Гиперэозинофильный синдром

Гиперэозинофильный синдром у детей

Гиперэозинофильный синдром

Гиперэозинофильный синдром (МКБ 10 – D72.

1) – это синдром, при котором главным диагностическим критерием является возрастание количества клеток крови, относящихся к группе лейкоцитов, выявляемая в кровеносном русле и вызывающая, в свою очередь, дисфункцию органов.

На данный момент в научном обществе патология не рассматривается как самостоятельная нозологическая единица. Но тем не менее, диагностика, симптомы и лечение гиперэозинофильного синдрома интересуют многих.

Эпидемиология

Несмотря на то, что этот синдром больше всего обнаруживается у взрослых людей, дети не являются исключением и, как показывает статистика, среди них мальчики болеют намного чаще девочек в соотношении 4:1.

Для подробного разбора темы необходимо вспомнить основные функции эозинофилов:

  1. По последним клиническим исследованиям, ученые относят эозинофильный гранулоцит к числу эффекторных клеток воспаления в организме.
  2. Гранулы, высвобождаемые гранулоцитом, обеспечивают поддержание микробицидного потенциала, оказывающего влияние как на чужеродные субстанции, так и на окружающие ткани.
  3. Эозинофилы выполняют ключевую роль в аллергических реакциях и в создании противогельминтного иммунитета.
  4. Участвуют в поддержании тканевого и иммунологического гомеостаза.

Гиперэозинофильный синдром в детском возрасте зачастую оказывается обусловленным аллергическим триггером, но может также вызываться аутоиммунными процессами, гемато- и онкопатологией. В развитии этой патологии выделяют также генетический генез – у детей данная проблема может быть ассоциирована с трисомией 8-й или 21-й хромосомы.

Классификация гиперэозинофильного синдрома

По этиологическому фактору:

  • Реактивная эозинофилия.
  • Идиопатический гиперэозинофильный синдром.

По обнаружению иммуноглобулинов в крови:

  • Иммуноглобулин-зависимую эозинофилию вызывает специфический IgE.
  • Иммуноглобулин-независимый.

По преобладанию в том или ином заболевании:

  1. Миелопролиферативный.
  2. Лимфопролиферативный.

Миелопролиферативный вариант проявляется следующими симптомами у пациентов:

  • повышенный уровень витамина В12;
  • миелофиброз;
  • спеленомегалия;
  • реакция на лечение иматинибом (ингибитор тирозинкиназы) ;
  • анемия;
  • тромбоцитопения.

Лимфопролиферативный вариант обусловлен клональной перестановкой генов рецепторов Т-клеток и характеризуется следующими симптомами:

  • ЦИК (циркулирующие иммунные комплексы) ;
  • гипергаммаглобулинемия (IgE) ;
  • реакция на лечение группой кортикостероидных препаратов;
  • ангионевротический отек;
  • аномалии со стороны кожи.

Каковы нормальные величины содержания эозинофилов в крови?

Нормальное содержание эозинофильных гранулоцитов в периферической крови колеблется от 1 до 5 процентов общего числа лейкоцитов. В абсолютных значениях эта величина равна от 120 до 350 клеток в 1 микролитре.

У новорожденных детей может наблюдаться физиологическая эозинофилия, составляющая более 700 клеток на 1 мкл, которая также считается нормальным содержанием эозинофилов в крови.

Что будет относиться к основным критериям постановки патологии?

Во-первых, крайне важно понимать, что эозинофилия устанавливается при получении абсолютных величин эозинофильных гранулоцитов в периферической крови и по этому числу выделяют три степени эозинофилии:

  1. I степень: незначительная эозинофилия (от 500 до 1500 клеток в 1 микролитре).
  2. II степень: умеренная эозинофилия (от 1500 до 5000 клеток в 1 микролитре).
  3. III степень: выраженная эозинофилия (более 5000 клеток в 1 микролитре).

Эозинофилия периферической крови >1500/микролитр, которая продолжается 6 месяцев или больше (!) – основной критерий постановки диагноза.

Клиника

К неспецифическим симптомам относят недомогание, анорексию, снижение веса, боли в животе, миалгии, повышение температура тела, слабость в теле, то есть происходит астенизация.

Для выявления этиологического фактора необходимо установить ведущий клинический синдром, исходя из главных симптомов заболевания:

  1. Гематологический синдром является ведущим и ему свойственны: анемия, лимфаденопатия, спленомегалия, тромбоцитопения, тромбоэмболы.
  2. Интоксикационный синдром будет выражен при таких заболеваниях, как: миелопролиферативные патологии, лимфогранулематоз, лимфолейкоз.
  3. Бронхолегочный (бронхиальная астма, узелковый периартрит, бронхолегочный аспергиллез).
  4. Кардиопульмональный синдром характеризуется образованием пристеночных тромбов с эмболами.
  5. Желудочно-кишечный синдром характеризуется такими симптомами, как колики в животе, жидкий стул, рвота.
  6. Кожный синдром может проявляться атопическим дерматитом, ангионевротическим отеком, зудом, крапивницей, дерматографизмом.

Поражение органов при данном синдроме обусловлено их инфильтрацией эозинофилами, которое может привести к мультиорганной дисфункции. В процесс могут вовлекаться такие органы, как сердце, кожные покровы, селезенка, нервная система и легкие.

