление таких негативных явлений как «танкобоязни», «самолетобоязни», «минобоязни», «атомобоязни» и др.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/3_119385_psihologicheskie-osobennosti-boevih-deystviy-voennosluzhashchih-v-nastuplenii-i-oborone.html

II.Психологические особенности боевых действии в современных условиях. Оценка морально-психологическогосостояния воина

Психологические особенности оборонительных боевых действий

Вбоевой обстановке психика военнослужащихподвергаетсяразнообразным воздействиям.

Одни изнихспособствуют мобилизации и концентрациифизическихи духовных возможностей человека,повышениюбоевой активности, смелости,самоотверженности.

Другие, напротив, дезорганизуют боевуюдеятельность воина, блокируют доступк имеющимся резервам организма,расстраивают работу нервнойсистемы и психики. Есть воздействия,которые не сказывают заметного влиянияна боевое поведение.

Основнымипсихологическими особенностями боевыхдействий,оказывающих воздействие на психикучеловекаявляются:

1.Состояние опасности.

Состояниеопасности влияет на войска, как напередовой,так и в глубине своей территории; онотакжебудет распространяться на населениевсей страны,причем чувство опасности возрастает иохватитлюдей даже при отсутствии непосредственнойугрозы (собственной жизни, жизни близкихлюдей).

2.Распространение внезапности.

Онавыступает как восприятие и переживаниенеожиданных для личности раздражителей,факторов и условий, к которой она вданный момент не готова (кратковременныйшок, длительная дезорганизация психики,необратимые психологические изменения)и зависит от степени психологическойустойчивости военнослужащего,уровня профессиональной подготовки испособности действовать в изменившихсяусловиях масштабовранее нанесенного ущерба.

3.Усложнение процесса управления войсками.

Трудностив управлении войскам будут исходить издинамизма и маневренности боевыхдействий, противодействияпротивника, его маскировочных идезорганизационныхмероприятий, оттого, что числоуправленческих решений, которые будутприниматься в лимитированных временныхпределах на фоне информационного голода,неуверенности в правильности принятыхрешений; при этом большое количестворешений (рискованных),не имеющих аналогов в мирное время.

4.Наличие «тихой» («ползучей»)агрессии задолго доначала полномасштабных военных действий.Агрессор может ввести в действие частьплана войны задолго до первогомассированного огневого и радиоэлектронногоудара.

5.Значительные изменения в составе ВС игруппировок войск. Это касается применениямобильных сил,где особое место имеют глубокие правовыезнания; знаниетрадиций, обычаев, языка населения, гдерешаютсябоевые задачи.

6.Оборона будет носить выраженныйманевренный характер,т.к.потенциальныйпротивник делает ставку насупермобильность, когда достигаетсяпревосходство Iманевренныхбоевых действиях.

7.Небывалая мощь современного оружия.Например:Радиус поражения открыто расположенноголичногосостава американской бомбой объемноговзрыва «Дейзи Каттер», применяемойво Вьетнаме, составляет км.;отудара 40-60 тактич. истребителей по МСДна маршев течение 7 мин. можно потерять до 40-50%личногосостава.

8.Применение «нелетального» оружия- оружия избирательногопоражения. Этот вид оружия вызываетразрушение, искажение информации всетях управления войсками,обездвижение техники, выход из строяважнейшихузлов вооружения.

9.Применение оружия на основе использованияпсихотропныхтехнологий и специальных средств. Всвязи сэтим психологическая травма в современнойвойне станет обычным явлением. Сдвигипсихологического характерапотребуют от командиров значительнобольшего вниманияк психологическому (человеческому)фактору.

Существуетряд внешних и внутренних факторов,определяющихактивность врага в бою. Внешние факторыможноразделить на социальные и боевые.

Социальныефакторы. Оказывают решающее влияние вбоевойобстановке на воинов, т.к.выступаютоснове дляформирования широких социальных мотивових поведения и прочных боевых установок.Характер боевых действий в/сл, — активный,пассивный, самосохраняющий ипр.,какпоказывает опыт во многом зависит ототношенияк войне народа, от степени ее популярностисознаниимасс.

