Дифференциация и интеграция в хирургии

Эмбриональная индукция. Дифференциация и интеграция в развитии. Молекулярно-генетические механизмы дифференцировки

Дифференциация и интеграция в хирургии

Эмбриональная индукция (от лат. Индукция — побуждение) — это взаимное влияние различных частей зародыша при эмбриогенезе.

Первичный индуктор(верхняя губа бластопора) детерминирует образование нервной трубки, затем индуцируется развитие хорды, а после этого пищеварительной трубки.

Дифференцировка – биохимическая, функциональная и морфологическая специализация клеток; изменение развивающейся структуры, при котором относительно однородные образования превращаются во все более различные.

Фазы дифференцировки:

§ зависимая(до стадии ранней гаструлы) – части зародыша, из которых в норме формируются одни органы, будучи пересаженными на новое место, дают начало другим органам, т.е. тем, которые должны образоваться в данном месте.

§ независимая(на стадии поздней гаструлы) – когда дифференцировка уже началась, пересадка зачатков органа в другую область зародыша не меняет его развития, т.к. характер его уже определен.

Этапы дифференцировки:

1.Оотипическая дифференцировка –

различный химический состав

цитоплазмы яйцеклетки, усиливающийся после оплодотворения

2. Бластомерная дифференцировка –

химическая разнородность цитоплазмы бластомеров приводит к включению разных транскриптонов и синтезу разных белков-ферментов. Бластомеры приобретают химическую и морфологическую разнородность.

3. Зачатковая дифференцировка

 – формирование зародышевых листков и осевых органов

 (зачатков.Зародыш приобретает определенную пространственную организацию.

4. Тканевая(гистогенетическая) дифференцировка – окончательная детерминация клеток, приобретение ими специфических структур вследствие синтеза тканеспецифических белков.

Механизмы дифференциации клеток в онтогенезе: синтез типоспе-цифических белков, направленные морфогенетические перемещения клеток, из-бирательная сортировка и адгезивностъ клеток, клеточная индукция, гибельклеток. Клеточная дифференцировка основана на синтезе специфических бел-ков, т.е. клетки, дифференцированные в разных направлениях, отличаются другот друга хотя бы по одному специфическому белку. Специфические белки тре-буются не для самого существования клетки, а связаны с выполнением ею оп-ределенной специализированной функции. Некоторые типы специфическихбелков синтезируются в дифференцированных клетках: фибробласты синтези-руют коллаген; клетки покровного эпителия – кератин; миобласты – миозин и т.д. Морфогенетические движения клеток и их пластов представляют собой пре-имущественно активные перемещения клеток посредством механизма амебо-идного движения. Траектория перемещения определяется чаще всего рельефомповерхности, по которой перемещается клетка (контактная ориентировка). Зна-чительно реже встречается перемещение клеток по градиенту концентрациихимических веществ (хемотаксис). Основным отличием клеток разных зародышевых листков являются ихразличные морфогенетические движения, характер которых специфичен у раз-ных групп животных. Эктодерма в ходе гаструляции, как правило, распласты-вается и, оставаясь на поверхности, окружает весь зародыш. Энтодерма, напро-тив, свёртывается в трубку – первичную кишку. У зародышей морского ежа онасворачивается внутрь полости бластулы. Мезодерма, образуясь на границе эк-тодермы и энтодермы, также вворачивается и проникает под эктодерму, отде-ляя её от энтодермы. На конечную судьбу клеток влияют контакты, возникаю-щие по ходу их движения. Избирательная сортировка и адгезивность заключа-ется в выделении и объединении клеток одного зачатка из совокупности, со-держащей клетки различных зачатков. Она свойственна клеточному материалукак зародышевых листков, так и отдельных органов.

Понятие о гомеостазе-гомеокинезе. Общие закономерности гомеостаза живых систем. Генетические, клеточные и системные основы гомеостатических реакций организма. Роль эндокринной и иммунной систем в обеспечении гомеостаза и адаптивных изменений. Виды гомеостаза.

См. стр 190 Слюсарева!

Гомеостаз – относительное динамическое постоянство внутренней среды (крови, лимфы, тканевой жидкости) и устойчивость основных физиологических функций (кровообращения, дыхания, терморегуляции, обмена веществ и т.д.) организма человека и животных.

Гомеокинезэто процесс изменения работы организма, направленный на установление гомеостаза (т.н. подвижное равновесие).

Нормализация физиологических показателей осуществляется на основе свойства раздражимости. Способность к поддержанию гомеостаза неодинакова у различных видов.