Патогенез

Эксперты выделяют основные механизмы. Это:

  1. Антителозависимый хемотаксис, развивающихся при глистных инвазиях (об этом свидетельствует появление IgE и IgG).
  2. Опухолевые процессы, при некоторых из которых может выделяться эозинофильный хемотаксический фактор.
  3. Опухолевая эозинофилия (лейкоз).

Как распознать?

Диагностика гиперэозинофильного синдрома основывается на исключении других возможных причин эозинофилии. Например, инфекционных, паразитарных. То есть это диагноз исключения и ставится, если этиологию этого феномена не удалось установить.

Основные лабораторно-инструментальные методы, позволяющие диагностировать данный синдром, следующие:

  1. Лейкограмма с указанием абсолютного числа эозинофильных гранулоцитов.
  2. Биохимия крови (печеночные ферменты, креатинкиназа, СКФ, мочевина, тропонин, белки острой фазы воспаления).
  3. Иммунология гиперэозинофильного синдрома. Такие показатели, как антинуклеарные антитела, катионные протеины, IgE, лимфограмма.
  4. Анализ кала на наличие цист, яиц.
  5. Электрокардиография.
  6. Эхокардиография.
  7. Инструментальное исследование органов дыхания (рентгенография).
  8. Компьютерная томография грудной и брюшной полостей.
  9. При таком исследовании, как пункция костного мозга будут обнаружены как зрелые эозинофилы, так и клетками-предшественницы).
  10. Также проводит неврологическое обследование, в которое входят: осмотр ребенка, проверка рефлексов, электроэнцефалография, исследование глазного дна.

Прогноз

Неблагоприятный прогноз при гиперэозинофильном синдроме у детей в большинстве случаев обусловлен осложнениями, которые обычно проявляются дисфункцией тех или иных органов – чаще всего, это сердце. Поражение сердца может привести к инвалидности и даже к смертельному исходу.

Лечение патологии

Лечение начинается с назначения глюкортикостероида преднизолона, в последующем также используют иматиниб, лекарственные средства, регулирующие содержание эозинофилов, например, “Интерферон-альфа” и “Этопозид”.

«Иматиниб» – противоопухолевое средство, ингибитор тирозинкиназы, фермента. Синтезируется при хроническом миелолейкозе.

«Этопозид» – противоопухолевый препарат, оказывающий цитотоксическое действие. Необходимо помнить, что у этого лекарства есть ограничения к применению: детям до двух лет он противопоказан в силу того, что в клинических исследованиях его безопасность для детей до двухлетнего возраста и в принципе эффективность не доказаны).

Эффект глюкокортикоидов заключается в угнетении роста пролиферации эозинофильного ростка гранулоцитов, факторов их активации. Для этих целей можно также использовать ингибиторы лейкотриенов, ингибиторы фосфодиэстеразы, миелосупрессивные лекарственные средства.

Поддерживающая терапия применяется при симптомах, свидетельствующих о том, что в процесс также вовлечено сердце – это может проявляться в виде инфильтративной кардиомиопатии, поражения клапанов сердца, сердечной недостаточности). Могут применяться антикоагулянты, антитромбоцитарные препараты (“Аспирин”, “Клопидогрел”).

Необходима консультация специалистов для того, чтобы правильно подобрать лечение. Прибегают к помощи следующих врачей: гематолог (подбирает интенсивную терапию для пациента), дерматолог (его лечебная тактика необходима при кожных проявлениях синдрома), невролог (вовлекается в процесс при появлении неврологических нарушений), кардиолог, пульмонолог.

Заключение

Необходимо помнить, что гиперэозинофильный синдром требует квалифицированной медицинской помощи. Игнорировать подобную патологию нельзя ни в коем случае, поскольку при осложнениях это зачастую приводит к летальному исходу.

Надеяться на то, что все пройдет самостоятельно, не стоит – только своевременное обращение к врачу и правильное лечение может гарантировать успех терапевтических мероприятий.

Источник: https://labuda.blog/224065

Гиперэозинофильные синдромы

Гиперэозинофильный синдром

Хронический эозинофильный лейкоз (ХЭЛ) является миелопролиферативным новообразованием, при котором вследствие неконтролируемой клональной пролиферации предшественников эозинофилов, возникает эозинофилия в костном мозге, периферической крови и тканях. Согласно классификации ВОЗ (2008) из этой нозологической единицы (называемой с тех пор ХЭЛ, не специфицированный иным образом [ХЭЛ НИО]) исключены случаи с мутациями генов PDGFRA.

Гиперэозинофилия (ГЭ) это наличие особенно высокой эозинофилии в периферической крови (>1500/мкл) и/или эозинофильной инфильтрации в тканях; в случае повреждения органов используется термин «гиперэозинофильный синдром» (ГЭС). ГЭ/ГЭС может иметь доброкачественный характер (реактивный, врожденный или идиопатический) или неопластический (клональный).

КЛИНИЧЕСКАЯ КАРТИНА И ЕСТЕСТВЕННОЕ ТЕЧЕНИЕ наверх

На момент постановки диагноза больные обычно не предъявляют никаких жалоб.