Отношениенарода к войне влияет на воина трояко:

Во-первых:благодаря работе механизма психологическогозаражения, внушения, подражания,военнослужащиеусваивают господствующий в общественастрой, формируют соответствующиемотивы и установки поведения к бою.

Ещев начале века военные психологи Россииотмечали, что «воин, будучи осколкомсвоего народа,верно и точно отражает как доблести,так и немощь своего народа», что»никакой энтузиазм в армии невозможен,когда не будет его в Отечестве».

Во-вторых:Боевая готовность воинов в большейстепениопределяется отношением народа к своейАрмии.

В-третьих:военнослужащие заражаются эмоциональныеотношениемнародных масс к противнику, что такжевлияет на активность боевых действий.Это означает, чтовсякая война требует длительной работыпо формированиювоенного сознания людей.

Анализбоевых действий наших войск в Афганистане,войн на ближнем Востоке, других локальныхконфликтов показал,что отделения, экипажи, расчеты, состоящиеиз хорошознавших друг друга военнослужащих(земляков, родственникови др.)проявлялибольшую активность, инициативу,стойкость. Изучая эту закономерность,немецкийвоенный психолог Е.

ДИНТЕР подчеркивает,что страх потерять доверие группы,оказаться в моральной изоляциииз-за трусости действует сильнее всего,позволяетсовершать самые смелые поступки.

Впоследнее время в Армиях ведущих странмира большое внимание уделяется созданиюв воинских подразделениях «системытоварищескойподдержки», когда члены экипажа(расчета)наблюдаютза появлением у сослуживцев симптомовнервногонапряжения и оказывают друг другунеотложную психологическуюпомощь.

Важноеместо в ряду социальных факторов,детерминирующихбоевое поведение военнослужащих,занимаетчеткое и авторитетное руководствобоевыми действиями.

Опытприменения ВС России, США, Израиля впоследниедесятилетия свидетельствует о том, чтовоеннослужащие, испытывающие довериеи уважение к своемукомандиру, могут активно выполнять дажете задачи,существо которых не понимают, илинравственно отвергают.

БоевыеФакторы — широкий спектр переменных,определяющихте или иные реакции, состояние, поведениевоеннослужащих в бою.

Данныевоенно-психологических исследованийпозволили выявить особую действенностьтаких боевых факторов, как вид, условияи интенсивностьбоевой действительности, особенностиприменяемогооружия, надежность средств защиты,временные, природно-географические,погодно-климатические условия, объеми соотношение потерь сторон.

Квнутренним факторам боевого поведенияотносятся психофизиологическиеи психологические.

Средипсихофизиологических Факторов,определяющих характер поведениявоеннослужащих важное значение имееттип Н.С.:сильный,слабый или средний.

Установлено,что обстановка эскалации отрицательныхфакторов боя вызовет серьезныепсихологическиерасстройства, требующие медицинскойпомощи, последовательно, полную потерюбоеспособности наопределенное время у воинов со слабымтипом Н.С.

(ихоколо15%).В аналогичных условиях у воинов сосреднимтипом Н.С.(около70%)снизятактивность боевыхдействий лишь на короткое время. Воиныже с сильнымтипом Н.С.(15%)неподвергаются ощутимому психотравмирующемувоздействию сложной обстановки.

Наблюденияза действиями воинов в боевой обстановкеи в других экстремальных ситуацияхпоказывает, что их поведение в немалойстепени зависит и от типа темперамента.Так, сангвиники в сложных условияхпринимают решение быстро и действуютсмело.

Холерики проявляют смелость ирешительность преимущественновсостоянииэмоционального подъема. В состоянииупадка сил они способны поддатьсябезотчетномустраху. Флегматики действуют активнои смело тогда, когда тщательно подготовленык выполнению боевой задачи.