По мере усложнения организмов эта способность прогрессирует, делая их в большей степени независимыми от колебаний внешних условий. Особенно это проявляется у высших животных и человека, имеющих сложные нервные, эндокринные и иммунные механизмы регуляции.

Влияние среды на организм человека в основном является не прямым, а опосредованным благодаря созданию им искусственной среды, успехам техники и цивилизации.

В системных механизмах гомеостаза действует кибернетический принцип отрицательной обратной связи: при любом возмущающем воздействии происходит включение нервных и эндокринных механизмов, которые тесно взаимосвязаны.

Виды гомеостаза:

Генетический гомеостаз на молекулярно-генетическом, клеточном и организменном уровнях направлен на поддержание сбалансированной системы генов, содержащей всю биологическую информацию организма.

На популяционновидовом уровне генетический гомеостаз – это способность популяции поддерживать относительную стабильность и целостность наследственного материала, которые обеспечиваются процессами редукционного деления и свободным скрещиванием особей, что способствует сохранению генетического равновесия частот аллелей.

Физиологический гомеостаз связан с формированием и непрестанным поддержанием в клетке специфических физико-химических условий. Постоянство внутренней среды многоклеточных организмов поддерживается системами дыхания, кровообращения, пищеварения, выделения и регулируется нервной и эндокринной системами.

Структурный гомеостаз основывается на механизмах регенерации, обеспечивающих морфологическое постоянство и целостность биологической системы на разных уровнях организации. Это выражается в восстановлении внутриклеточных и органных структур, путем деления и гипертрофии.

Нарушение механизмов, лежащих в основе гомеостатических процессов, рассматривается как «болезнь» гомеостаза.

Проблема трансплантации органов и тканей. Ауто-, алло- и гетеротрансплантация. Трансплантация жизненно важных органов. Тканевая несовместимость и пути ее преодоления. Искусственные органы.

ТРАНСПЛАНТАЦИЯ – пересадка или приживление органов и тканей. Пересаженный участок называется ТРАНСПЛАНТАНТОМ, организм у которого берут ткань для пересадки является ДОНОРОМ, которому пересаживают – РЕЦИПИЕНТОМ. Успех трансплантации зависит от иммунологических реакций организма.

При АУТОТРАНСПЛАНТАЦИИ (пересадка на другую часть тела того же организма) белки (антигены) трансплантанта не отличаются от белков реципиента и операция наиболее успешна, иммунологическая операция не возникает.

При АЛЛОТРАНСПЛАНТАЦИИ (от одной особи к другой одного вида) донор и реципиент отличаются по антигенам, у высших животных наблюдается длительное приживание.

КСЕНОТРАНСПЛАНТАЦИЯ(гетеротрансплантация) (донор и реципиент относятся к разным видам) удается у некоторых беспозвоночных, но у высших животных такие трансплантанты рассасываются.

Тканевая несовместимость — комплекс иммунных реакций организма к трансплантируемым чужеродным клеткам, тканям или органам.

При трансплантации большое значение имеет явление ИММУНОЛОГИЧЕСКОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ (терпимости) к чужеродным клеткам вследствие реакции отторжения.

Подавление иммунитета в случае пересадки тканей (иммунодепрессия) достигается: подавлением активности иммунной системы, облучением, введением антилимфотической сыворотки, гормонов коры надпочечников, химических препаратов – антидепрессантов (имуран). Основная задача подавить не просто иммунитет, а трансплантационный иммунитет.

Искусственные органы – это созданные человеком органы-имплантанты, которые могут заменить настоящие органы тела.

Источник: https://studopedia.net/10_42702_embrionalnaya-induktsiya-differentsiatsiya-i-integratsiya-v-razvitii-molekulyarno-geneticheskie-mehanizmi-differentsirovki.html

Дифференциация и интеграция в хирургии: В ХХ столетие хирургия, ставшая одной из главных составляющих

Дифференциация и интеграция в хирургии

В ХХ столетие хирургия, ставшая одной из главных составляющих клинической медицины, вступила во всеоружии эпохальных достижений предыдущего XIX в. (обезболивание, антисептика, асептика), обусловивших наступление эры современной хирургии.

Совершенствование оперативной техники и значительное расширение диапазона хирургических вмешательств, появление новых эффективных операций и оперативных методов неизмеримо увеличило лечебные возможности. В связи с этим изменилось и намного возросло число так называемых хирургических болезней, для излечения которых целесообразным или единственно возможным было оперативное вмешательство.