1. Общие симптомы: возникают из-за высвобождения эозинофилами большого количества цитокинов — усталость, лихорадка и потливость, отсутствие аппетита, потеря массы тела.

2.

Симптомы со стороны системы кровообращения (у ≈20 %): связаны с некрозом и фиброзированием сердечной мышцы и эндокарда, а также возникновением пристеночных тромбов в полостях сердца — симптомы недостаточности клапанов, обычно митрального и трикуспидального, симптомы рестриктивной кардиомиопатии, нарушения ритма и проводимости, тромбоэмболические осложнения, сердечная недостаточность.

3. Симптомы со стороны дыхательной системы (у ≈50 %): связаны с эозинофильными инфильтратами в легких, фиброзом легких, сердечной недостаточностью или легочной эмболией — хронический сухой кашель, одышка.

4. Кожные симптомы (у ≈60 %): ангионевротический отек, покраснение кожи, крапивница, папулы и подкожные узелки, зуд кожи.

5. Симптомы со стороны пищеварительного тракта (у ≈30 %): связаны с язвами слизистой оболочки, кровотечением, перфорацией, холециститом, эозинофильным воспалением желудка или кишечника; диарея, боль в животе.

6. Неврологические симптомы (у ≈55 %): изменения поведения, расстройства памяти, атаксия, симптомы периферической полинейропатии.

7. Другие: увеличение печени или селезенки, боль в мышцах и суставах (вызванная высвобождением эозинофилами провоспалительных цитокинов), нарушение зрения (связанное с тромбозом сосудов сетчатки).

8. Естественное течение: хроническое, иногда легкое, однако чаще всего прогрессирует и может в течение короткого времени привести к смерти вследствие органных поражений, обычно сердечной недостаточности или в результате трансформации в острый лейкоз.

ДИАГНОСТИКАнаверх

Дополнительные методы исследования

1. Морфология периферической крови: эозинофилия (абсолютное число эозинофилов: легкая 500–1500/мкл; умеренная 1500–5000/мкл, тяжелая >5000/мкл), при ХЭЛ дополнительно анемия (≈50 %), тромбоцитопения (≈30 %) или тромбоцитоз (≈15 %), умеренный лейкоцитоз.  

2.

Аспирационная биопсия и трепанобиопсия костного мозга: показаны у больных с персистирующей ГЭ неустановленной этиологии, эозинофилией >5000/мкл, в случае подозрений на первичную (неопластическую) ГЭ/ГЭС или лимфоцитарный вариант ГЭС; аспирационная биопсия — увеличен процент эозинофилов, иногда диспластические изменения в мегакариоцитах и гранулоцитах; трепанобиопсия — гиперклеточность, увеличено количество эозинофилов, гиперплазия мегакариоцитарного или гранулоцитарного ростка, увеличение количества ретикулярных волокон.

3. Цитогенетические и молекулярные исследования: при ХЭЛ в большинстве случаев присутствует слитный ген FIP1L1-PDGFRFА, который возник вследствие делеции фрагмента 4 хромосомы и кодирует белок с активностью тирозинкиназы.

4. Другие лабораторные исследования: увеличенная концентрация IgE при идиопатической эозинофилии, при ХЭЛ-НИО — обычно нормальная; увеличенная концентрация сердечных тропонинов, триптазы и витамина B12 при неопластических ГЭС.

5. Гистологическое исследование биоптатов органов, вовлеченных в патологический процесс: эозинофильные инфильтраты.

6. Другие исследования: в зависимости от клинической картины (вовлеченных органов), а также для определения причины эозинофилии.

Диагностические критерии

→Определение и этиопатогенез

Диагноз ХЭЛ ставится в соответствии с критериями ВОЗ:

1) эозинофилия ≥1500/мкл;

2) наличие цитогенетических или молекулярно-генетических аномалий, или количество бластов >5 % в костном мозге или >2 % в периферической крови;

3) отсутствие Ph-хромосомы и химерного гена BCR-ABL1, а также иного миелопролиферативного (ИП, ЭТ, ПМФ) или миелодиспластического/миелопролиферативного (ХММЛ, аХМЛ) новообразования;

4) отсутствие перестроек генов PDGFRА, PDGFRВ или FGFR1, отсутствие химерного гена PCM1-JAK2, ETV6-JAK2 и BCR-JAK2;

5) процентное количество бластов в периферической крови и костном мозге

Источник: https://empendium.com/ru/chapter/B33.II.15.9.

Эозинофилия в крови

Гиперэозинофильный синдром

Под эозинофилией понимают состояние, при котором в крови повышен уровень эозинофилов, основная задача которых – защита от паразитарных инфекций, участие в формировании аллергической реакции, поглощение иммунных комплексов антиген-антитело.

Согласно международной классификации болезней МКБ 10, эозинофилия бывает первичной (идиопатической) и вторичной (симптоматической). В большинстве случаев это не отдельное заболевание, а симптом различных патологий. В некоторых случаях ее причины остаются невыясненными, как, например, при идиопатическом эозинофильном синдроме, при котором наблюдается стабильно высокий уровень этих лейкоцитов.

