О сущности соков и об их частях

Читать

О сущности соков и об их частях
sh: 1: –format=html: not found

Канон врачебной науки

Избранные главы

Абу Али ибн Сина (Авиценна) (980 — 1037)

Об определении понятия медицины

Об определении медицины

Я утверждаю: медицина — наука, познающая состояние тела человека, поскольку оно здорово или утратит здоровье, для того, чтобы сохранить здоровье и вернуть его, если оно утрачено. Кто-нибудь, однако, может сказать: «Медицина разделяется на теорию и практику, а вы, говоря, что это наука, превратили всю медицину в теорию».

На это мы отвечаем: говорится, что есть искусства теоретические и искусства практические, философия теоретическая и философия практическая; говорят также, что медицина бывает теоретическая и практическая, при этом в каждой части под словом «теоретическая» и «практическая» подразумеваются разные вещи, но нам сейчас нет нужды говорить о различиях, которые имеются в данном случае в виду где-либо, кроме медицины.

Когда говорят, что в медицине есть нечто теоретическое и нечто практическое, то не следует думать, что воображают многие исследователи данного вопроса, будто этим хотят сказать, что одна часть медицины — познание, а другая часть — действие. Напротив, тебе должно знать, что под этим подразумевается нечто другое.

А именно: каждая из двух частей медицины — не что иное, как наука, но одна из них — это наука об основах медицины, а другая — наука о том, как ее применять. Первой из этих частей присвоено название науки или теории, а второй — название практики.

Под теорией медицины мы понимаем ту часть, которая учит только основным правилам и не входит в изложение сущности каких-либо процедур. Так, например, в медицине говорят, что число разновидностей лихорадки — три, и что натур1 существует, допустим, девять.

А под практикой в медицине мы понимаем не [только физическое] действие и производство каких-нибудь телодвижений, но и ту часть медицинской науки, обучение которой заключает полезный совет, и совет тот связан с изложением сущности какой-либо процедуры.

Так, например, в медицине говорится, что к горячим опухолям2 следует вначале прикладывать что-нибудь отвлекающее, охлаждающее и вскрывающее; потом, после этого отвлекающие средства смешиваются с мягчительными, а после того, как дойдет до опадания, ограничиваются мягчительными и разгоняющими лекарствами, но только не при опухолях, образовавшихся от дурных соков, выделяемых главенствующими органами.

Такое наставление сообщает тебе полезный совет, то есть изложение сущности некоей процедуры. Когда ты изучишь обе эти части, то приобретешь знания научные и знания практические, хотя бы ты сам никогда не практиковал.

Никто не вправе сказать: «Телу человека присущи три состояния: здоровье, болезнь и третье состояние — не здоровье и не болезнь, а ты ограничился двумя частями». Если тот, кто это говорит, подумает, то он, вероятно, не сочтет обязательным ни такого деления на три, ни упреков в том, что мы его опустили.

К тому же, если это и необходимо, то наши слова «утрата здоровья» заключают в себе и болезнь и то третье состояние, которое назвали.

К нему неприложим термин «здоровье», ибо здоровье — это способность или состояние, благодаря которому функции [органа], предназначенного для их выполнения, оказываются безупречными, но ему не подобает также и противоположный термин, если только не определять здоровье, как хочешь, обусловливая его ненужными условиями.

Об этом не пререкаются с врачами, и врачи не такие люди, с которыми спорят о подобных вещах. Такие препирательства с врачами и с теми, кто с ними спорит, не приводят ни к чему полезному в медицине, а что касается познания истины в данном вопросе, то это относится к основам другой науки, то есть к основам науки логики. Там пусть и ищут истину.

О задачах медицины

Медицина рассматривает тело человека, поскольку оно здорово или утрачивает здоровье. Познание всякой вещи, если оно возникает, достигается и бывает совершенным через познание ее причин, если они имеются; поэтому в медицине следует знать причины здоровья и болезни.

