О лечении порчи органов и срезании [гнилого мяса]

Канон врачебной науки | Страница 107 | Онлайн-библиотека

О лечении порчи органов и срезании [гнилого мяса]

Такие язвы бывают либо в груди, либо в грудобрюшной преграде, либо в легких; эта последняя разновидность, то есть [язва] в легких, и есть чахотка. Или же язвы бывают в трубке, но о них мы уже упоминали.

Наиболее благополучные из таких язв – язвы в груди, и это потому, что сосуды в груди меньше и части их плотней, так что трещины в них не очень велики, а также по той [причине], что гной не задерживается в сосудах и течет в грудную полость, тогда как состояние легких не таково.

К тому же движения [груди] не сильны И не [столь] ощутимы, как движения легких, напротив, грудь почти неподвижна, и она является мясистой, а мясистые органы более способны к заживлению.

Часто случается, что язвы в груди, происходящие от гниющих нарывов, портят кости, так что приходится вырезать загнившие части костей, чтобы соседние части уцелели; нередко гниение переходит на прилежащую к костям оболочку.

Что же касается язв в преграде, то язвы, прошедшие насквозь, никогда не заживают, а не сквозные бывают либо в частях, богатых нервами, и тогда они [тоже] не заживают, либо образуются в мясистых частях и заживают, если их захватить в начале и не допустить образования опухоли. Если же они опухают или становятся хроническими, то не исцеляются.

Относительно язв в легких врачи не согласны насчет того, излечимы они или не излечимы. Некоторые говорят, что они совершенно неисцелимы, ибо для заживления требуется неподвижность, а там неподвижности не бывает. Однако Гален оспаривает их и утверждает, что движение само по себе не препятствует заживлению, если не присоединяются другие помехи.

Это доказывается еще и тем, что преграда тоже движется, но язвы на ней иногда излечимы.

Что же касается самого Галена, то его мнение о язвах в легких таково, что если эти язвы возникают вследствие распада единого, который произошел не от опухоли или разъедания едким соком, а от другой причины, то они доступны излечению, пока рана еще не загнила и не опухла; таковы же и язвы, которые вызывают в легких прободение, но не нагнаиваются.

А язвы [в легких] от опухоли или от разъедания недоступны излечению, ибо нагноившаяся язва может в таком случае исцелиться только путем очищения от гноя при помощи кашля, но кашель расширяет язву и разрывает ее, и щекотание от кашля усиливает боль, а боль способствует привлечению материи в данную сторону.

Сушащие лекарства препятствуют отхаркиванию, а средства, способствующие отхаркиванию, увлажняют и размягчают язвы. Язвы от разъедающего сока не исцеляются, если его не исправить, а это удается лишь в такой промежуток времени, в течение которого язва либо обязательно разорвется и превратится в совершенно не заживающий свищ, либо настолько расширится, что разъест часть легкого. А в язве, образовавшейся после опухоли, иногда соединяются все эти свойства.

К [причинам], увеличивающим трудность заживления, относится движение, а также то, что сосуды, находящиеся в легких, велики, широки и плотны; это тоже одно. из [обстоятельств]; затрудняющих зарастание разрыва.

И еще: дальность расстояния от места входа выпитого лекарства до легких и обязательное ослабление его силы, пока оно доходит до язвы, тоже увеличивает [трудность заживления]. Лекарства холодные [движутся] лениво и не проникают [глубоко], а те, которые горячи, усиливают лихорадку, сопровождающую язвы в легких.

Сушащие лекарства вредны тем, что неизменно вызывают худосочие, тогда как увлажняющие препятствуют заживлению язвы. Способ лечений всяких язв заключается в подсушивании, и особенно таких, как язвы [в легких], к которым направляются жидкости сверху и снизу.

Иногда разъедание быстро поддается излечению, если оно только начинается и [язва] образовалась в оболочке, покрывающей трубку изнутри, а не в мясистом веществе легких; что же касается [язвы] в самих хрящах [трубки], то она не поддается [лечению].

Более всего доступны лечению при чахотке по своему возрасту дети, а самые благополучные язвы легких – те, что принадлежат к разновидности язв со струпом, если только причина [язвы] не в натуре [больного] и не в самом соке, который делает сухую язву лишаевидной.

Иногда с чахоточным бывает, что чахотка тянется долго, отпуская его на некоторое время; [бывает] также, что она тянется с юности до зрелых лет. Я видел женщину, которая прожила в чахотке почти двадцать три года или [даже] немного больше. Люди с язвой в легких очень страдают осенью; если [наличие] чахотки сомнительно, ее обнаруживают у больного с наступлением осени.