Воинымеланхолического темперамента способныпроявлять решительность и активностьлишь в течениекороткого времени и при преодолениинезначительныхтрудностей.

Говоряо психологических факторах боевогоповедения, необходимо отметить, чтовоин — не слепое орудие в руках внешнихобстоятельств боя и природных инстинктов.

Его поведение в решающей степениопределяется направленностью личности,особенностями характера, воли, интеллекта,эмоций, способностей.

Без пониманияэтого невозможно объяснить, откудаберутся самопожертвование,оправданный риск, взаимовыручка в техситуациях, когда казалось бы, долженпревалировать инстинктсамосохранения.

Социальные,боевые, физиологические и психологическиефакторы боевого поведения воиновдействуют в разное время с разной силой,в различных комбинациях. Опасная дляжизни обстановка будет восприниматьсявойнами, различным образом понимающихцели войны, неодинаково относящихся кпротивнику, к сослуживцам, командирам,участвующих в различных видах боя,отличающимися боевым опытом, типом Н.С.иТ.П.

Военныеруководители всех уровней должныпредвидеть специфику влияния факторовбоя на поведение воинови стремиться придать им положительный,мобилизующий,активизирующий характер. Но никто неимеет права делать какие-то выводы итем более давать предложения без учетаморально-психологического состоянияподчиненных и противника.

Какпоказывает опыт, оценка морально-психологическогосостояния войск включает:

1.Наименование соединения, воинскойчасти, краткаяисторическая справка, приверженностьличного составатрадициям.

2.Социальный и национальный состав.Наличие на этойоснове групповых интересов илипротиворечий между различнымикатегориями военнослужащих.

3.Уровень разновидности личного состава,наличие религиозныхпротиворечий между верующимивоеннослужащими,принадлежащим к различным конфессиям,междуверующими и атеистами.

4.Характер взаимоотношений междувоеннослужащими.

5.Возрастные характеристики различныхкатегорий военнослужащих, уровень ихобщеобразовательной подготовки.

6.Опыт воинской службы, боевых действий,уровень боевойобученности и слаженности, знание личнымсоставомрайонов боевых действий.

7.Систему комплектования войск,укомплектованностьих офицерским составом и специалистами,определяющими боевую способность частейи подразделений. Соотношение между в/с,призванными на воинскуюслужбу и поступившими на службу поконтракту.

8.Уровень оперативной готовностикомандиров, штабов,состояние и качество управления войсками.

9.Укомплектованность органов воспитательнойработы,их готовность к ведениюинформационно-воспитательной,социально-правовой работы в боевойобстановке, поддержаниюморально-психологического состояниявойск на необходимом уровне.

10.Состояниеморально-психологической готовности

л/ск выполнению боевых задач в экстремальныхусловиям боевойготовности.

Дляобъективной и полной оценкиморально-психологического состояниявойск сторон, политико-экономическогоположения в районе боевых действий,качественного состава его населениянеобходимо большое количество данныхразличного характера.

Осуществлять ихпоиск, сбор, обобщение, классификацию,систематизацию,изучение, анализ и подготовку на этойоснове необходимых выводов обязанысоответствующие подразделения идолжностные лица органов по вос­питательнойработе.

Естественно, что вся эта системадолжнабыть налажена заблаговременно в мирноевремя.

Источник: https://studfile.net/preview/6886977/page:2/

Глава 12.1 — Боевая психическая травма: причины, проявления, первая помощь

Психологические особенности оборонительных боевых действий

Последние два десятилетия жизни нашего общества сопровождаются возрастающим количеством экстремальных ситуаций различного масштаба и характера. К наиболее крупным можно отнести войны в Афганистане и Чечне, вооруженные конфликты в Карабахе, Абхазии, Приднестровье, межэтнические столкновения в Фергане и Осетии, аварию на Чернобыльской АЭС, землетрясение в Армении и ряд других.