Причины эти бывают явные, а бывают и скрытые, постигаемые не чувством, а умозаключением на основании акциденций; поэтому в медицине необходимо также знать и акциденции, которые имеют место при здоровье и при болезни.

В истинных науках3 изъяснено, что познание вещи приобретается через познание ее причин и начал, если они ей присуди, а если их нет, то через познание ее акциденций и обязательных существенных признаков.

Причины, однако, бывают четырех разновидностей — материальные, действенные, формальные и конечные. Материальные причины это заложенные [в теле] основы, в которых существует здоровье и болезнь. Ближайшая основа — орган или пневма, более отдаленная основа — соки,4 еще более отдаленная — элементы.

Эти две [последние] основы [различаются], смотря по сочетанию, хотя при сочетании имеет место также и превращение. Все то, что устроено таким образом, стремится при сочетании и превращении к некоему единству; в данном положении единством, связанным с этим множеством, является либо натура, либо определенная форма.

Что касается натуры, то она [возникает] по превращению, определенная же форма [возникает] по сочетанию.

Действенные причины — это причины, которые изменяют состояние тела человека или сохраняют его неизменным.

Таковы [состояния] воздуха и то, что с ними связано; еда, вода, напитки и то, что с ними связано; опорожнение, запор, страна, жилище и то, что с ними связано, телесные и душевные движения и покой.

К этим же [причинам относятся] сон, бодрствование, переход из одного возраста в другой, различия по возрасту, полу, ремеслу, привычкам, а также то, что происходит с человеческим телом и соприкасается с ним — либо не противоречащее природе, либо находящееся в противоречии с природой.

Формальные причины — это натуры и возникающие после них силы, а также сочетания.

Что же касается конечных причин, то это действия. В познание действий неизбежно входит познание сил, а также познание пневмы, несущей силы, как мы это изъясним в дальнейшем.

Таково содержание врачебной науки, поскольку она исследует тело человека — как оно бывает здоровым и как болеет.

Однако, с точки зрения конечной цели этого исследования, то есть сохранения здоровья и прекращения болезни, у [медицины] должны быть также и другие предметы; соответственно средствам и орудиям, [применяемым] при этих двух состояниях.

Средствами здесь являются целесообразное пользование едой и напитками, правильный выбор воздуха, определение меры покоя и движения, лечение лекарствами и лечение рукой.

5 Все это у врачей [применяется] в соответствии с тремя разновидностями [людей]: здоровых, больных и средних,6 о [средних] мы еще будем говорить и скажем, почему можно считать, что они стоят между двумя группами, которые в действительности не связаны никаким посредствующим звеном.

И вот [теперь, когда] мы привели эти объяснения по отдельности, в совокупности у нас получилось, что медицина рассматривает элементы, натуры, соки, простые и сложные органы, пневмы с их естественными, животными и душевными силами, действия и состояния тела — здоровье, болезнь и среднее состояние, а также причины этих состояний: кушанья, напитки, воздух, воду, страну, жилище, опорожнение, запор, ремесло, привычки, движения и покой тела и души, возраст, пол, те необычные события, которые случаются с телом, разумный режим в еде и напитках, выбор [подходящего] воздуха, выбор7 движения и покоя, а также лечение лекарствами и действия рукой, ведущие к сохранению здоровья, и терапию каждой болезни по отдельности.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=12383&p=6

Канон врачебной науки | Страница 108 | Онлайн-библиотека

О сущности соков и об их частях

Необходимо задержать материю, направляющуюся к опухоли, и, отклонить ее с помощью опорожнения и [лекарств], отвлекающих материю в противоположную сторону. Пусть [врач] прочитает то, чтo мы описали в предшествующем параграфе; нам иногда придется еще повторять то, что сказано. Мы говорим: средством лечения этой болезни является кровопускание, если кровь одолевает.

63 [Кровопускание производят] тем способом, о котором говорилось в предыдущем параграфе, и выводят кровь до тех пор, пока цвет крови больного не изменится – это указывает, что вредоносный избыток крови уже выведен; знай также, что самая черная кровь в теле – та, что находится близ такой опухоли.