Норма эозинофилов

Норма отличается для взрослых и детей:

  • У взрослого мужчины уровень эозинофилов должен составлять от 0,5 до 5 % от всех лейкоцитов.
  • У женщин относительное содержание, как у мужчин – от 0,5 до 5 %, но в течение месяца, в зависимости от фазы менструального цикла, может изменяться. Более высокие значения наблюдаются в первой фазе, после овуляции уровень падает.
  • Норма для детей младше пяти лет составляет от 0,5 до 7 %, после пяти лет – от 1 до 5 %.

Абсолютный уровень в норме для взрослого человека составляет 0,15-0,45Х10⁹ на литр.

Как определяют?

Уровень эозинофилов в крови определяют во время проведения общего анализа. Материал берут утром натощак из пальца. Оценивают как абсолютное значение, так и относительное, то есть и общее количество клеток, и процентное содержание по отношению к другим лейкоцитам. Если их уровень выше нормы, то речь идет об эозинофилии. О гиперэозинофилии говорят, если содержание превышает 15%.

Относительная эозинофилия классифицируется следующим образом:

  • легкая – если уровень не превышает 10%;
  • умеренная – от 10 до 20%;
  • тяжелая – свыше 20%.

В каких случаях возникает?

Эозинофилы начинают активно образовываться в костном мозге, если в организм внедрился чужеродный белок. Эозинофилия бывает двух видов: реактивная и обусловленная заболеваниями крови.

Причины эозинофилии реактивной многочисленны. Это целый список различных болезней, среди которых:

  • Паразитарные инфекции: аскаридоз, стронгилоидоз, трихинеллез и другие.
  • Злокачественные опухоли: саркомы, рак, лимфома Ходжкина, иммунобластная лимфаденопатия, неходжкинские лимфомы.
  • Атопические и аллергические заболевания: бронхиальная астма, атопический дерматит, аллергический ринит, профзаболевания легких и другие. Как правило, при аллергических реакциях эозинофилия крови умеренная.
  • Непаразитарные инфекции: скарлатина, бруцеллез, мононуклеоз и другие.
  • Диффузные болезни соединительной ткани: ревматоидный артрит, саркоидоз, склеродермия, узелковый периартериит и другие.
  • Кожные заболевания: пузырчатка, герпетиформный дерматит, экзема, пемфигус.
  • Эндокринные нарушения.
  • Синдром Леффлера, эозинофильная пневмония, синдром Чарга-Стросс.
  • Иммунные патологии: дефицит иммуноглобулинов, синдром Вискотта-Олдриджа.
  • Цирроз печени.
  • Пороки сердца врожденные.

Уровень эозинофилов повышается при аллергических реакциях

Среди болезней крови, которые вызывают повышение эозинофилов, можно назвать:

  • лейкозы,
  • полицитемию,
  • пернициозную анемию.

Незначительная эозинофилия крови может наблюдаться у здоровых людей. Обычно такая особенность организма передается по наследству и не является патологией.

Паразитарные инфекции

Врачи всего мира в случае повышенных эозинофилов у пациента в первую очередь подозревают наличие гельминтозов. Инвазия паразитов – это самая частая причина эозинофилии. Исключение составляет лямблиоз, при котором уровень данных лейкоцитов повышается не всегда.

Наиболее тяжелая эозинофилия развивается при шистосомозе, трихинеллезе, филяреозе. При этих заболеваниях наблюдается одновременное увеличение селезенки и печени, а также увеличение и изменение формы лимфоузлов. В связи с этим требуется дифференциальная диагностика с эозинофильным синдромом.

После того, как было начато лечение, число эозинофилов в крови увеличивается и сохраняется на повышенном уровне довольно длительное время. Это свидетельствует о начавшемся выздоровлении, в то время как на пике заболевания количество этих клеток может уменьшаться.

Аллергии

Уровень эозинофилов всегда повышается при аллергических реакциях. Надо сказать, что в данном случае наблюдается умеренная эозинофилия – абсолютное количество этих лейкоцитов составляет от 0,6Х10⁹/л, но не более 1Х10⁹/л. Если уровень выше, то причины не в аллергии, а в другом.

Злокачественные опухоли

Высокий уровень эозинофилов без видимых причин – всегда повод обследоваться на наличие онкологического заболевания.

Эозинофилия особенно характерна для рака кишечника, щитовидной железы, желудка, матки, бронхов, носоглотки, острого эозинофильного лейкоза, острого миелобластного и лимфобластного лейкоза.

Если после успешного лечения онкологических заболеваний вновь наблюдается повышение уровня эозинофилов, это говорит о том, что болезнь прогрессирует и началось метастазирование.

Гиперэозинофильный синдром

Еще советуем:Что вызвывает повышение в крови эозинофилов?

Одна из причин выраженной эозинофилии – идиопатический гиперэозинофильный синдром. Заболевание характеризуется высоким содержанием этих клеток в крови в течение 6 месяцев и более.

При этом других возможных причин высоких эозинофилов нет. Симптомы заболевания разнообразны, поскольку в патологический процесс вовлекаются самые разные органы. Часто отмечается поражение сердца. Наиболее опасное осложнение синдрома — эндомиокардиальный тромбоз.

В зону поражения могут попасть легкие, кожа, ЖКТ, печень, головной мозг, селезенка, ЖКТ. Лечение кортикостероидами направлено на снижение количества эозинофилов. Причина патологии не установлена.