Иногда название «чахотка» дают другой болезни, при которой нет лихорадки, но легкое принимает в себя густые, вязкие соки, постоянно изливающиеся туда вследствие катаров.

Протоки в легких становятся узкими, [и у больных] возникает стеснение дыхания и упорный кашель; это приводит к истощению сил и заставляет таять их тело, но в действительности они идут по пути страдающих астмой.

Если при этом есть небольшой жар, то необходимо присоединить к их лечению кое-какие меры лечения больных астмой.

Что же касается причин язв в легких, то это либо катар, жгучий, разъедающий или вызывающий гниение благодаря соседству, – при этом легкое не становится благополучным, пока катар не созреет, – либо материя такого же рода, текущая в легкое из другого органа, либо предшествующее воспаление легких, которое дало нагноение после прорвавшейся плевритической опухоли. [Язва в легких бывает также] вследствие какой-либо из упомянутых выше причин, вызывающих кровохарканье, которое раскрывает, разрывает или расщепляет сосуд, будь то причина внутренняя, как например, кипение крови или что-либо другое из вышесказанного, либо причина внешняя – падение или удар. Иногда причиной язв бывает гниение или разъедание, возникающее в веществе легких само по себе, как это случается в других органах. [Заболевания] чахоткой иногда учащаются, если за «северным» и сухим летом следует «южная», дождливая осень.

О тех, кто предрасположен к чахотке по своему сложению и облику, а также в зависимости от страны и натуры

Это [люди] сутулые, узкогрудые, у которых лопатки [почти] лишены мяса, особенно сзади, и выдаются вперед. Они так сильно выступают, что кажется, будто у такого человека два крыла, и плечи у него как бы отделяются от [всей] руки спереди и сзади.

[К чахотке предрасположены люди] с длинной и наклоняющейся вперед шеей; горло у них иногда выдается и подпрыгивает; у таких людей много ветров в груди в прилежащих местах, и грудь их раздута, так как она маленькая.

Если при этом у таких людей наблюдается слабость мозга, который принимает в себя излишки, и не [вполне) переваривается пища, то все условия, [чтобы заболеть чахоткой], налицо, особенно когда соки у них острые, желчные.

А по облику люди быстро получающие чахотку, это, как упомянуто, сутулые, с редкой растительностью и белой с рыжеватым оттенком [кожей], а также те, у кого крепкое, плотное тело, ибо у них часто случаются разрывы сосудов.

По натуре подвержены этому люди с более холодной натурой, а возраст, в котором часто бывает чахотка, – от восемнадцати и до тридцати лет. В холодных странах она бывает чаще, поскольку там [нередко] лопаются сосуды и многочисленны [случаи] кровохаркания. Время года, когда это [заболевание] учащается, – осень.

Источник: http://litrus.net/book/read/54156?p=107

Читать Канон врачебной науки

О лечении порчи органов и срезании [гнилого мяса]

Опухоль часто залегает глубоко, так что ее нужно подтянуть к коже, хотя бы при помощи банок с огнем.

Что же касается твердых опухолей, перешедших за начальную стадию, то правило [требует], чтобы их сначала по временам размягчали [средствами], уменьшающими жар и высыхание, дабы плотные части [опухоли] не затвердели от сильного растворения [соков] и с целью подготовить всю опухоль к растворению, а потом ее подвергают усиленному растворению. После этого, если есть опасение, что растворение того, что растворилось, вызовет затвердение [частей опухоли], оставшихся [плотными, опухоль] вторично принимаются размягчать и не прекращают этого до тех пор, пока вся опухоль не исчезнет в течение растворения и размягчения.

Опухоли со вздутием пользуют [лекарствами], согревающими и обладающими тонкостью вещества, чтобы рассеять ветер и РА поры. Дело в том, что причиной опухолей со вздутием является густота ветра и закупорка пор. Следует также позаботиться о прекращении [образования] материи, из которой возникают ветреные пары.

Среди опухолей есть опухоли язвенные, как например, герпес. Их следует охлаждать, подобно флегмонам, но не должно увлажнять, хотя опухоль [вообще] и требует увлажнения.

Наоборот, их должно сушить, ибо в данном случае проявление [болезни] одолело ее причину.

Проявлением же здесь является изъязвление, ожидаемое или уже случившееся, а изъязвление лечат высушиванием, и вреднее всего для него увлажнение.

