ИССЛЕДОВАНИЕ РОЛИ СЕРОГО ВЕЩЕСТВА ГОЛОВНОГО МОЗГА В ПАТОГЕНЕЗЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ

Неврология

ИССЛЕДОВАНИЕ РОЛИ СЕРОГО ВЕЩЕСТВА ГОЛОВНОГО МОЗГА В ПАТОГЕНЕЗЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ
… является наиболее часто встречающимся патологическим процессом в неврологии (ангионеврологии) и принимает участие в процессах старения, возникновения инсульта и деменции.

Термин «дисциркуляторная энцефалопатия (ДЭП)» (или «хроническая ишемия мозга», «хроническое цереброваскулярное заболевание») является групповым понятием, объединяющим все патофизиологические механизмы хронической церебральной ишемии.

Диагноз ДЭП необходимо уточнять указанием причинных нозологических форм кардиальной, васкулярной (в том числе «БМС»), гематологической или иной патологии для целенаправленной профилактики прогрессирования симптомов.

БМС является условно составной частью ДЭП, но ее следует рассматривать отдельно ввиду наличия характерных критериев диагностики, отличий патогенеза и нерешенных вопросов профилактики.

Обратите внимание! В настоящее время термин «дисциркуляторная энцефалопатия» нуждается в пересмотре и/или уточнении, так как в формировании этого состояния (процесса) могут участвовать разные патогенетические механизмы, некоторые из которых предложено объединить собирательным термином «БМС».

Болезнь [церебральная] мелких сосудов (БМС) – термин, относящийся к различным патологическим состояниям и механизмам, которые приводят к поражению мелких сосудов белого и серого вещества головного мозга, и используемый для описания патоморфологических, клинических и нейровизуализационных феноменов (патоморфологические изменения вследствие поражения мелких сосудов, как правило, носят системный характер [т.е. страдают различные органы, например, почки и сетчатка], однако в некоторых случаях головной мозг является основной мишенью такого поражения). Под мелкими сосудами понимают все сосудистые структуры (мелкие перфорирующие артерии, артериолы, капилляры, венулы и мелкие вены) размером от 5 мкм до 2 мм, расположенные в веществе головного мозга (паренхиматозные) и субарахноидальном пространстве (лептоменингеальные). Мелкие артерии и артериолы делятся на две группы: [1] пенетрирующие кору головного мозга и кровоснабжающие серое вещество короткими ветвями («корковые» артерии) и подкорковое белое вещество длинными ветвями («медуллярные» артерии) и [2] отходящие от глубоких артериальных перфорантов на основании мозга и кровоснабжающие базальные ядра, зрительный бугор и структуры ствола головного мозга. Перфорирующие артериолы ветвятся по типу тополей. Как поверхностные, так и глубокие артериолы представляют собой конечные ветви и имеют очень ограниченные коллатерали. Более того, глубокая и поверхностная системы перфорантов не соединяются, а лишь встречаются в пограничной зоне вокруг боковых желудочков.

Обратите внимание! Современные достижения в понимании патогенеза БМС основаны связаны с активным развитием метода магнитно-резонансной томографии [МРТ] (трудности изучения БМС объясняются невозможностью прижизненной визуализации мелких мозговых сосудов, частым практически [!!!] бессимптомным течением заболевания и недостаточным внедрением унифицированных подходов к терминологии и диагностике). Знание о патогенезе БМС перешло на новый уровень с внедрением в методологию исследований диффузионно-тензорной МР-последовательности (Diffusion Tensor Imaging, DTI), которая позволяет количественно оценивать структуру белого вещества головного мозга на воксельном уровне в зонах, изменение которых не отражается на FLAIR. Новейшие исследования доказали, что БМС приводит к нарушению структурных и функциональных связей головного мозга. Достижения нейровизуализации при БМС закреплены в STandards for ReportIng Vascular changes on nEuroimaging (STRIVE [см. далее]).

Основными патогенетическими механизмами, лежащими в основе БМС, являются: эндотелиальная дисфункция, гипоперфузия, апоптоз олигодендроцитов, воспаление и нарушение функции гематоэнцефалического барьера (ГЭБ).