При тяжелых поражениях органов, а также в тех случаях, когда болезнь не поддается лечению, высок процент смертельных исходов – до75% в течение 3-х лет.

Повышенные эозинофилы у детей

При обнаружении эозинофилии у детей в первую очередь нужно провести дифференциальную диагностику, чтобы исключить болезнь крови.

Реактивная эозинофилия у ребенка чаще всего имеет следующие причины:

  • Аллергия на лекарства. Следует сказать, что аллергическая реакция – одна из самых частых причин эозинофилии у детей. При этом выраженная наблюдается при острой аллергии, умеренная – при хронической.
  • Внутриутробные инфекции.
  • Глистная инвазия.
  • Кожные поражения.
  • Грибковые заболевания.
  • Стафилококковая инфекция.
  • Васкулиты.
  • Дефицит ионов магния.

Специфического лечения реактивная форма не требует. Обычно при устранении первичного заболевания лейкоциты приходят в норму.

Симптомы

Сама по себе эозинофилия проявлений никаких не имеет. Это обычно симптомы тех заболеваний, которые явились причиной повышения уровня этих клеток.

При обнаружении гиперэозинофилии у детей требуется тщательное обследование

При аутоиммунных системных заболеваниях обычно наблюдается снижение веса, боли в суставах, анемия, воспаление стенок сосудов, кожные проявления.

При паразитарных инфекциях увеличивается печень и селезенка, становятся болезненными лимфатические узлы, появляются боли в суставах, кожный зуд, отеки, а также признаки общей интоксикации, такие как тошнота, миалгии, головные боли, слабость, отсутствие аппетита.

При аллергических реакциях появляются высыпания на коже, зуд, мокнущие элементы, волдыри, отслойка эпидермиса.

Лечение

Лечение эозинофилии проводит врач-гематолог. Терапия зависит от причины патологии, тяжести протекания, общего состояния здоровья человека и его возраста. Если эозинофилия вызвана аллергией на препараты, достаточно отменить лекарство.

В некоторых случаях не удается выяснить причину патологического состояния. При этом человеку становится хуже, в таком случае ему могут назначить курс глюкокортикостероидов. Эозинофилия может стать причиной повреждения некоторых органов. Может страдать кожа, органы пищеварительного аппарата, легкие, а также нервная и сердечно-сосудистая система.

При острой эозинофилии человеку требуется немедленная помощь. Его помещают в стационар, где проводят тщательное обследования для срочной диагностики.

Гиперэозинофильный синдром (ГЭС) – причины, механизмы развития эозинофилии

Гиперэозинофильный синдром

Гиперэозинофильный синдром (ГЭС) — это гетерогенная группа заболеваний, для которых характерны повышенный уровень эозинофилов в крови и повреждение внутренних органов. Первое упоминание о злокачественной эозинофилии принадлежит Stillman, который в 1912 г. описал группу больных с выраженной эозинофилией в крови и тяжелым течением заболевания.

Выделяют три основные группы заболеваний, протекающих с эозинофилией: 1) реактивные (неклональные) эозинофилии; 2) клональные заболевания кроветворной системы;

3) идиопатический гиперэозинофильный синдром (диагноз ставят после исключения первых двух заболеваний).

Патогенез лимфопролиферативного варианта гиперэозинофильного синдрома.
ФАТ — фактор активации тромбоцитов; IСАМ — молекулы межклеточной адгезии; VCAM — молекулы сосудистой адгезии.

Эозинофилии 1-й группы неклонального генеза (симптоматические, реактивные) наблюдаются при следующих заболеваниях: • гельминтозах; • инфекциях: бактериальных, грибковых, вирусных; • аллергических заболеваниях (астма, ринит, атопический дерматит, крапивница, экзема, пищевая и лекарственная аллергия); • заболеваниях дыхательных путей (синдром Лефлера, бронхоэктатическая болезнь, муковисцидоз); • заболеваниях соединительной ткани (ревматоидный артрит, гранулематоз Вегенера, узелковый полиартериит и др.);

• злокачественных заболеваниях (болезнь Ходжкина, опухоли ЖКТ, рак молочной железы, опухоли почек, опухоли легких и др.).

При аллергических состояниях и инфекциях активируются Th2-клетки, продуцирующие ИЛ-5. Кроме того, активированные эозинофилы способны к аутокринной стимуляции путем секреции ИЛ-1, ИЛ-5, TGFa и PAF.

Хромосомная поломка при миелопролиферативном варианте гиперэозинофильного синдрома

Вторую большую группу эозинофилии представляют эозинофилии, сопровождающие клональные заболевания кроветворной ткани. При гемобластозах эозинофилы могут быть частью злокачественного клона: например, эозинофилы при Ph-позитивном хроническом миелолейкозе. В других случаях лейкозные клетки могут продуцировать цитокины, стимулирующие пролиферацию нормальных эозинофилов.

Dombret назвал такие эозинофилии параклональными.

В современной классификации опухолей гемопоэтической и лимфоидной тканей ВОЗ (2001) выделены хронический эозинофильный лейкоз (ХЭЛ)/гиперэозинофильный синдром (ГЭС), относящийся к группе миелопролиферативных заболеваний, и острый миеломонобластный лейкоз (ОММЛ) с увеличенным количеством эозинофилов костного мозга с inv(16)(p13;q22) или t(16;16)(p13;q22) (CB/MYH11).