Однако при [кровопускании] необходимо учитывать силы [больного]: нередко силы не позволяют выводить кровь до такого предела.

Если же [в опухоли] другой сок,64 то его выводят не таким, например, лекарством, как миробаланы, или нечто, имеющее вяжущие свойства, но [средством], вызывающим послабление и месте с тем размягчение, вроде лекарств, изготовленных из фиалки, таранджубина, манны и хиджазского сахара; послабляющее дают ночью. Некоторые знающие люди говорят, что лучше всего, по возможности, опоражнивать [тело] путем кровопускания, чтобы не вызвать беспокойства, которое иногда причиняет слабительное; мы уже об этом упоминали. Это тем более [важно], если мокрота очень желчная, в особенности, как говорит Гален, когда очень сильна лихорадка. Гален предостерегает от смолы скаммония, но не предостерегает от ийараджей и харбака, [принимаемых] вместе. Он хвалит действие ячменной воды, употребляемой после применения слабительного, когда с ним покончили,65 [если же пить ее] вместе со слабительным, то она обрывает его действие.

Надлежит, однако, учитывать направление боли и страдания: если [боль] направляется вверх – к ключице, к грудной кости и выше, то кровопускание предпочтительнее, а если [боль] направляется в сторону ложных ребер, то необходимо применять слабительное само по себе или с кровопусканием, в зависимости от того, что показывает наблюдение: дело в том, что одно лишь кровопускание из басилика не отвлекает от этого места66 такого количества [материи], с которым следовало бы считаться.

О большой необходимости в опорожнении ты можешь, между прочим, заключить, если увидишь, что лекарственные повязки и компрессы не успокаивают боли, или если окажется, что они ее усиливают.

Это свидетельствует о переполнении всего тела, и опорожнение тогда необходимо, особенно посредством кровопускания.

Если же ты отворил кровь и вызвал опорожнение, но проявления [болезни] не утихли, то знай, что прекращение накопления гноя, которого ты добиваешься, затруднительно, и не повторяй кровопускания, чтобы материя, которая вызывает созревание опухоли, не текла к ней вяло.

[Кровопускание] – одно из мероприятий, которые не способствуют созреванию [опухоли], так как силы [больного] убывают, и кровяные опухоли не созревают благодаря [притоку] материи. А когда опухоль созревает, следует воспрепятствовать, превращению материи в гной и постараться очистить [опухоль] раньше этого при помощи отхаркивания.

Вообще же, если [больному] не отворяли кровь, а опухоль созрела и он отхаркивает зрелую мокроту в порядочном [количестве], и ты к тому же наблюдаешь у него слабость сил, то совершенно не делай кровопускания.

А если слабость сил препятствует и кровопусканию и послаблению, то необходимо применять клизмы, средние или острые, смотря по тому, чего требует наблюдение, особенно когда боль отклоняется к ложным ребрам.

Гиппократ советует при лечении плеврита, когда неизменно чувствуется боль, сильно отклоняющаяся к ложным ребрам, производить опорожнение либо черным морозником, либо филиуном, – а по другой прописи, «диким овощем». Это [растение], похожее на портулак огородный, в котором имеется млечный сок, и оно принадлежит к роду йатту.

Если же ты произвел опорожнение и увидел, что боль стала легче, ограничивайся сахарной водой и вареной ячменной водой; ячмень для этого [берут] очищенный и долго кипятят его в большом количестве воды. [Дают также] сок полбы, если нужно подкрепить силы, арбуз, дыню, сок ююбы, сок кордии, фиалковое варенье, семена снотворного мака.

Масло, которое употребляют с каким-нибудь из [перечисленных лекарств], это миндальное масло. Некоторые [врачи] запрещают гранат из-за его охлаждающего действия, но, по-моему, от сладкого граната не бывает [большой] беды. Иногда, чтобы вызвать отхаркивание, употребляют отвары следующих лекарств: очищенного ячменя, ююбы, кордии, фиалки, семян снотворного мака, фиалкового питья и питья из кувшинки – эти два питья лучше, чем джулаб.