При этом стремительно растет круг участников этих событий, подвергающихся воздействию экстремальности. Под экстремальностью мы понимаем воздействие на человека таких условий, при которых его психика действует на пределе возможного и после которых возникают, как правило, необратимые изменения его индивидуально-психологических черт.

Мировой опыт свидетельствует, что ни одни боевые действия не обходятся без психологических потерь. В основу данного материала легли исследования, изучающие поведение военнослужащих в боевой обстановке. Но учитывая, что участниками вооруженных столкновений являются не только военнослужащие, то этот материал может быть интересен гораздо большему кругу лиц.

'Автор статьи — военный психолог, полковникА.В. Крахмалов

Итак, практика боевых действий свидетельствует, что противоборствующие стороны, наряду с неизбежными физическими, несут ощутимые психологические потери.

Они связаны с получением воинами боевых психических травм, которые, в свою очередь, приводят к расстройствам психической деятельности, полной или частичной потере боеспособности.

Так, исследования в частях Ленинградского военного округа, выведенных из зон боевых действий, показали: 62% военнослужащих испытывали предельные психические нагрузки, 58% из них в ходе боя были неспособны вести прицельный огонь; 80% солдат и сержантов, 60% офицеров перенесли стрессы, угрожавшие срывам их деятельности.

Под боевой психической травмой (БПТ) понимается переживание большой силы, вызванное кратковременным или длительным воздействием психотравмирующих факторов боевой обстановки, приводящее к расстройствам психики различной степени тяжести и разрушению психологической структуры действий. Другими словами, человек не ранен, не контужен, не отравлен, но вести боевые действия не может.

Основным психотравмирующим фактором боевой обстановки является опасность, угрожающая жизни и физическому здоровью. Переживание этой опасности является самым сильным и, как правило, связано с восприятием ужасающей картины гибели и ранений других людей.

Чувство страха неизбежно присутствует в сознании каждого воина в бою. Одни усилием воли подавляют его, другие не умеют или не могут этого сделать. У каждого человека есть свой «запас и предел» прочности в зависимости от психофизиологических особенностей. Если говорить проще, то некоторые люди по своим особенностям вообще не способны преодолеть страх.

Кроме этого, при наличии некоторых условий, вероятность получения БПТ повышается. К таким условиям относятся:

неопределенность обстановки, отсутствие, противоречивость или недостаток информации о положении, выполняемых задачах, противнике, характере его действий;

психическое или физическое истощение, повышенная утомляемость;

длительное вынужденное бодрствование; острые заболевания;

переживание чувства безысходности, угнетения; злоупотребление алкоголем, наркотиками; известие о смерти близкого человека.

По условиям и времени БПТ можно разделить на несколько групп. К первой относятся БПТ, возникающие в относительно короткий промежуток времени, практически в момент возникновения психотравмирующей ситуации.

Военнослужащий, получивший БПТ, может впасть в полную заторможенность (ступор), слабо или совсем не реагировать на окружающую обстановку, а может, напротив, проявлять высокую двигательную активность (метаться, кричать и т.д.).

Нервное потрясение, которое в этот момент испытывает человек, настолько сильно, что он временно теряет способность критически оценивать окружающую обстановку, анализировать и планировать свои действия.

Ко второй группе относятся БПТ, развивающиеся относительно продолжительное время под воздействием менее выраженных, но постоянно действующих факторов. Накопление психического напряжения происходит постоянно и незаметно для военнослужащего. Его поведение постепенно заметно изменяется. Он может стать замкнутым, угрюмым, грубо реагировать на обращение к себе со стороны товарищей.

Наблюдения авторов, проведенные в ходе боевых действий в Чечне и других «горячих точках», показывают, что в такой обстановке изменяется стиль общения.

Много случаев, когда солдаты или офицеры, без достаточных на то причин или вовсе без них, начинают кричать друг на друга (особенно на не принадлежащих к их «коман де»), проявлять признаки агрессии. Общение посредством криков постепенно становится нормой поведения.