Кроме этих двух заболеваний, эозинофилии могут сопровождать еще ряд гемобластозов: 1) хронический миелолейкоз (ХМЛ); 2) атипичный ХМЛ; 3) миелодиспластические синдромы; 4) острый лимфобластный лейкоз; 5) Т-лимфобластную лимфому;

6) системные заболевания тучных клеток.

Этиология идиопатического гиперэозинофильного синдрома.

Тем не менее у многих больных даже после тщательного поиска не удается найти какой-либо известной причины эозинофилии. В этих случаях может быть диагностирован идиопатический ГЭС.

Этиология гиперэозинофильного синдрома до сих пор полностью не ясна.

Предполагают, что гиперэозинофильный синдром является гетерогенной группой заболеваний, в основе которой лежит либо вторичная эозинофилия, вызванная гиперпродукцией эозинофилотропных цитокинов клональной популяцией лимфоцитов, либо это первичное миелопролиферативное заболевание. Признаки клональности удается обнаружить не всегда даже с помощью современных методов диагностики. Многие авторы высказывают предположение, что в основе гиперэозинофильного синдрома лежит увеличенная пролиферация Т-клеток, секретирующих ряд цитокинов. В 1993 г. Н. Suzushima и соавт. у пациента с типичной клинической картиной гиперэозинофильного синдрома выявили цитогенетические поломки в популяции клеток, имеющих фенотип CD3+, CD4-, CD8.

Позже Е. Cogan и соавт. сообщили о клональной пролиферации Т-хелперов типа 2, секретирующих ИЛ-5, у больного гиперэозинофильным синдромом.

Далее появились работы, доказывающие, что у некоторых пациентов с необъяснимой эозинофилией удается обнаружить популяцию Т-клеток с аберрантным иммунофенотипом или имеющих явные цитогенетические поломки.

В последующем у отдельных больных развивались лимфопролиферативные заболевания.

Косвенным подтверждением роли Т-хелперов в развитии гиперэозинофильного синдрома может быть эффективное лечение циклоспорином А и хлордеоксиаденозином (2CDA), который, как известно, подавляет пролиферацию Т-хелперов. Возможно, у части больных с гиперэозинофильным синдромомна момент диагностики патологический Т-клеточный клон не удается выявить доступными методами.

Схема развития фиброза при миелопролиферативном варианте гиперэозинофильного синдрома. SCF — фактор стволовых клеток; NGF — фактор роста нейронов; МВР — большой основной протеин, или БОП; ЕСР — эозинофильный катионный протеин, или ЭКП; FD-SCF — фибробластный фактор стволовых клеток.

В дальнейшем у этой категории больных по мере прогрессирования болезни и выявления признаков лимфопролиферации диагноз гиперэозинофильного синдрома может быть пересмотрен.

Открытие реаранжировки позволило не только получить новые сведения об этиологии гиперэозинофильного синдрома, который может теперь рассматриваться как миелопролиферативное заболевание по крайней мере у части больных, но и объясняет эффективность лечения больных гиперэозинофильным синдромом гливеком.

Независимо от этиологических факторов отсутствие адекватного лечения гиперэозинофильного синдрома (ГЭС) ведет к фатальному повреждению жизненно важных внутренних органов.

– Также рекомендуем “Дифференциация гиперэозинофильного синдрома и хронического эозинофильного лейкоза (ХЭЛ)”

Оглавление темы “Онкогематология”:

Источник: https://meduniver.com/Medical/gematologia/eosinofilia-gipereosinofilnii_sindrom.html

Эозинофильный целлюлит как проявление гиперэозинофильного синдрома

Гиперэозинофильный синдром

Гиперэозинофильный синдром (ГЭС) чаще поражает людей в возрасте от 20 до 50 лет и характеризуется эозинофилией периферической крови с вовлечением или дисфункцией органов, непосредственно обусловленной эозинофилией, в отсутствие паразитарных, аллергических или других причин эозинофилии.

ГЭС определяют как эозинофилию периферической крови >1500/мкл, продолжающуюся ≥6 месяцев. Клиническая картина ГЭС проявляется неспецифическими симптомами (недомогание, анорексия, потеря массы тела, периодические боли в области живота, ночная потливость, кашель, миалгии, лихорадка).

Поражение кожного покрова при ГЭС наблюдается более чем у 50% больных. «Стандартный набор» кожных проявлений ГЭС (зудящие папулы и узелки, волдыри, ангионевротический отек) не отличается специфичностью, способствующей ранней диагностике данного заболевания.

И лишь эозинофильный целлюлит (ЭЦ), ассоциируемый с дебютом ГЭС, имеет свое «клиническое лицо». ЭЦ может стать отправной точкой патогенетического процесса, приводящего к развернутой клинико-морфологической картине мультисистемных эозинофил-ассоциированных состояний – синдрома Shulman, синдрома Churg–Strauss и ГЭС.

В терапии ЭЦ используются глюкокортикостероиды, сульфоны (дапсон), циклоспорин, гризеофульвин, азатиоприн, Н1-антигистаминные препараты.

Введение

Впервые эозинофильные гранулоцитарные лейкоциты были описаны немецким ученым, лауреатом Нобелевской премии P. Ehrlich в 1879 г.