В зависимости от комбинации данных процессов, которая обусловлена сочетанным влиянием сердечно-сосудистых факторов риска и генетических механизмов, преобладают ишемические или геморрагические проявления.

При этом хроническая диффузная субклиническая ишемия приводит к развитию неполных инфарктов с демиелинизацией, гибелью олигодендроцитов и аксональным повреждением (ГБВ), тогда как острая тяжелая локальная ишемия – к возникновению паннекроза серого или белого вещества (лакунарный инфаркт).

Преобладание воспалительных изменений может привести к формированию микроаневризм, которые манифестируют церебральными микрокровоизлияниями или внутримозговыми кровоизлияниями.

Причинами развития БМС [имеющей возраст-ассоциированный характер] может быть атеросклероз, артериальная гипертензия, сахарный диабет, а также воздействие других сердечно-сосудистых факторов риска. С точки зрения патогенеза L.

Pantoni (2010, 2016) классифицирует церебральную БМС (ЦБМС) на шесть типов: [1] спорадическая неамилоидная микроангиопатия (СНАМА); [2] спорадическая и наследственная церебральная амилоидная ангиопатия; [3] наследственная ЦБМС (CADASIL, CARASIL, MELAS, болезнь Фабри, ЦБМС на фоне мутации гена COL4A1 и др.

); [4] воспалительная и иммуноопосредованная ЦБМС; [5] венозный коллагеноз и [6] другие варианты. [!!!] Далее БМС будет рассматриваться с позиции СНАМА.

Обратите внимание! Роль традиционных сосудистых факторов риска в развитии БМС остается противоречивой. В результате недавних полногеномных исследований и изучения генов-кандидатов установлено, что: [1] БМС ассоциирована с локусами 16q24.

2 (ЛИ), 1q22 (недолевые ВМК) и 6p25 рядом с FOXF2 (ГБВ); [2] в развитии спорадической ЦБМС могут принимать участие генетические варианты, которые ранее считались ассоциированными с семейными формами БМС (COL4A2 для ЛИ и глубокого ВМК, NOTCH3 для ГБВ и ЛИ); [3] гетерогенные мутации при рецессивных формах моногенных вариантов ЦБМС (HTRA1) могут манифестировать клинически в позднем возрасте.

Клиническое значение БМС заключается в том, что она служит основной причиной сосудистых когнитивных нарушений (КН), связана с постуральными, тазовыми расстройствами и депрессией, а также приводит к возраст-ассоциированной потере независимости (БМС в настоящее время рассматривается как одна из основных причин сосудистых КН и постуральных расстройств, и с данной патологией связаны 45% случаев деменции). БМС является непосредственной причиной каждого 5-го инсульта, в 2 раза повышает риск развития мозговой катастрофы, сопряжена с геморрагическими осложнениями антитромботической терапии и системного тромболизиса. Хотя патологические процессы, вовлекающие мелкие и крупные сосуды, значительно различаются, их объединяет воздействие сосудистых факторов риска, они могут влиять друг на друга и в сущности должны рассматриваться как составляющие континуума.

Обратите внимание! Прижизненная визуализация мелких сосудов практически невозможна, поэтому об их состоянии можно судить, лишь оценивая кровоснабжаемое вещество головного мозга.

Основными проявлениями [то есть, нейро-визуализационными маркерами] БМС по данным МРТ служат: [1] лакунарные инфаркты (ЛИ), [2] лакуны, [3] гиперинтенсивность белого вещества (ГБВ), [4] расширение периваскулярных пространств (ПВП), [5] церебральные микроинфаркты (ЦМИ), [6] внутримозговые кровоизлияния (ВМК), [7] церебральные микрокровоизлияния (ЦМК) и [8] церебральная атрофия (ЦА). Показано, что большее число признаков БМС на МРТ сопряжено с более низким когнитивным статусом у здоровых пожилых лиц, при этом снижение когнитивных функций происходит параллельно с нарастанием проявлений патологии белого вещества.