Что касается внутренних опухолей, то в них надлежит уменьшить материю путем кровопускания и послабления желудка. [Больной] с такой опухолью должен избегать бани, вина и чрезмерных телесных и душевных движений, как например, гнева и тому подобных [чувств].

Затем в начале болезни применяются отгоняющие [лекарства], но без поднятия больших тяжестей, особенно если опухоль в желудке или в печени.

Когда же придет время растворять [опухоль], то не следует отказываться от вяжущих лекарств с приятным запахом, как мы мельком указывали в предшествующем; печень и желудок нуждаются в этом больше, чем легкие.

[Лекарства], применяемые для «смягчения естества», должны вызывать созревание и быть подходящими для опухолей; таковы, например, паслен, кассия. Паслен обладает свойством растворять горячие внутренние опухоли.

Страдающих [такой опухолью] следует кормить только понемногу и не во время приступа, если [опухоль] в начальной [стадии], за исключением [случаев] большой слабости.

Если [больной] страдает сочетанием опухоли во внутренностях с упадком сил, то он находится на пути к смерти, так как силы подкрепляются только питанием, а [усиленное] питание — самая вредная вещь [при опухоли]. А если [опухоль] рассосалась, то нет ничего лучше [питания]; если же она лопнула, то нужно пить что-нибудь, что ее вымоет, как например, медовую воду или воду с сахаром. После этого следует принимать пищу, которая понемногу способствует созреванию и сушит, а в конце дело ограничивается [одной лишь] сушащей [пищей]. Ты получишь об этом сведения с [подобным] толкованием в Книге, содержащей данные о частных болезнях.

Врачи иногда ошибаются относительно внутренних опухолей, находящихся ниже живота; нередко это бывает не опухоль, а грыжа и во вскрытии ее [таится] опасность, а иногда это [действительно] внутренняя опухоль, но не в брюшине, а в самих кишках, и вскрывать ее опасно.

Краткое рассуждение о вскрывании [нарывов]

Кто хочет вскрыть нарыв, тому должно, разрезая его, следовать направлению кожных морщин и складок, имеющихся на данном органе, если только это не такой орган, как лоб, тогда при вскрытии [нарыва], если оно пойдет по направлению складок и морщин, будет перерезана лобная мышца и упадет [парализованное] веко. [Это относится] также к органам, у которых направление кожных складок иное, чем направление мышечных волокон.

Вскрывающий [нарыв] должен знать анатомию, [то есть] анатомию нервов, вен и артерий, чтобы по ошибке не разрезать какую-нибудь из них и не привести этим больного к гибели. При нем должно быть некоторое количество кровоостанавливающих лекарств, болеутоляющих пластырей и средств, сродных с этим.

Так, например, он должен иметь при себе лекарство Галена, заячью шерсть, паутину, ибо паутина обладает явно полезным в этом смысле свойством, а также яичный белок и все виды прижиганий, чтобы остановить кровотечение, если ему случилось ошибиться или возникла необходимость [остановить кровь].

И пусть при нем будут мягчительные лекарства, сообразно тому, что мы скажем [в Книге] о простых лекарствах.

Когда вскрываешь нарыв, то выведи его содержимое. Не следует применять [к нарыву] жир, жидкость или пластырь, в котором преобладает жир или оливковое масло, как например, басиликун, лучше употреблять пластырь с купоросом, применяя его, когда это будет нужно, и класть поверх него губку, смоченную в вяжущем питье.

О лечении порчи органов и срезании [гнилого мяса]

Когда [какой-либо] орган испортился из-за дурной натуры, с [выделением] материи или без материи, и не помогают надрез или смазывание подобающими средствами, упомянутыми в Книге о частных заболеваниях, то неизбежно приходится отнимать и разлагающееся мясо, лежащее на этом органе.

Лучше всего, если возможно, [делать это] не «железом», ибо «железо» нередко задевает отрезки мышц, нервов и бьющихся сосудов губительным образом.

Если это не помогло и порча опять перешла на кость, то его неизбежно приходится отрезать и прижечь место отреза кипящим маслом: это избавляет от дурных последствий несчастья и останавливает кровотечение.

На месте отреза вырастает необыкновенная, неподходящая кожа, больше всего похожая на мясо из-за своей твердости.

Когда хотят резать, следует ввести в [рану] зонд и водить его вокруг кости.