Именно он применил кислый краситель эозин, названный в честь греческой богини утренней зари Эос для гистологической окраски крови и тканей. P. Ehrlich показал, что эозинофилы составляют от 1 до 3% лейкоцитов периферической крови у здоровых индивидуумов [1].

Согласно современным представлениям, эозинофилы – это неделящиеся гранулоциты, которые, как и другие полиморфноядерные лейкоциты, непрерывно образуются в костном мозге из единой стволовой клетки.

Дополнительные места образования эозинофилов – селезенка, вилочковая железа и лимфатические узлы, а «средой обитания» зрелых эозинофилов с учетом их функциональных особенностей являются ткани, в основном «барьерные» на пути проникновения экзогенных антигенов: кожа, слизистые оболочки дыхательных путей и желудочно-кишечного тракта (ЖКТ), особенно тонкой кишки, где происходит всасывание в т.ч. и антигенов [2]. Эозинофилопоэз и дифференцировку эозинофилов из клеток-предшественников регулируют Т-лимфоциты путем секреции колониестимулирующего фактора гранулоцитов и макрофагов, интерлейкина-3 (ИЛ-3), ИЛ-5. Эозинофилы циркулируют в крови в среднем в течение 10 часов, затем мигрируют в периваскулярные ткани, главным образом в легкие, ЖКТ и кожу, где остаются в течение 10–14 дней [1, 3].

Функции эозинофилов точно не известны. Они обладают многими функциями других циркулирующих фагоцитов. Хотя эозинофилы способны к фагоцитозу, они уничтожают находящиеся внутри них бактерии менее эффективно, чем нейтрофилы.

Прямых доказательств того, что эозинофилы убивают паразитов in vivo, нет, но они токсичны для гельминтов in vitro и гельминтозы часто сопровождаются эозинофилией. Эозинофилы могут модулировать реакции гиперчувствительности немедленного типа.

Кроме того, основные протеины эозинофилов токсичны для некоторых паразитов и клеток млекопитающих, способны серьезно повреждать миелиновые нервные волокна, связывать гепарин и нейтрализовать его противосвертывающую активность, в присутствии перекиси водорода и галогенов генерировать окислительные радикалы.

Длительная эозинофилия приводит к повреждению тканей, механизм которого пока не ясен, а степень повреждения зависит от эозинофильной инфильтрации и продолжительности эозинофилии.

Органами – мишенями эозинофилов являются кожа, легкие и ЖКТ. Однако также может наблюдаться повреждение сердечной и нервной систем [4].

Абсолютное содержание эозинофилов в периферической крови здоровых лиц подвержено существенным колебаниям и в среднем составляет 50–350 клеток/мм3, или 3–5 эозинофилов на 100 клеток лейкоцитарного ряда [2].

Уровень от 500 до 1500 эозинофилов/мкл рассматривается как легкая эозинофилия, а свыше 1500 клеток/мкл как гиперэозинофилия: умеренная (1500–5000 клеток/мкл) и выраженная (более 5000 клеток/мкл). «Большими эозинофилиями» называют состояния, когда число эозинофилов крови превышает 20%.

Умеренная эозинофилия диагностируется при наличии 10–15% эозинофилов в периферической крови, а если их число составляет 15–20%, эозинофилия считается выраженной [3].

Установление истинной причины эозинофилии представляет собой подчас непростую задачу для врача-дерматовенеролога, несмотря на то что число гиперэозинофильных состояний ограничено. Проводя обследование таких пациентов, необходимо учитывать роль эозинофилов в патогенезе многих заболеваний, не акцентируясь только на одном из них, каким бы достоверным оно ни казалось.

К числу гиперэозинофильных состояний относят аллергические заболевания, паразитарные инвазии, новообразования, в частности гемобластозы (острый миелолейкоз, острый лимфобластный лейкоз, эозинофильная лейкемия), реакцию на токсины (синдром токсического масла), синдром эозинофилии-миалгии (прием L-триптофана), идиопатический гиперэозинофильный синдром (ГЭС), синдром Churg–Strauss [1, 3–5].

В зарубежной литературе заболевания, ассоциируемые с гиперэозинофилией крови, именуют аббревиатурой CHINA (connective tissue diseases, helminthic infections, idiopathic hypereosinophilic syndrome, neoplasia, allergies). В мире наиболее частой причиной больших эозинофилий служат паразитарные заболевания, в развитых странах на первое место в этиологии гиперэозинофильных состояний выходит аллергия [3].

Клиническая картина ГЭС

Клиническая картина синдрома проявляется такими неспецифическими симптомами, как общее недомогание, анорексия, потеря массы тела, периодические боли в животе, ночная потливость, кашель (как правило, непродуктивный), миалгии, лихорадка.

Частота поражения органов различна: гематологический синдром встречается у 100% больных, кардиопульмональная патология у >70%, кожные проявления у >50%, поражение нервной системы у >50%, поражение печени у 30%, гастроинтестинальные симптомы у 23% [1, 6].

Поражение кожного покрова при ГЭС не отличается индивидуальностью, способствующей ранней диагностике данного заболевания.

«Стандартный набор» кожных проявлений ГЭС, как правило, бывает представлен зудящими папулами и узелками, уртикариями и ангионевротическим отеком, эрозиями слизистой оболочки полости рта и гениталий [7].