Источник: http://litrus.net/book/read/54156?p=108

Читать Канон врачебной науки

О сущности соков и об их частях

Сначала влага как будто существует в количестве, достаточном для того и для другого; это количество сберегает теплоту, а также прибавляет рост.

Потом, в конце концов, количество влаги становится уже недостаточным для [осуществления] обеих этих вещей, а затем она оказывается в таком количестве, которого не хватает даже на одну из них.

Между тем количество влаги должно быть средним, чтобы его хватило, [хотя бы] для одной из этих двух вещей без другой. 17

Было бы, однако, нелепостью сказать, что влаги хватает для взращивания и не хватает, чтобы сохранять естественную теплоту.

Как может увеличить что-либо [фактор], который не может сохранить основу [увеличиваемой] вещи? Выходит, что этого количества влаги хватает лишь для того, чтобы сохранить естественную теплоту, и не хватает для роста. А известно, что тот возраст, [когда это имеет место] — возраст юности.

Что касается утверждения [представителей] другой части [врачей], будто рост у детей происходит по причине одной лишь влажности, а не теплоты, то это утверждение ложно. Дело в том, что влажность — материя роста, а материя подвергается воздействию и принимает какие-либо качества не сама по себе, а при действии на нее активной силы.

Здесь же активной силой является, по изволению великого, славного Аллаха, душа или природа, и действует эта сила только при посредстве некоего орудия, а именно — прирожденной теплоты. Утверждение [этих врачей], что большой аппетит у детей объясняется только холодностью натуры, тоже ложно.

Ведь при нездоровом аппетите, происходящем от холодности натуры, пища не усваивается и не питает [тело]. А у детей усвоение пищи происходит в большинстве случаев наилучшим образом. Не будь этого, дети не вводили бы [в себя],чтобы расти, больше обмениваемых веществ, то есть пищи, чем их всасывается [в тело].

А между тем случается, что дети плохо усваивают пищу вследствие прожорливости и потому, что они мало приучены к тому, что едят, поглощают скверные, сырые вещи в большом количестве, и после того совершают вредящие движения. Поэтому в [теле] детей скопляется больше, [чем нужно], излишков, и [их тело], особенно легкие, больше нуждается в очистке.

Из-за этого пульс у детей более частый и напряженный, [чем у взрослых], и у него нет полноты, так как силы [детей] не вполне [развиты].

Затем тебе должно знать, что после периода возраста остановки теплота начинает уменьшаться вследствие поглощения окружающим воздухом ее материи, то есть влаги.

[В этом воздуху] способствует прирожденная теплота, которая тоже находится внутри [тела], и помогают душевные и телесные движения, необходимые в повседневной жизни, а также и бессилие естества [человека] постоянно противостоять этому. Ведь все телесные силы конечны, как это изложено в естествознании, и действие их при введении [веществ в тело] не является постоянным.

Если бы эти силы тоже не были бы конечными и постоянно вводили бы [в тело] в одном и том же равном количестве замену того, что в нем всосалось, а всасывание [ведь происходит] в одном и том же количестве и постоянно, каждый день увеличивается, — то замена [все равно полностью] не могла бы противостоять всасыванию, 18 и всасывание уничтожало бы влажность.

И как же [не быть этому], когда и то и другое 19 взаимно способствует возникновению недостатка [влаги] и обратному развитию [тела].

А раз так, то [все это] необходимо и обязательно должно уничтожать материю и даже угашать теплоту, особенно когда угасанию теплоты благодаря помощи материи способствует также и другая причина, то есть посторонняя влажность, которая постоянно возникает из-за отсутствия замены переваренной пищи.