ЛИ в большинстве случаев представляет собой небольшой, расположенный в глубинных отделах полушарий или в подкорковом белом веществе (но не в коре), мелкий инфаркт мозга [от 3 мм] до 20 мм в диаметре, выявляемый при компьютерной томографии (КТ) или МРТ и трансформирующийся в последующем в небольшую полость (лакуну – «завершенный инфаркт» – см. далее); часть таких очагов (т.е. ЛИ) может клинически сопровождаться острым очаговым дефицитом (лакунарный инсульт) – в этом случае речь идет о симптомных ЛИ мозга, которые составляют от 20 до 30 % всех подтипов ишемического инсульта;
читайте также статью: Лакунарный инсульт (на laesus-de-liro.livejournal.com) [читать]
лакуны – лакуна предположительно сосудистой этиологии, определяется как подкорковая круглая или овальная полость, заполненная жидкостью (сигнал идентичен цереброспинальной жидкости [ЦСЖ]), диаметром 3 – 15 мм, соответствующая области предыдущего острого мелкого подкоркового (лакунарного) инфаркта или кровоизлияния (см. далее) в бассейне одной перфорантной артерии;

ГБВ [лейкоареоз] выявляется у ≈15% здоровых взрослых лиц (у лиц без неврологической симптоматики) старше 70 лет и у ≈ 2/3 больных деменцией); изменения белого вещества выглядят на МРТ в Т2-режимах в виде участков повышенной интенсивности, которые находятся вблизи или отдаленно от желудочков; чаще они локализуются в белом веществе лобной доли; такие диффузные области «ослабления» в белом веществе, которые обнаруживают при КТ, называют «лейкоареоз[ис]»;

читайте также статью: Лейкоареоз (гиперинтенсивность белого вещества) на laesus-de-liro.livejournal.com [читать]
ЦМК – представляют собой гипоинтенсивные повреждения диаметром 2 – 5 мм, которые видны на МРТ Т2-взвешенных градиент эхо- (GRE) или чувствительно-взвешенных последовательностях (SWI); ЦМК чаще всего локализуются в кортико-субкортикальном переходе, глубоких отделах серого или белого вещества полушарий, ствола мозга и мозжечка; предполагают, что ЦМК соответствуют макрофагам, нагруженным гемосидерином в периваскулярной ткани вследствие диапедеза крови из сосуда (исходом МК могут быть лакуны – см. ранее);
читайте также пост: Поверхностный сидероз центральной нервной системы (на laesus-de-liro.livejournal.com) [читать]
расширенные ПВП [Вирхова – Робена (син: криблюры)] у людей пожилого возраста встречается часто и их часто ошибочно принимают за глубокие инфаркты (ЛИ) мозга; на самом деле это – заполненные ЦСЖ полости диаметром ≥ 2 мм, которые окружают мелкие проникающие артериолы; они могут возникать вследствие воспаления или нарушения целостности гематоэнцефалического барьера, накопления амилоида вдоль стенки сосуда, атрофии головного мозга (см. далее) и других причин;
читайте также статью: Пространства Вирхова-Робина (на laesus-de-liro.livejournal.com) [читать]
ЦМИ – считаются наиболее распространенной формой церебральных инфарктов и представляют собой маленькие, невидимые невооруженным глазом при аутопсии ишемические очаги. Идентификация ЦМИ возможна при помощи невропатологического исследования, ДВИ и высокопольной структурной МРТ. ДВИ позволяет визуализировать ЦМК величиной до 1 – 2 мм, но через 2 недели сигнал угасает (также следует учитывать следующее: несмотря на то что ДВИ позволяет охватить весь мозг, это исследование имеет низкое пространственное разрешение). Вопрос об установлении верхней границы величины ЦМИ остается открытым. В большинстве исследований под маленькими ДВИ-позитивными очагами понимались очаги

Источник: https://laesus-de-liro.livejournal.com/tag/%D0%BB%D0%B5%D0%B9%D0%BA%D0%BE%D0%B0%D1%80%D0%B5%D0%BE%D0%B7

Исследование роли серого вещества головного мозга в патогенезе

ИССЛЕДОВАНИЕ РОЛИ СЕРОГО ВЕЩЕСТВА ГОЛОВНОГО МОЗГА В ПАТОГЕНЕЗЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ

Значительный интерес у специалистов вызывают исследования влияния высших отделов ЦНС на течение иммунологических реакций. Для психонейроиммунологов это означает обнаружение еще неизвестных афферентных и эфферентных каналов поступления информации от иммунной системы к нервной системе.