Внезапные вспышки гнева, агрессии могут сопровождаться изменением самочувствия (головная боль, ощущение разбитости во всем теле, головокружение, тошнота и т.д.), высокой двигательной активностью, за которой быстро следуют истощение и апатия.

Иногда БПТ второй группы проявляются несколько по другому. Даже те воины, которые адаптировались к боевой обстановке, уже имеют солидный боевой опыт, внезапно ощущают сильные приступы страха перед выполнением боевой задачи, становятся излишне осторожными. В военной психологии такое поведение получило название «боевое истощение».

Основные симптомы БПТ, полученные непосредственно на поле боя или при длительном участии в боевых действиях, приводятся в таблице.

Приведенный список симптомов не исчерпывает их перечня. В каждом конкретном случае проявления БПТ во многом зависят от условий боя, индивидуально-психологических и групповых особенностей личного состава и т.д.

Отрицательное влияние условий боевой обстановки на психику воина не исчерпывается получением БПТ. Экстремальные условия боя прежде всего сказываются на эффективности деятельности «комбатантов» (по западной терминологии).

Даже если солдат или офицер не получил в бою психотравму, это не означает, что он эффективно действует. Уровень БПТ весьма широк по диапазону (от 5% до 60%).

К примеру, по опыту боевых действий, он ниже в успешной обороне, чем в успешном наступлении (в наступлении всегда выше из-за более высоких потерь), и резко повышается при неоднократно неуспешном наступлении и, особенно, в оборонительном бою в окружении или отрыве от основных сил.

Серьезная продуманная психологическая подготовка перед боем, слаженность действий, истинное «суворовское» единение офицеров и солдат способны снизить долю психологических потерь.

Вопросы психологической подготовки являются предметом отдельного разговора. Остановимся на действиях участников вооруженного конфликта, столкнувшихся с проявлениями БПТ у своих товарищей.

Прежде всего очень важно понять самому (особенно для командного состава и неформальных лидеров), а также разъяснить другим, что воин, пострадавший от БПТ, приравнивается к получившим огнестрельное ранение, тяжелую физическую травму, контузию, химическое отравление и т.д. Поэтому данную категорию относят к потерям (психологическим).

На БПТ человек может отреагировать в двух основных формах: заторможенность и чрезмерная возбужденность. Реже встречается их сочетание.

Время реакции на БПТ, в зависимости от силы и длительности действия стресс-факторов, индивидуальных особенностей и других параметров, может занимать от нескольких часов до нескольких суток.

Поэтому, в первую очередь, необходимо эвакуировать пострадавшего с поля боя и доставить в пункт оказания первой психологической помощи. При невозможности эвакуации (бой в окружении) поместить в укрытие, дать успокоительное и содержать под присмотром, изолировав от оружия, до появления возможности эвакуации.

Перечисленные в таблице симптомы БПТ не являются исчерпывающими. Возможно их сочетание в зависимости от формы реакции на БПТ и ее тяжести.

Но поражение БПТ нужно отличать от проявления растерянности или трусости: никакие призывы, уговоры, пощечины, угрозы (вплоть до расстрела) не выводят человека из состояния дезориентации и лишь могут усугубить последствия БПТ.

Поэтому скорейшая изоляция его от воздействия экстремальной обстановки является первоочередным условием.

После эвакуации пострадавшего в пункт оказания первой помощи, необходимо (по опыту боевых действий в Чечне при острой нехватке воды желательно) обмыть теплой водой хотя бы лицо и руки. В идеальном варианте пострадавшего нужно погрузить в теплую ванну. Если это невозможно, то растереть кисти рук и ступни ног шерстяной тканью и разогреть энергичным массажем.

Затем дать горячее питье (если нет молока или чая, то хотя бы горячей воды) и успокоительные средства: элениум, феназам и т.д. (под наблюдением медицинского работника).

В боевой обстановке редко возникает возможность организовать пункт оказания первой психологической помощи отдельно от медицинского пункта.

Однако стоит помнить, что близкое соседство со стонущими физически ранеными может усугубить поражение БПТ.