Прогресс хирургии ХХ в., ставший итогом деятельности ученых всего мира, основан на успехах естествознания, биологии и медицины, на достижениях научно-технической революции. Особенностью хирургии была ее органическая связь с экспериментальными исследованиями, а ее развитие отличала дифференциация научных знаний, которые тем не менее составляли целостную научную систему.

Результаты подобной дифференциации оказались чрезвычайно благотворными – появились новые отрасли хирургии и самостоятельные специальности. В конце XIX – начале ХХ в.

из хирургии выделились и обрели «суверенитет» офтальмология и гинекология, урология и отоларингология, травматология и ортопедия, нейрохирургия и онкология, сосудистая хирургия и трансплантология, легочная хирургия и кардиохирургия, детская хирургия и проктология и т.д.

Узкоспециализированными стали такие первоначально «подсобные» дисциплины, как анестезиология, реаниматология, трансфузиология. Зарождение последней было связано с открытиями К. Ландштейнера (1901) и Я. Янского (1907).

Вместе с тем в российской и мировой хирургии происходил процесс интеграции, плодотворным результатом которого стало, например, возникновение трансплантологии или рентгеноэндоваскулярной хирургии. Правда, в 20-е гг., когда ряд видных ученых-медиков заговорил о кризисе теоретической и клинической медицины, к этому присоединились некоторые известные хирурги (Ф. Зауэрбрух, А. Бир, Р. Лериш, С.П.

Федоров). Так, Федоров в своей знаменитой статье «Хирургия на распутьи» (1926) высказал сомнение в позитивных перспективах развития хирургии, утверждая, что она якобы исчерпала свои возможности, и выступал, в частности, против чрезмерной специализации.

Однако симптомы «кризиса» в медицине и хирургии оказались на деле лишь проявлением своего рода болезней роста – это убедительно подтвердило время. Диагностические и лечебные возможности клинической медицины и хирургии постоянно росли, продолжавшаяся дифференциация сказалась на ее развитии чрезвычайно благотворно. Скальпель хирурга проник в головной и спинной мозг, что означало рождение нейрохирургии. Получили распространение различные операции удаления опухолей, демонстрировавшие становление онкологии. Появление сосудистого шва ознаменовало рождение сосудистой хирургии и дало старт трансплантологии – пересадкам жизненно важных органов. Операции в грудной полости, на легких и на сердце открыли дорогу для легочной хирургии и кардиохирургии.

Наряду с дифференциацией все большее развитие в хирургии получали интегративные процессы.