Для клиницистов это означает попытку произвольного воздействия на течение заболеваний центральной нервной системы, связанных с деструкцией ткани мозга в результате аутоиммунного поражения и/или в результате сосудистых поражений – инсульта. Однако, в этой области, вызывающей столь большой интерес исследователей, сделаны лишь первые шаги.

Имеются основания полагать, что существует несколько механизмов взаимодействия нервной и иммунной систем не только на уровне эфферентного отдела нервной системы, но и на уровне афферентного отдела, представляющего собой структурно-функциональные образования, реагирующие на инициирующие сигналы со стороны иммунной системы.

Таким образом, возможны различные пути нейроиммунного взаимодействия в норме и при патологии. Значение нарушения нормальных механизмов их взаимодействия особенно важно при повреждении или дисфункции глубоких структур мозга, нарушении проницаемости гематоэнцефалического барьера, развитии аутоиммунных процессов.

В лаборатории нейроиммунологии Института мозга человека РАН разработан новый подход, позволяющий одновременно с использованием наиболее специфичных иммунологических методов оценки деструкции клеток центральной нервной системы применять МРТ и ПЭТ для визуализации патологического процесса.

Принципиальная новизна состоит в том, что данный подход позволяет одновременно оценивать как системные аутоиммунные нарушения при рассеянном склерозе, так и локальные функциональные и морфологические изменения в ЦНС.

Комплексное исследование состояния прижизненных биохимических процессов в коре и ближайших подкорковых структурах головного мозга человека с одновременным анализом состояния аксонов и миелиновой оболочки на уровне магнитно-резонансного исследования, динамики клинических и функциональных иммунологических показателей, связанных с процессом демиелинизации показало наличие у больных РС многоочагового поражения ЦНС с поражением пирамидных и мозжечковых путей. Были обследованы пациенты с достоверным диагнозом РС по шкале С.М.Poser, у которых установлены клинические признаки многоочагового поражения ЦНС с поражением пирамидных и мозжечковых путей (таблица 17). У некоторых пациентов были выявлены клинические или анамнестические признаки вовлечения зрительной системы. Нарушения в корковых и подкорковых отделах больших полушарий клинически проявлялись в умеренной деменции со снижением памяти, концентрации внимания, скорости мышления, снижении критики в отношении своего состояния, наличии элементов эйфории и смешанной афазии, амнестической афазии и акалькулии.

Таблица 16.

Частота встречаемости поражений отделов ЦНС у исследуемой группы пациентов с рассеянным склерозом

(на основании клинических данных, n=10). МРТ была использована как метод выбора, поскольку рентгеновская компьютерная томография обеспечивает диагностику РС в 10 раз реже, чем МРТ.

ПЭТ, в отличие от других видов нейровизуализации (МРТ, КТ), позволяет оценить не структурные изменения, а различные виды биохимических и физиологических процессов головного мозга in vivo, обогащая анатомические представления о природе заболевания их функциональными последствиями.