При отсутствии необходимых медикаментов можно использовать промедол из шприц-тюбика индивидуальной аптечки или 50100 мл алкоголя. В ходе боевых действий в Чечне начальник медицинского пункта огнеметного батальона капитан Прохоренко (имевший боевой опыт в ДРА) успешно применял сочетание 50 мл спирта и 2 мл промедола.

После того, как пострадавший проснется, его необходимо накормить и вновь уложить спать. В дальнейшем определить степень тяжести психотравмы и меры по восстановлению здоровья пострадавшего должен специалист.

Однако, как свидетельствует опыт, при проведении восстановительного периода в прифронтовой зоне, без отправки пострадавшего в госпиталь, меньшее количество военнослужащих симулируют продолжение болезни.

Осознание того, что сослуживцы буквально рядом сражаются с врагом, а он, в целом фактически здоровый, находится в тылу, является для большинства военнослужащих мощным мотивом для возвращения в строй (по нашим наблюдениям и данным зарубежных военных психологов при таком подходе 7-8 из 10 пострадавших возвращались в строй через 2-3 дня). В качестве примера можно вспомнить историю Первой мировой войны, когда из 4,5 млн. находящихся на излечении военнослужащих воюющих сторон в день объявления Версальского мирного договора около 200 тысяч сразу «излечились» от паралича, потери слуха, зрения и т.д.

Работа по возвращению в строй пострадавшего от БПТ не должна носить агрессивно-давящего или унизительного характера, так как это неприемлемо для психики человека, только что перенесшего БПТ.

Очень важно, насколько будет сформирована атмосфера в коллективе к воинам, возвращающимся после перенесенной БПТ.

При отсутствии дружеской поддержки, участия, при наличии насмешек и притеснения со стороны оставшихся в строю и даже вновь прибывших сослуживцев высока вероятность возвращения к прежнему состоянию у пострадавшего.

Для улучшения результатов целесообразно поручить опеку над воином, возвратившимся после БПТ, тому, кто ранее уже это перенес. Такой подход важен потому, что последствия БПТ в особой форме присутствуют в психике длительное время и имеют тенденцию к переходу в посттравматические стрессовые расстройства. А шефство позволяет реализовать принцип «помогая другому, восстанавливаюсь сам».

Источник: http://www.systemaspetsnaz.ru/o-sisteme/kniga-rukopashnyj-boj/169-glava-12-1-boevaya-psikhicheskaya-travma-prichiny-proyavleniya-pervaya-pomoshch

Психологические особенности оборонительных боевых действий

Психологические особенности оборонительных боевых действий

Оборонительные боевые действия, как известно, преследуют цель отразить наступление превосходящих сил противника, нанести ему максимальные потери, удержать важные районы (объекты) местности и тем самым создать благоприятные условия для перехода в наступление.

Отечественная военная наука определяет, что оборона в современной войне может носить позиционный и маневренный характер, осуществляться преднамеренно и вынужденно, готовиться заблаговременно и в ходе боя, в условиях соприкосновения с противником и в условиях отсутствия соприкосновения.

Несмотря набольшие различия в тактике ведения той или иной разновидности оборонительного боя, имеются общие закономерности проявления психики и поведения воинов.

В многочисленных исследованиях показано, что на когнитивном уровне оборонительные боевые действия оцениваются личным составом как момент потери боевой инициативы, достижения противником боевого превосходства «…ибо обороняющийся знает, что противник сильнее его, что он диктует ему свою волю» [48, с. 25-26].

При этом возможности противника (его оружия, боевой техники, тактических приемов, действий) нередко преувеличиваются. При умелом и активном психологическом воздействии противника на обороняющиеся войска у последних может формироваться миф о его неуязвимости, непобедимости.

В эмоциональном отношении оборонительные боевые действия отличаются тем, что пропорционально их продолжительности возрастает неуверенность обороняющихся войск в своих боевых возможностях, развивается ощущение собственного бессилия, безысходности.