Именно они во многом обусловили возникновение онкологии, кардиохирургии, трансплантологии, эндоваскулярной хирургии, комбустиологии и ряда других направлений клинической медицины ХХ в., которые характеризуются применением оперативных методов лечения. Огромную роль в расширении возможностей оперативного лечения имело дальнейшее развитие методов обезболивания, обязанного своим появлениям успехам химии и фармакологии. Во внедрении различных методов обезболивания огромную роль сыграли выдающиеся хирурги Германии, России и других стран. Появились спинномозговая и внутривенная анестезия (A. Бир, 1904), местное обезболивание (после открытия новокаина, A. Эйнгорн, 1905), проводниковая (регионарная) анестезия (Х. Браун, 1910; Д. Куленкампф, 1912; В. Войно-Ясенецкий,1916), метод местного обезболивания при помощи тугого ползучего новокаинового инфильтрата (А.В. Вишневский, 1930) и перидуральная анестезия. Что касается общего обезболивания, то были предложены базисанестезия при помощи авертина (O. Бутценхайгер, 1926), различные виды неингаляционного наркоза, в том числе электронаркоз (С. Ледюк, 1902) и др. Новые методы обезболивания позволили хирургам значительно расширить диапазон проводимых ими операций. Новые горизонты открылись в хирургии пищевода, этому разделу российские хирурги уделяли много внимания. Были предложены способы пластики пищевода – предгрудинная тонкокишечная пластика, замещение пищевода дистальной половиной желудка, перемещенной под кожу груди, тотальная предгрудинная пластика пищевода тощей кишкой (Ц. Ру, П. Герцен, С. Юдин, 1907-1928); способ резекции пищевода с помощью чрезбрюшинной сагиттальной медиастинотомии (А. Савиных, 1931). Пользовались известностью искусственный пищевод из толстой кишки (Г. Келлинг, 1911) и из тонкой кишки (С. Юдин,1928). При операциях на пищеводе использовали тораколапаротомию: после резекции пищевода желудок смещался в левую плевральную полость, где и накладывалось пищеводно-желудочное соустье (Д. Гэрлок, 1938; В. Казанский, 1945; Б. Петровский, 1946). При опухоли верхней трети пищевода применялась операция с предварительной гастростомией и производством торакотомии с резекцией ребер и рассечением ключицы и последующей мобилизацией пищевода с опухолью из средостения (Ф. Зауэрбрух, 1911). При дивертикулах пищевода, кардиоспазме, ранениях пищевода, а также при аневризмах сердца и другой патологии для пластических целей предложено было использовать диафрагму (Б.В. Петровский, 1948). Позднее началась разработка загрудинного способа образования пищевода (Р. Робертсон, Ф. Сайент, Н. Еремеев,1950). Одним из наиболее динамичных разделов медицины стала сосудистая хирургия, взявшая старт в самом начале ХХ в. (А. Каррель, 1902 – Нобелевская премия, 1912). В первые десятилетия сосудистый шов, подвергавшийся многочисленным модификациям, и другие вмешательства на сосудах применяли преимущественно в экспериментальных исследованиях (например, в стадии экспериментальной разработки находилась проблема хирургии крупных внутригрудных сосудов), а в середине столетия сосудистая хирургия начала входить в широкую клиническую практику. Начало современной реконструктивной хирургии сосудов ознаменовали операции на аорте (К. Крафорд, 1944), а также операции И. Оудата (1950), Д. Дос Сантоса (1947), Д. Кутлина (1949-1951) и др. Хирургию в 40-50-е гг. лучше других оценил С.С. Юдин, отметивший, что «она с пользой утилизировала крупные технические приобретения многих смежных специальностей, очень плодотворно использовала достоинства и преимущества новейших методов обезболивания и, наконец, приобрела такие могущественные принципиально новые возможности и ресурсы, каковыми явились антибиотики и переливание крови». В 50-60-е гг. и позже научно-техническая революция, новейшие открытия физики и химии, электроники и кибернетики оказали огромное влияние на прогресс медицины и хирургии. Сыграли свою роль и достижения фундаментальных наук – биологии и физиологии, а также иммунологии, биохимии и биофизики. В арсенал хирургии вошли ультразвук и лазеры, гипотермия и гипербарическая оксигенация. В операционных появилась новая электронная и оптическая аппаратура, быстродействующие компьютеры. В ХХ в. было положено начало грудной хирургии и операциям на легких. Для этого сначала в эксперименте на животных применяли специальную камеру с пониженным давлением (Ф. Зауэрбрух, 1904), использовали интратрахеальную инсуффляцию (Х. Мельтцер, Г. Авер,1909): последний метод стал впоследствии основой эндотрахеального наркоза. Была разработана паравертебральная торакопластика и оригинальный метод торакотомии (Ф. Зауэрбрух, 1911). Правда, поначалу по причине неудовлетворительных результатов радикальные операции на легких производились чрезвычайно редко. Все же в России и в некоторых других странах были выполнены первые успешные операции удаления доли и целого легкого (П. Герцен, 1912; Р. Ниссен, 1931; E. Грэхэм, E. Зингер, 1933). Только в 40-50-е гг. использование раздельной перевязки сосудов и бронхов при удалении легкого или его долей позволило улучшить результаты радикальных операций пневмонэктомии и лобэктомии, а затем сегментарные резекции стали производиться чаще. Ряд ученых проводил исследования по созданию искусственных сосудов (Ч. Хуфнагель, 1947). В клинической