Там, где находишь надлежащее соединение, а в таком месте при введении зонда чувствуется сильная боль, проходит граница здоровья, а там, где обнаруживаешь рыхлость [кости] и слабое соединение, находится одно из тех мест, откуда надо отрезать.

Иногда сверлят окружность кости, которую хотят вырезать, пока просверленные отверстия не охватят кость кругом и она не сломается и не разобьется, а иногда ее пилят.

Когда хотят это сделать, то ставят преграду между мясом и тем местом, где режут и сверлят, чтобы [мясу] не было больно.

Если кость, которую приходится вырезать, крошится, шатается и не укладывается на место, так что нет надежды ее поправить и можно опасаться, что она сгниет и сгниет то, что к ней прилегает, мы убираем с нее мясо, либо разрезая, связывая и оттягивая в противоположную сторону, либо другими ухищрениями, которые диктуются обстановкой действительности, и устраиваем между [оперируемым местом] и благородным органом, если он там имеется, преграду из тряпок, отдаляя [орган от места операции], а потом режем.

Если кость подобна кости бедра, велика по [размеру] и [расположена] близко от нервов, артерий и вен, и если порча ее значительна, то врачу остается тогда только бежать.

Общее рассуждение о лечении нарушения непрерывности, различных язв, растяжения, последствий удара и падения

Нарушение непрерывности в костных органах лечится выпрямлением и сращивающей повязкой — об этом говорится в разделе об искусстве вправлять кости, и ты это найдешь в своем месте.

Далее [предписывается] покой и прием обволакивающей пищи, из которой, как можно надеяться, родится хрящевидное питательное вещество, необходимое, чтобы связать края перелома и срастить их как бы «припоем».

Невозможно вправить кость иначе, как таким способом, особенно в теле зрелых [людей]. Мы будем исчерпывающе говорить об этом в Книге о частных заболеваниях.

Что же касается нарушения непрерывности, случившегося в мягких органах, то целью при их лечении является соблюдение трех основных правил: если причина устойчива, то прежде всего следует прекратить истечение и остановить [выделение] материи, если в близлежащем [органе] имеется материя.

Источник: https://online-knigi.com/page/12383?page=70

Читать

О лечении порчи органов и срезании [гнилого мяса]
sh: 1: –format=html: not found

Канон врачебной науки

Избранные главы

Абу Али ибн Сина (Авиценна) (980 — 1037)

Об определении понятия медицины

Об определении медицины

Я утверждаю: медицина — наука, познающая состояние тела человека, поскольку оно здорово или утратит здоровье, для того, чтобы сохранить здоровье и вернуть его, если оно утрачено. Кто-нибудь, однако, может сказать: «Медицина разделяется на теорию и практику, а вы, говоря, что это наука, превратили всю медицину в теорию».

На это мы отвечаем: говорится, что есть искусства теоретические и искусства практические, философия теоретическая и философия практическая; говорят также, что медицина бывает теоретическая и практическая, при этом в каждой части под словом «теоретическая» и «практическая» подразумеваются разные вещи, но нам сейчас нет нужды говорить о различиях, которые имеются в данном случае в виду где-либо, кроме медицины.

Когда говорят, что в медицине есть нечто теоретическое и нечто практическое, то не следует думать, что воображают многие исследователи данного вопроса, будто этим хотят сказать, что одна часть медицины — познание, а другая часть — действие. Напротив, тебе должно знать, что под этим подразумевается нечто другое.

А именно: каждая из двух частей медицины — не что иное, как наука, но одна из них — это наука об основах медицины, а другая — наука о том, как ее применять. Первой из этих частей присвоено название науки или теории, а второй — название практики.

Под теорией медицины мы понимаем ту часть, которая учит только основным правилам и не входит в изложение сущности каких-либо процедур. Так, например, в медицине говорят, что число разновидностей лихорадки — три, и что натур1 существует, допустим, девять.

А под практикой в медицине мы понимаем не [только физическое] действие и производство каких-нибудь телодвижений, но и ту часть медицинской науки, обучение которой заключает полезный совет, и совет тот связан с изложением сущности какой-либо процедуры.

Так, например, в медицине говорится, что к горячим опухолям2 следует вначале прикладывать что-нибудь отвлекающее, охлаждающее и вскрывающее; потом, после этого отвлекающие средства смешиваются с мягчительными, а после того, как дойдет до опадания, ограничиваются мягчительными и разгоняющими лекарствами, но только не при опухолях, образовавшихся от дурных соков, выделяемых главенствующими органами.