И лишь эозинофильный целлюлит (ЭЦ), ассоциируемый рядом авторов с дебютом ГЭС, имеет свое «клиническое лицо».

Эозинофильный целлюлит

ЭЦ является редким воспалительным дерматозом с неизвестными этиологией и патогенезом, клинически характеризуется схожими с целлюлитом проявлениями, а гистопатологически – дермальным расположением эозинофильного инфильтрата и «фигурами пламени» в отсутствие явлений васкулита [8–10].

В 1971 г. английский дерматолог G. Crichton Wells (1914–1999) описал рецидивирующий гранулематозный дерматит с эозинофилией, переименованный в 1979 г. G.C. Wells и N.P. Smith в «эозинофильный целлюлит». В том же году C.L. Spiegel и R.K. Winlkelmann предложили эпоним «синдром Уэллса» [9, 11].

Среди триггерных факторов ЭЦ выделяют укусы насекомых, вирусные и паразитарные инфекции, бактериальные, грибковые агенты, лекарственные препараты (антибиотики, нестероидные противовоспалительные средства, тиазидные диуретики, анти-ФНО (фактор некроза опухоли), генно-инженерные биологические препараты и др.), вакцины, неоплазии [12–18]. Кроме того, описаны случаи связи ЭЦ с другими заболеваниями, среди которых: хронический миелолейкоз, хронический лимфолейкоз, неходжкинская лимфома, язвенный колит, синдром Churg–Strauss и ГЭС. ЭЦ может стать отправной точкой патогенетического процесса, приводящего к развернутой клинико-морфологической картине мультисистемных эозинофил-ассоциированных состояний – синдрома Shulman (эозинофильный фасциит), синдрома Churg–Strauss (эозинофильный гранулематоз с полиангиитом) и ГЭС [10, 11, 19].

ЭЦ протекает в две фазы. Начинается остро, с появления быстрораспространяющихся эритематозных пятен или отечных бляшек с зеленоватым оттенком в центре и фиолетовым по периферии. Эта стадия может напоминать целлюлит.

Нередко на поверхности элементов наблюдают появление пузырьков или пузырей с серозным или геморрагическим содержимым.

В дальнейшем развивается эозинофильный гранулематозный дерматит, который может иметь самые разнообразные клинические проявления: от уртикарных бляшек до зудящих папул. Наиболее частая локализация – лицо, нижние конечности.

Высыпания сопровождаются зудом, жжением, болезненностью. Могут быть лихорадка, артралгии. В крови – лейкоцитоз с эозинофилией. Инволюция сыпи происходит в течение 1–1,5 месяцев. Могут быть рецидивы через неопределенные интервалы времени [20, 21].

Описано 7 клинических разновидностей ЭЦ: бляшечная, уртикарная, папуловезикулезная, буллезная, папулонодулярная, по типу кольцевидной гранулемы и фиксированной токсидермии [22].

G. Ratzinger et al. (2014) определяют ЭЦ как воспалительное заболевание с гистопатологическими проявлениями в виде эозинофильных инфильтратов и «фигур пламени» в отсутствие явлений васкулита [10].

Эозинофильный инфильтрат при ЭЦ почти всегда ограничен эпидермисом и дермой, но иногда может затрагивать гиподерму и подлежащую мышечную ткань. Глубина залегания инфильтрата при ЭЦ коррелирует с разнообразием клинических проявлений этого дерматоза [9].

Гистологически выделяют три стадии ЭЦ – острую, подострую и регрессирующую.

Острая стадия характеризуется отеком поверхностной дермы и эозинофильным инфильтратом в срединной дерме, в подострой стадии – «фигуры пламени» в дерме, состоящие из основного эозинофильного белка, осажденного на пучках коллагена и обильной дегрануляции эозинофилов, регрессирующая стадия характеризуется отсутствием эозинофилов, сохранением гистиоцитов и микрогранулем из гигантских клеток, отложений коллагена.

«Фигуры пламени» служат важной гистологической особенностью ЭЦ, но они присутствуют не на каждой стадии дерматоза и не строго патогномоничны для ЭЦ.

«Фигуры пламени» могут обнаруживаться и при других дерматозах, например при мастоцитоме, чесотке, пемфигоиде, экземе, пруриго, опоясывающем лишае, герпесе беременных [7]. По образному выражению K.M. Leiferman et al.

(2006), «там, где есть дым (“фигуры пламени” – прим. авт.), необязательно наличие синдрома Уэллса» [23].

S.M. Smith et al. (2015) отмечают, что в отличие от ЭЦ для ГЭС не характерна патоморфологическая стадийность, а обнаружение «фигур пламени» при ГЭС – скорее исключение. При ГЭС описывается смешанный воспалительный инфильтрат, включающий нейтрофилы, лимфоциты и гистиоциты в дополнение к дермальной эозинофилии [24].

Терапия ЭЦ

В терапии ЭЦ препаратом «первого ряда» являются глюкокортикостероиды. Свою эффективность в терапии ЭЦ доказали и сульфоны (дапсон), циклоспорин, гризеофульвин, азатиоприн, Н1-антигистаминные препараты. [2, 6–11, 19–21, 23–26].

Books-med
Добавить комментарий