практике появились операции, усиливавшие коллатеральное кровоснабжение сердца (Н. Фиески, 1939; Г. Рейнберг, 1953, и др.). В нашей стране впервые были изобретены сосудосшивающие аппараты (В. Гудов и др., 1946-1950). Прогресс сосудистой хирургии и развитие медико-биологических исследований стимулировали развитие трансплантологии, пересадки жизненно важных органов. После многолетних экспериментов, которые проводились различными исследователями, в нашей стране была предпринята наконец первая в мире клиническая трансплантация кадаверной почки (Ю. Вороной, 1933). Одним из самых значимых явлений в хирургии ХХ в. стало возникновение кардиохирургии – проведение различных операций на сердце. Этому способствовало появление таких диагностических методов, как зондирование (катетеризация) сердца (В. Форсман, 1929; A. Курнан, Д. Ричардс, 1941 – Нобелевская премия, 1956) и ангиокардиография – рентгенологическое исследование сердца и магистральных сосудов после введения в кровеносное русло контрастного вещества (A. Мониц, 1936; A. Кастелланос, 1938). Операции при аневризме правого желудочка сердца производили Ф. Зауэрбрух (1931), при «панцирном» сердце – Ю. Джанелидзе (1938), еще ранее частичную переднюю резекцию перикарда производили Х. Хенле и Л. Рен (1913). Первые операции были сделаны при наиболее распространенных заболеваниях – врожденных и приобретенных пороках сердца. Пионерскими в этой области стали исследования российских ученых: в эксперименте был всесторонне исследован (с помощью автожектора С. Брюхоненко) открытый доступ к клапанам сердца (Н. Теребинский, 1930). В клинике успешным оказалось сначала хирургическое лечение одного из так называемых белых врожденных пороков сердца – незаращенного артериального (Боталлова) протока: хирург перевязал этот проток (Р. Гросс, 1938). Позднее было использовано хирургическое вмешательство при оперативной коррекции другого, так называемого синего врожденного порока сердца – тетрады Фалло: тогда был впервые создал анастомоз между подключичной и легочной артериями (A. Блэлок, 1944). Этот же принцип создания искусственного сообщения между малым и большим кругом кровообращения был использован при соединении анастомозом аорты и легочной артерии (В. Поттс, 1946). Затем настал черед хирургического лечения приобретенных пороков сердца: была разработана техника пальцевой и инструментальной комиссуротомии при митральном стенозе и произведены первые операции в клинике (Г. Суттер, 1945; Ч. Бейли,1945; Д. Харкен, Р. Брок, 1945). Было произведено также успешное рассечение клапанного сужения легочной артерии (И. Селлерс,1947; Р. Брок,1948). Хирургия в полной мере использовала достижения нейрофизиологии и невропатологии, которые стимулировали развитие операций на головном мозге, становление нейрохирургии. Были разработаны оперативные доступы к головному мозгу, такие, например, как двусторонняя костно-пластическая краниотомия задней черепной ямки, обеспечивавшая широкий двусторонний доступ к находящимся в ней анатомическим образованиям (Т. Де Мартель,1920). В разных странах, в том числе в России, был предложен целый ряд нейрохирургических операций, в том числе височная декомпрессия (Х. Кушинг, 1905), электрохирургический метод удаления опухолей мозга (Х. Кушинг, 1919), операция подкорковой пирамидэктомии для лечения гемиатетоза, джексоновской и кожевниковской эпилепсии (А. Поленов, 1921), лейкотомия (лоботомия), при которой перерезались волокна, соединяющие различные части мозга (A. Мониц, 1936 – Нобелевская премия, 1949), пересечение экстрапирамидных путей в продолговатом мозге (бульботомия) при гиперкинезах (Н. Бурденко, Б. Клосовский, 1936). Эти и другие нейрохирургические вмешательства стали возможными вследствие использования таких диагностических методов, как электроэнцефалография (Х. Берджер, 1924), пневмоэнцефалография (А. Бингель,1929), вентрикулография (У. Денди,1932), церебральная ангиография, при которой использовались рентгеновские лучи и рентгеноконтрастный йод, делавший кровеносные сосуды мозга четко различимыми на фоне окружающих тканей (A. Мониц, 1927). Успешно развивалась урология, выделившаяся в отдельный раздел. Были сконструированы специальные инструменты для урологических операций – специальные зонды (Ф. Гюйон, 1903), катетеризационный цистоскоп (И. Альбарран,1907) и др. Развитию урологии способствовали новые методы диагностики и лечения – хромоцистоскопия (Ф. Фелькер, Е. Йозеф, 1903), ретроградная пиелография (А. Лихтенберг, Ф. Фелькер, 1906), трансуретральная электрорезекция (Д. Маккарти,1926), эндовезикальная электрокоагуляция (Е. Вир, 1927), экскреторная урография (М. Свик, А. Лихтенберг, 1929) и др. Появился даже прототип искусственной почки – специальный аппарат для удаления из крови азотистых шлаков и прочих токсических веществ (И. Абель, Л. Раунтри, Б. Тернер, 1914), а спустя 30 лет – аппарат для гемодиализа, искусственная почка (В. Колфф, 1943). Многочисленные войны ХХ в. потребовали развития методов военно-полевой хирургии. В России впервые в мире был выдвинут наиболее передовой принцип этапного лечения раненых, сочетавший хирургическое лечение и эвакуацию раненых (В. Оппель, 1916). Для лечения инфицированных ран разрабатывались различные антисептические растворы (А. Каррель, Г. Дейкин,1916 и др.).