Такое наставление сообщает тебе полезный совет, то есть изложение сущности некоей процедуры. Когда ты изучишь обе эти части, то приобретешь знания научные и знания практические, хотя бы ты сам никогда не практиковал.

Никто не вправе сказать: «Телу человека присущи три состояния: здоровье, болезнь и третье состояние — не здоровье и не болезнь, а ты ограничился двумя частями». Если тот, кто это говорит, подумает, то он, вероятно, не сочтет обязательным ни такого деления на три, ни упреков в том, что мы его опустили.

К тому же, если это и необходимо, то наши слова «утрата здоровья» заключают в себе и болезнь и то третье состояние, которое назвали.

К нему неприложим термин «здоровье», ибо здоровье — это способность или состояние, благодаря которому функции [органа], предназначенного для их выполнения, оказываются безупречными, но ему не подобает также и противоположный термин, если только не определять здоровье, как хочешь, обусловливая его ненужными условиями.

Об этом не пререкаются с врачами, и врачи не такие люди, с которыми спорят о подобных вещах. Такие препирательства с врачами и с теми, кто с ними спорит, не приводят ни к чему полезному в медицине, а что касается познания истины в данном вопросе, то это относится к основам другой науки, то есть к основам науки логики. Там пусть и ищут истину.

О задачах медицины

Медицина рассматривает тело человека, поскольку оно здорово или утрачивает здоровье. Познание всякой вещи, если оно возникает, достигается и бывает совершенным через познание ее причин, если они имеются; поэтому в медицине следует знать причины здоровья и болезни.

Причины эти бывают явные, а бывают и скрытые, постигаемые не чувством, а умозаключением на основании акциденций; поэтому в медицине необходимо также знать и акциденции, которые имеют место при здоровье и при болезни.

В истинных науках3 изъяснено, что познание вещи приобретается через познание ее причин и начал, если они ей присуди, а если их нет, то через познание ее акциденций и обязательных существенных признаков.

Причины, однако, бывают четырех разновидностей — материальные, действенные, формальные и конечные. Материальные причины это заложенные [в теле] основы, в которых существует здоровье и болезнь. Ближайшая основа — орган или пневма, более отдаленная основа — соки,4 еще более отдаленная — элементы.

Эти две [последние] основы [различаются], смотря по сочетанию, хотя при сочетании имеет место также и превращение. Все то, что устроено таким образом, стремится при сочетании и превращении к некоему единству; в данном положении единством, связанным с этим множеством, является либо натура, либо определенная форма.

Что касается натуры, то она [возникает] по превращению, определенная же форма [возникает] по сочетанию.

Действенные причины — это причины, которые изменяют состояние тела человека или сохраняют его неизменным.

Таковы [состояния] воздуха и то, что с ними связано; еда, вода, напитки и то, что с ними связано; опорожнение, запор, страна, жилище и то, что с ними связано, телесные и душевные движения и покой.

К этим же [причинам относятся] сон, бодрствование, переход из одного возраста в другой, различия по возрасту, полу, ремеслу, привычкам, а также то, что происходит с человеческим телом и соприкасается с ним — либо не противоречащее природе, либо находящееся в противоречии с природой.

Формальные причины — это натуры и возникающие после них силы, а также сочетания.

Что же касается конечных причин, то это действия. В познание действий неизбежно входит познание сил, а также познание пневмы, несущей силы, как мы это изъясним в дальнейшем.

Таково содержание врачебной науки, поскольку она исследует тело человека — как оно бывает здоровым и как болеет.

Однако, с точки зрения конечной цели этого исследования, то есть сохранения здоровья и прекращения болезни, у [медицины] должны быть также и другие предметы; соответственно средствам и орудиям, [применяемым] при этих двух состояниях.

Средствами здесь являются целесообразное пользование едой и напитками, правильный выбор воздуха, определение меры покоя и движения, лечение лекарствами и лечение рукой.

5 Все это у врачей [применяется] в соответствии с тремя разновидностями [людей]: здоровых, больных и средних,6 о [средних] мы еще будем говорить и скажем, почему можно считать, что они стоят между двумя группами, которые в действительности не связаны никаким посредствующим звеном.