У каждого больного были получены аксиальные срезы изображений мозга толщиной 6,5 мм, обеспечивающие возможность визуализации базальных отделов мозга, включая мозжечок, белого вещества, окружающего желудочковую систему, а также верхних отделов больших полушарий. У всех больных при обследовании методами МРТ и ПЭТ были выявлены типичные для РС изменения: бляшки имели вид очагов округлой или овальной формы однородной интенсивности сигнала, одиночные или в виде скоплений, расположенные в белом веществе обоих полушарий. Кроме локальных очаговых изменений у части больных были также выявлены и дистантные изменения, проявляющиеся в виде атрофических процессов различных локализаций. Так, например, в коре больших полушарий наиболее часто были вовлечены в процесс их парасагиттальные отделы. При анализе ПЭТ изображений были выявлены зоны различной степени снижения метаболизма серого вещества, связь которых не имела четкой корреляции с данными МРТ. Возможно, снижение метаболизма может предшествовать явным анатомическим изменениям, выявляемым на МРТ. Наиболее убедительными выглядели изменения в медиальной коре лобных долей, не всегда симметричные, коре височной и базальных отделах лобной долей, формирующих края сильвиевой щели, теменной доле. Кроме того, установлено снижение метаболизма в зрительном бугре и коре мозжечка. Таким образом, у пациентов, обследованных методами МРТ и ПЭТ с 18F-дезоксиглюкозой обнаружены как ранее известные и широко использующиеся в диагностике МРТ-признаки, опирающиеся, главным образом, на характеристики патологических бляшек, так и дистантные изменения. Нейроиммунологическая картина демиелинизирующего процесса характеризовалась изменением количественных и функциональных показателей Т- и В-звеньев иммунитета. Иммунодисфункция сопровождалась повышенной чувствительностью клеток крови к нейроспецифическим антигенам. Выявлена сенсибилизация иммунокомпетентных клеток к широкому спектру нейроспецифических антигенов: антигену нейрональных мембран, белку S-100, галактоцереброзидам-С первого типа, основному белку миелина, что свидетельствует о развитии иммунопатологического процесса не только на уровне миелиновых оболочек аксонов, но и на уровне нейронов и глии (таблица 18). У пациентов с рассеянным склерозом было проведено также исследование продукции нейромедиаторов (цитокинов). Определялись следующие цитокины: ИЛ-1бета, ИЛ-6, ФНО-альфа. Было обнаружено повышение спонтанной и митоген-индуцированной продукции ФНО-альфа и ИЛ-1бета у пациентов с рассеянным склерозом по сравнению с уровнем этих цитокинов у пациентов с другими неврологическими невоспалительными заболеваниями, что свидетельствует об активации системы провоспалительных цитокинов.

Таблица 17.

Частота наличия положительной реакции сенсибилизации иммуноцитов к нейроспецифическим антигенам

(РТАЛ) у исследуемой группы пациентов с рассеянным склерозом.(n=10)

Таким образом, комплексное нейроиммунологическое, инструментальное, клиническое обследование пациентов с рассеянным склерозом позволило установить важную роль поражений коры и подкорковых структур в патогенезе этого заболевания.

Полученные приоритетные данные свидетельствуют о наличии зон локального гипометаболизма в коре больших полушарий, зрительном бугре, коре мозжечка, сопровождающегося выбросом нейроантигенов: антигена нейрональных мембран, белка S-100, основного белка миелина, галактоцереброзидов, а также значительно расширяют общепринятые представления о патогенезе рассеянного склероза.

Источник: Столяров И.Д., Бойко А.Н. (ред). Рассеянный склероз. 2008

Источник: https://med-books.info/nevrologiya-neyrohirurgiya_760/issledovanie-roli-serogo-veschestva-golovnogo.html

Исследование роли серого вещества головного мозга

ИССЛЕДОВАНИЕ РОЛИ СЕРОГО ВЕЩЕСТВА ГОЛОВНОГО МОЗГА В ПАТОГЕНЕЗЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ

Значительный интерес у специалистов вызывают исследования влияния высших отделов ЦНС на течение иммунологических реакций. Для психонейроиммунологов это означает обнаружение еще неизвестных афферентных и эфферентных каналов поступления информации от иммунной системы к нервной системе.

Для клиницистов это означает попытку произвольного воздействия на течение заболеваний центральной нервной системы, связанных с деструкцией ткани мозга в результате аутоиммунного поражения и/или в результате сосудистых поражений – инсульта.

Однако, в этой области, вызывающей столь большой интерес исследователей, сделаны лишь первые шаги.

Имеются основания полагать, что существует несколько механизмов взаимодействия нервной и иммунной систем не только на уровне эфферентного отдела нервной системы, но и на уровне афферентного отдела, представляющего собой структурно-функциональные образования, реагирующие на инициирующие сигналы со стороны иммунной системы.