Она помогает гашению теплоты двояким образом: во-первых, душит и заливает теплоту, во-вторых, противопоставляет [теплоте свои] качества, ибо эта [посторонняя] 20 влага — слизистая и холодная. [Угасание внутренней теплоты] и есть естественная смерть, [время которой] для каждого человека, в соответствии с его первоначальной натурой, отложено до [конца] того срока, в течение которого его сила обеспечивает сохранение влажности [в теле]. «Для каждого из них есть срок названный, и для каждого срока — запись», но этот срок различен для отдельных людей соответственно различию их натуры. 21

Итак, [из сказанного] следует, что тело у детей и юношей умеренно горячее, а тело зрелых людей и стариков холодное. Однако тело у детей вследствие роста более влажное, чем [того требует] уравновешенность, и это узнается на опыте, — то есть по мягкости их костей и нервов, а также путем умозаключения, ибо они [еще] недавно были близки к семени и к пневме, подобной пару.

Что же касается зрелых людей и особенно стариков, то они, будучи холоднее, в то же время и более сухи. Это узнается на опыте по твердости их костей и сухости кожи и путем умозаключения, ибо они много времени тому назад были близки к семени, к крови и к пневме, подобной пару.

Землистости у людей средних лет и у стариков больше, чем у детей и юношей; у стариков ее больше, чем у людей средних лет.

Уравновешенность натуры юноши выше уравновешенности ребенка, но юноша по сравнению с ребенком имеет сухую натуру, а по сравнению со стариком и со зрелым человеком — горячую натуру. Старик суше, чем юноша и зрелый человек, по натуре своих основных органов, но влажнее их в отношении посторонней, смачивающей влажности.

Что же касается различия натуры людей разного пола, то женщины по натуре холодней мужчин, поэтому они уступают мужчинам в [крепости] сложения и [их натура] более влажная.

Вследствие холодности натуры у женщин [в теле] много остатков, а недостаток телесного упражнения делает вещество их мяса более рыхлым.

Хотя мясо у мужчин в отношении сочетания с входящими в него [веществами] рыхлое, но вследствие своей грубости оно сильнее охлаждено, чем проходящие через него сосуды и нити нервов.

У жителей северных стран более влажная [натура]. Люди, работа которых [связана] с водой, влажнее [по натуре], а те, кто противоположен, 22 — наоборот. Что же касается признаков натуры, то мы о них скажем, когда будем говорить об общих и частных признаках.

О соках

О сущности соков и об их частях

Сок есть влажное текучее тело, в которое первоначально превращается пища. Сок бывает достохвальный, назначение которого превращаться, — одному или [в сочетании] с чем-либо другим, — в частицу питательного вещества, или, — одному или [в сочетании] с чем-либо, — становиться похожим [на питательное вещество], словом, замещать ту часть [питательных веществ], которая растворилась в [теле].

[Сок] бывает также излишний и дурной, участь которого не такова, и он редко превращается в достохвальный сок. Его участь — быть выведенным из тела и извергнутым раньше [чем он переварится в хороший сок].

Мы говорим: жидкости в теле бывают первичные и вторичные. Первичные жидкости — это четыре сока, о которых мы [еще] скажем, а вторичные разделяются на две части: это либо излишки, либо нет.

Об излишках мы еще будем говорить, а жидкости, не являющиеся излишками, — это те, которые изменяют свое первоначальное состояние и проходят в органах, не становясь, однако, полностью и на деле частицей какого-либо простого органа. Таких жидкостей [существует] четыре вида. Один из них — это жидкость.

заключенная в ямках на концах маленьких сосудов, смежных с основными органами и орошающих их кровью. Вторая жидкость разбрызгана в основных органах наподобие росы; она способна превращаться в питательное вещество, когда тело лишено пищи и смачивает органы, когда они почему-либо высохли — от резкого движения или другой причины. Третья — это жидкость.

которая недавно сгустилась, то есть пища, превратившаяся в вещество органов путем смешения и уподобления, но еще не претерпевшая полного превращения по существу. Четвертая — это влага, которая входит в основные органы с [момента] начала роста и связывает между собой частицы органов. Начало этой влаги — от капли [семени], а начало семени — от соков.

Источник: https://online-knigi.com/page/12383?page=6

Books-med
Добавить комментарий