И вот [теперь, когда] мы привели эти объяснения по отдельности, в совокупности у нас получилось, что медицина рассматривает элементы, натуры, соки, простые и сложные органы, пневмы с их естественными, животными и душевными силами, действия и состояния тела — здоровье, болезнь и среднее состояние, а также причины этих состояний: кушанья, напитки, воздух, воду, страну, жилище, опорожнение, запор, ремесло, привычки, движения и покой тела и души, возраст, пол, те необычные события, которые случаются с телом, разумный режим в еде и напитках, выбор [подходящего] воздуха, выбор7 движения и покоя, а также лечение лекарствами и действия рукой, ведущие к сохранению здоровья, и терапию каждой болезни по отдельности.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=12383&p=70

О задачах медицины

О лечении порчи органов и срезании [гнилого мяса]

Кто хочет вскрыть нарыв, тому должно, разрезая его, следовать направлению кожных морщин и складок, имеющихся на данном органе, если только это не такой орган, как лоб, тогда при вскрытии [нарыва], если оно пойдет по направлению складок и морщин, будет перерезана лобная мышца и упадет [парализованное] веко.

[Это относится] также к органам, у которых направление кожных складок иное, чем направление мышечных волокон.

Вскрывающий [нарыв] должен знать анатомию, [то есть] анатомию нервов, вен и артерий, чтобы по ошибке не разрезать какую-нибудь из них и не привести этим больного к гибели.

При нем должно быть некоторое количество кровоостанавливающих лекарств, болеутоляющих пластырей и средств, сродных с этим.

Так, например, он должен иметь при себе лекарство Галена, заячью шерсть, паутину, ибо паутина обладает явно полезным в этом смысле свойством, а также яичный белок и все виды прижиганий, чтобы остановить кровотечение, если ему случилось ошибиться или возникла необходимость [остановить кровь]. И пусть при нем будут мягчительные лекарства, сообразно тому, что мы скажем [в Книге] о простых лекарствах.

Когда вскрываешь нарыв, то выведи его содержимое. Не следует применять [к нарыву] жир, жидкость или пластырь, в котором преобладает жир или оливковое масло, как например, басиликун, лучше употреблять пластырь с купоросом, применяя его, когда это будет нужно, и класть поверх него губку, смоченную в вяжущем питье.

Когда [какой-либо] орган испортился из-за дурной натуры, с [выделением] материи или без материи, и не помогают надрез или смазывание подобающими средствами, упомянутыми в Книге о частных заболеваниях, то неизбежно приходится отнимать и разлагающееся мясо, лежащее на этом органе. Лучше всего, если возможно, [делать это] не “железом”, ибо “железо” нередко задевает отрезки мышц, нервов и бьющихся сосудов губительным образом. Если это не помогло и порча опять перешла на кость, то его неизбежно приходится отрезать и прижечь место отреза кипящим маслом: это избавляет от дурных последствий несчастья и останавливает кровотечение.

На месте отреза вырастает необыкновенная, неподходящая кожа, больше всего похожая на мясо из-за своей твердости.

Когда хотят резать, следует ввести в [рану] зонд и водить его вокруг кости.

Там, где находишь надлежащее соединение, а в таком месте при введении зонда чувствуется сильная боль, проходит граница здоровья, а там, где обнаруживаешь рыхлость [кости] и слабое соединение, находится одно из тех мест, откуда надо отрезать.

Иногда сверлят окружность кости, которую хотят вырезать, пока просверленные отверстия не охватят кость кругом и она не сломается и не разобьется, а иногда ее пилят.

Когда хотят это сделать, то ставят преграду между мясом и тем местом, где режут и сверлят, чтобы [мясу] не было больно.

Если кость, которую приходится вырезать, крошится, шатается и не укладывается на место, так что нет надежды ее поправить и можно опасаться, что она сгниет и сгниет то, что к ней прилегает, мы убираем с нее мясо, либо разрезая, связывая и оттягивая в противоположную сторону, либо другими ухищрениями, которые диктуются обстановкой действительности, и устраиваем между [оперируемым местом] и благородным органом, если он там имеется, преграду из тряпок, отдаляя [орган от места операции], а потом режем.

Если кость подобна кости бедра, велика по [размеру] и [расположена] близко от нервов, артерий и вен, и если порча ее значительна, то врачу остается тогда только бежать.

Нарушение непрерывности в костных органах лечится выпрямлением и сращивающей повязкой — об этом говорится в разделе об искусстве вправлять кости, и ты это найдешь в своем месте.

Далее [предписывается] покой и прием обволакивающей пищи, из которой, как можно надеяться, родится хрящевидное питательное вещество, необходимое, чтобы связать края перелома и срастить их как бы “припоем”.Невозможно вправить кость иначе, как таким способом, особенно в теле зрелых [людей].