Таким образом, возможны различные пути нейроиммунного взаимодействия в норме и при патологии. Значение нарушения нормальных механизмов их взаимодействия особенно важно при повреждении или дисфункции глубоких структур мозга, нарушении проницаемости гематоэнцефалического барьера, развитии аутоиммунных процессов.

В лаборатории нейроиммунологии Института мозга человека РАН разработан новый подход, позволяющий одновременно с использованием наиболее специфичных иммунологических методов оценки деструкции клеток центральной нервной системы применять МРТ и ПЭТ для визуализации патологического процесса.

Принципиальная новизна состоит в том, что данный подход позволяет одновременно оценивать как системные аутоиммунные нарушения при рассеянном склерозе, так и локальные функциональные и морфологические изменения в ЦНС.

Комплексное исследование состояния прижизненных биохимических процессов в коре и ближайших подкорковых структурах головного мозга человека с одновременным анализом состояния аксонов и миелиновой оболочки на уровне магнитно-резонансного исследования, динамики клинических и функциональных иммунологических показателей, связанных с процессом демиелинизации показало наличие у больных РС многоочагового поражения ЦНС с поражением пирамидных и мозжечковых путей.

Были обследованы пациенты с достоверным диагнозом РС по шкале С.М.Poser, у которых установлены клинические признаки многоочагового поражения ЦНС с поражением пирамидных и мозжечковых путей (таблица 17).

У некоторых пациентов были выявлены клинические или анамнестические признаки вовлечения зрительной системы.

Нарушения в корковых и подкорковых отделах больших полушарий клинически проявлялись в умеренной деменции со снижением памяти, концентрации внимания, скорости мышления, снижении критики в отношении своего состояния, наличии элементов эйфории и смешанной афазии, амнестической афазии и акалькулии.

Таблица 16. Частота встречаемости поражений отделов ЦНС у исследуемой группы пациентов с рассеянным склерозом (на основании клинических данных, n=10).

Отдел ЦНСЧастота встречаемости поражения

данного отдела (%)

Грудной отдел спинного мозга 70
Шейный отдел спинного мозга 20
Зрительные нервы 60
Мозжечок 100
Мозолистое тело 10
Белое вещество полушарий

(лобных, теменных, височных долей)

30
Внутренняя капсула 20
Ствол 80
Кора теменно-височной доли 10
Кора лобной доли 10

МРТ была использована как метод выбора, поскольку рентгеновская компьютерная томография обеспечивает диагностику РС в 10 раз реже, чем МРТ.

ПЭТ, в отличие от других видов нейровизуализации (МРТ, КТ), позволяет оценить не структурные изменения, а различные виды биохимических и физиологических процессов головного мозга in vivo, обогащая анатомические представления о природе заболевания их функциональными последствиями. У каждого больного были получены аксиальные срезы изображений мозга толщиной 6,5 мм, обеспечивающие возможность визуализации базальных отделов мозга, включая мозжечок, белого вещества, окружающего желудочковую систему, а также верхних отделов больших полушарий.

У всех больных при обследовании методами МРТ и ПЭТ были выявлены типичные для РС изменения: бляшки имели вид очагов округлой или овальной формы однородной интенсивности сигнала, одиночные или в виде скоплений, расположенные в белом веществе обоих полушарий.

Кроме локальных очаговых изменений у части больных были также выявлены и дистантные изменения, проявляющиеся в виде атрофических процессов различных локализаций.

Так, например, в коре больших полушарий наиболее часто были вовлечены в процесс их парасагиттальные отделы.

При анализе ПЭТ изображений были выявлены зоны различной степени снижения метаболизма серого вещества, связь которых не имела четкой корреляции с данными МРТ. Возможно, снижение метаболизма может предшествовать явным анатомическим изменениям, выявляемым на МРТ. Наиболее убедительными выглядели изменения в медиальной коре лобных долей, не всегда симметричные, коре височной и базальных отделах лобной долей, формирующих края сильвиевой щели, теменной доле. Кроме того, установлено снижение метаболизма в зрительном бугре и коре мозжечка.

Поделитесь с Вашими друзьями:

Источник: https://zodorov.ru/rasseyannij-skleroz-v3.html?page=4

Books-med
Добавить комментарий