Работа механизмов каузальной атрибуции ведет к тому, что ответственность за неудачу чаще всего возлагается на командиров и начальников («не могут, что ли командиры чужие изорвать мундиры о русские штыки?»).

Это сопровождается снижением авторитета военных руководителей, что еще более усугубляет неуверенность в возможности благоприятного изменения боевой ситуации, способствует развитию общей подавленности, раздражения, пессимизма.

В обороне создаются условия для повышения эффективности психологических диверсий противника (распространение листовок, звуко- и радиовещания и др.), циркуляции панических слухов и настроений.

Это особенно характерно для тех случаев, когда оборона организуется вынужденно, поспешно, в условиях сильного огневого воздействия и психологического давления противника, при ведении боя в изоляции от своих войск, зараженной местности.

Вместе с тем, один из психологов, наиболее глубоко изучавший психологические особенности оборонительного боя, В. Н. Полянский, отмечал, что в обороне у воинов может возникать такая положительная реакция, как «иллюзия закрытия».

Он пишет: «Все местные предметы, т. е. деревни, леса, строения, бугры и т. п., притягивают к себе воина, как магнит железо… Смертельная опасность порождает «иллюзию закрытия», т. е.

стремления к тем закрытым местам, которые скрывают от взоров противника, но не укрывают от поражения огнем». Такая «иллюзия способствует в бою сохранению духовных сил воина».

Будучи укрытым от взоров противника, он чувствует себя в достаточной степени укрытым от выстрелов» [125, с. 16].

Все это, по мнению Полянского, способствует предупреждению развития негативных переживаний у воинов и повышению их боеспособности.

В поведенческом отношении оборонительные боевые действия характеризуются некоторым снижением управляемости, воинской дисциплины военнослужащих, сплоченности воинских подразделений.

Вклинение противника, расчленение обороняющихся на части ведет к потере связи с подразделениями, росту изолированности отдельных групп воинов, к появлению лиц с «синдромом окруженца»[ 163, с. 322].

Как подчеркивал еще К. И. Дружинин, «психика бойцов, при современных условиях продолжительности и упорства боя, может вынести какое угодно требуемое от нее напряжение, но только до тех пор, пока есть надежда на победу и армия стоит лицом к противнику» [48, с. 25-26].

При отступлении может развиваться чувство вины перед гражданским населением. А. В.

Полторацкий, один из первых и немногих психологов, исследовавших психологические особенности отступления, отмечал: «Отступление всегда жестоко подрывает дух частей, слишком поспешно отходящих, тем более «отбегающих» с ничтожными потерями».

Отступление, даже совершающееся по приказу, крайне угнетающе сказывается на соседях. «Соседи не будут догадываться, по приказанию это делается или нет, и такое отступление (отступление перебежками) всегда будет иметь вид бегства…» [124, с. 29].

Анализируя психологические последствия отступления, К. И. Дружинин отмечал, что сам факт отдачи «внезапного приказа об отступлении, т. е. объявление еще не побежденным войскам об их поражении, в высшей степени неправилен и показывает полное непонимание психологии бойца», и что «последствием будет их немедленная деморализация» [48, с. 25-26].

Опыт боевых действий свидетельствует о том, что психические состояния и поведение воинов в обороне в полной степени определяются качеством инженерного оборудования позиций снабжения воинов боеприпасами, средствами индивидуальной защиты, питанием, своевременным предоставлением отдыха, недопущением безделья, пьянства, расхлябанности, распространения упаднических настроений.

Важное значение для формирования стойкости, упорства, выносливости в обороне играет глубокое разъяснение ее целей, задач подразделений и каждого воина, групповой анализ предыдущих боевых действий, организация боевой и психологической подготовки воинов с учетом опыта предыдущих боев.

Особое внимание командирами обращается на преодоление таких негативных явлений, как «танкобоязнь», «самолетобоязнь», «атомобоязнь» и др.

Источник: http://ifreestore.net/1106/28/

Books-med
Добавить комментарий