Мы будем исчерпывающе говорить об этом в Книге о частных заболеваниях.Что же касается нарушения непрерывности, случившегося в мягких органах, то целью при их лечении является соблюдение трех основных правил: если причина устойчива, то прежде всего следует прекратить истечение и остановить [выделение] материи, если в близлежащем [органе] имеется материя.

Второе — это сращение краев [раны] с помощью соответствую лекарств и пищи и третье — предотвращение загнивания,; насколько это возможно. Когда удается обеспечить одно из [этих] трех [условий], сосредоточивают внимание на остальных.Что касается прекращения истечений, то ты уже знаешь способно [достигнуть] этого.

Сращение [достигается] соединением крае] раны, если они соединяются, а также высушиванием; [при этом] принимают обволакивающую пищу.

Тебе должно знать, что целью [врача] при лечении ран является [их] подсушивание.

Если раны чисты, то [ограничиваются] одним лишь подсушиванием, а при гнилых язвах применяют острые, разъедающие лекарства, как например, желтый и зеленый купорос, сернистый мышьяк, известь; если [это] не помогает, то не избежать [прижигания] огнем.

Лекарства, составленные из ярь-медянки, воска и масла, очищают с помощью ярь-медянки и предотвращают чрезмерное жжение благодаря воску и маслу. Это лекарство — умеренное. Оно упомянуто в Фармакопее.

Мы говорим: всякая рана не может не быть либо простой, либо сложной. Если простая рана невелика и ничто не разъедает ее изнутри, то надлежит соединить ее края и перевязать [ее], приняв предварительно меры, чтобы между краями не попало нисколько масла или пыли. [После этого рана] заживает.

То же самое [относится] и к большой [ране], если из вещества [органа] ничего не пропало и можно приложить один край [раны] к другому.

Что же касается большой язвы, которую нельзя закрыть, будь это разрыв или пространство, заполненное гноем, или [если] исчезла часть вещества органа, то способом ее лечения является высушивание.

Если исчезла только лишь кожа, то нужны лекарства, которые закрывают рану, либо по присущим им свойствам — таковы вяжущие [средства],— либо по акциденции — таковы острые [лекарства], например, зеленый и желтый купорос: они лучше всего способствуют высушиванию и образованию струпа; но если [доза их] велика, они разъедают и увеличивают язву.

Когда же исчезнувшей [частью органа] является мясо, как при глубоких ранах, то не следует спешить их закрывать; напротив, предварительно нужно позаботиться нарастить мясо.

Мясо нарастает на ранах, высушивание которых не зашло далеко за первую степень, но здесь существуют [известные] условия, которые необходимо соблюдать. [Например], должно принимать во внимание состояние натуры основного органа и натуры раны.

Если орган по своей натуре является очень влажным, а рана не очень влажная, то достаточно легкого высушивания первой степени, так как болезнь не сильно отошла от естества органа.

Когда же орган сухой, а рана очень влажная, то необходимы [средства], высушивающие до второй или третьей степени, чтобы вернуть орган к его [естественной натуре].

У [людей] с уравновешенной натурой состояние [язвы] следует улучшать [средствами] средней силы.

Сюда же относится учет натуры всего тела. Если тело очень сухо, то более влажный орган является уравновешенным по влажности в сравнении с уравновешенным [по натуре] телом, и его следует высушить средним [лекарством].

То же самое, если тело [по натуре] более влажно, а орган суховат, или если [и тело и орган] оба уклоняются [в сторону] увеличения [этих качеств]. В том случае, если уклонение [обращено] в сторону влажности, то высушивают более [энергично], а если [имеет место уклонение] в сторону сухости, высушивают менее сильно.

Сюда же относится учет силы сушащих средств.

Дело в том, что от средств, сушащих [рану] и вместе с тем наращивающих мясо, не требуется сильного подсушивания, задерживающего изливающуюся к органу материю, которая способствует наросту мяса, как это требуется от сушащих средств, применяемых не с целью наращения мяса, а для закрытия раны. Эти средства должны в большей степени очищать от гноя и вымывать его, чем [лекарства], сушащие и закрывающие [рану], которыми желают лишь закрыть [рану], срастить ее и вызвать заживление.

Все лекарства, которые высушивают без жжения, обладают полезными свойствами в отношении наращения мяса.Всякая рана, находящаяся на месте, где нет мяса, не способна к быстрому заживлению, так же как и круглые органы.

Что же касается внутренних язв, то к применяемым [при их лечении] сушащим и вяжущим лекарствам следует примешивать проводящие средства, как например, мед, или лекарства, особо подходящие для данного места, как, [скажем], мочегонные — к лекарствам, лечащим язвы мочевых органов.

Когда мы хотим вызвать в этих местах заживление, то делаем лекарства при [наличии] сжимающих [свойств] вязкими, как [скажем], печатная глина.

Знай, что для исцеления язвы имеются препятствия.

[Таковыми являются, например], дурное состояние органа, то есть натура органа, которую надлежит озаботиться упорядочить в соответствии с тем, что тебе уже известно, а также дурное состояние натуры крови, направляющейся к язве и увлажняющей ее, тебе надлежит исправить это [пищей], порождающей хороший химус.

[Сюда же относится] обилие крови, которая течет [к язве] и увлажняет ее; это надлежит исправлять опорожнением, уменьшением [количества] пищи и, если возможно, применением физических упражнений.[Препятствием к заживлению язвы служит также] порча [лежащей] под нею кости и истечение ] из нее] гноя.

Для этого нет другого лекарства, кроме исправления [самой] кости и выскабливания ее, если выскабливанием [можно] справиться с порчей, или же кость [приходится] отнимать и резать.

Нередко требуется, чтобы при врачах, которые лечат раны, находились пластыри, подтягивающие осколки кости и острые обломки, чтобы их вынимать, иначе они препятствуют заживлению раны. [При] язвах [иногда] необходимо питание для подкрепления сил, [а иногда] уменьшение питания, чтобы прекратить [образование] вещества гноя. Между этими двумя требованиями имеется , противоречие, ибо гной ослабляет, и возникает необходимость в подкреплении сил, [но в то же время] он увеличивается, так что необходимо запрещать [усиленное] питание. Врачу следует в этом случае действовать обдуманно.

Когда язва находится в начальной стадии и в [периоде] увеличения, не следует ходить в баню и [допускать], чтобы на язву попала горячая вода. Это привлечет к ней [соки], увеличивающие опухоль.

Когда же язва успокоится и нагноится, то [баню], пожалуй, можно разрешить. Всякая язва, которая быстро [снова] раскрывается после того как затянулась, легко образует свищ.

Следует постоянно наблюдать цвет гноя и цвет краев раны; если количество гноя увеличивается без увеличения количества пищи, то это [происходит] от созревания.

Потолкуем теперь о лечении разрывов. Мы говорим: поскольку разрыв есть нарушение непрерывности, залегающее под кожей, то очевидно, что лекарства от него должны быть сильней, чем лекарства от открытых [повреждений], а поскольку прилив крови к [месту разрыва] значителен, то по необходимости требуются растворяющие средства.

Эти растворяющие не должны сильно сушить, чтобы [не случилось так], что жидкое растворится, а плотное затвердеет.

Когда желаемое от растворяющего средства будет достигнуто, следует употреблять [лекарства], наращивающие мясо и сушащие, чтобы в пространстве между разъединенными частями не застряла грязь, которая затвердеет и потом загноится от малейшей причины или будет вытолкнута, и снова возникнет нарушение непрерывности.

Если разрыв лежит глубже, то на месте [разрыва] делают надрез, чтобы лекарство проникло дальше вглубь.Что же касается разрыва с легким ушибом, то иногда для лечения достаточно кровопускания.Если разрыв сопровождается трещиной, то трещину до тех пор пользуют лекарствами, пока не станет возможно лечить [самый] разрыв. Если трещина велика, ее лечат сушащими [средствами], а если она мала, как укол иголки, это дело предоставляется самой природе, если только [трещина] не [вызвана чем-либо] ядовитым, не извилиста, не очень болезненна и не задела нерва, по причине чего можно было бы опасаться опухоли и пульсирующей боли.Что касается растяжения, то [средством лечения его] служит тонкая, не причиняющая боли, повязка и прикладывание лекарств от растяжения. А при ударах и [ушибах от] падения требуется кровопускание с противоположной стороны и легкая пища, отказ от мяса и тому подобных вещей, а также употребление мазей и напитков, предписанных для этого [случая] в Книге о частных заболеваниях. Что же касается нарушения непрерывности в органах, [богатых] нервами, и в костях, то рассуждение об этом мы отложим.

Источник: http://exam-ans.ru/matematika/2371/index.html?page=56

Books-med
Добавить комментарий