В годы Второй мировой войны хирургическая помощь в нашей армии на фронтах была максимально приближена к месту боев, этапное лечение было дополнено эвакуацией, что позволяло осуществлять преемственность лечения (Е. Смирнов, Н.

Бурденко, 1941). Кроме того, в тылу воюющих стран создавались специализированные госпитали для лечения и реконвалесценции раненых. А в самом конце столетия заговорили уже не только о военно-полевой, но и о военно-городской хирургии (Б.

Петровский, 1998).

Источник: М. Б. Мирский. История медицины и хирургии. 2010

Источник: https://med-books.info/istoriya-meditsinyi_751/differentsiatsiya-integratsiya-hirurgii.html

Дифференциация и интеграция медицинских знаний. Медицина как наука и искусство, теория и практика

Дифференциация и интеграция в хирургии

В условиях продолжающейся дифференциации медицины неизбежно происходят процессы интеграции.

Философия — это методологическая интеграция, обеспечивающая целостность и эффективность процесса научного познания в медицине.

Союз философии и медицинских наук — одна из важнейших методологических форм интеграции научных знаний во всей системе врачебной теоретической и практической деятельности.

Философия на всех исторических этапах развития медицины играла роль науки, способствующей созданию целостной и адекватной научной картины жизнедеятельности человека, осуществляющей синтез знаний в медицине. Объект познания у всей современной науки (в том числе и у научной философии) один — это объективный мир (природа, общество, человек). Общее и специфическое в самом объекте познания взаимосвязаны.

Следовательно, и науки, изучающие это всеобщее (философия) и специфическое (медицина), должны быть взаимосвязаны.

Общий для всей медицинской науки объект познания, в свою очередь, тоже расчленяется в процессе дифференциации медицинской науки на отдельные части, стороны, отношения и аспекты, которые являются объектами специальных медицинских наук.

Но для того, чтобы создать единую целостную научную картину мира в медицине, реконструировать в знании объект, необходимо связать, объединить те теоретические фрагменты научного знания, которые даются этими науками.

Наибольшей степенью общности (и универсальности) обладают принципы, законы и категории философии. В современной иерархии наук методы и принципы каждой из более общих наук действуют также внутри менее общих наук, имеющих близкую предметную область исследования.

Например, методы и принципы биологии действуют и в медицине. Принципы, законы и категории диалектики проявляются в метатеориях, фундаментальных и прикладных науках.

Методы каждой фундаментальной науки преломляются и действуют в специфических методах прикладных наук, замыкающихся на данную фундаментальную науку, которая обеспечивает определенную интеграцию заключенного в них знания.

В этом плане каждая теоретическая конструкция более общего плана выполняет методологическую функцию по отношению к специальным теориям. Вот почему мы считаем рассматриваемые теории медицины как элементы ее методологии.


В медицинской науке можно выделить несколько видов теоретических оснований:

  1. историческое основание — история выработки теоретических принципов, постановки проблем, анализ дискуссий в медицине;
  2. эмпирическое основание — совокупность научных фактов, на которые опирается медицинская наука и строятся ее теории;
  3. теоретическое основание — обобщение научных фактов, синтез их вокруг определенной интегративной идеи в медицине;
  4. формальнологическое основание — формальнологические принципы и законы мышления в теоретической и клинической медицине;
  5. философские основания — мировоззренческие, методологические и социологические основания медицинской теории [Петленко В. П., 1968].

Медицина: теория и практика

Медицина — область научной и практической деятельности по исследованию нормальных и патологических процессов в организме человека, различных заболеваний и патологических состояний, по сохранению и укреплению здоровья людей.

В медицине выделяют теоретическую медицину или биомедицину — область науки, изучающую организм человека, его нормальное и патологическое строение и функционирование, заболевания, патологические состояния, методы их диагностики, коррекции и лечения с теоретических позиций.

Теоретическая медицина

Теоретическая медицина исследует теоретические основы лечения, предлагает пути развития практической медицины.

Теоретическая медицина основана на логическом медицинском мышлении, подтвержденным научными теоретическими знаниями.

Обобщение различных подходов дает теоретической медицине возможность создавать медицинские гипотезы, которые будут являться неотъемлемой частью практического мышления. Теоретическая медицина — это первый шаг практики.

Как правило, теоретическая медицина не затрагивает практику медицины в такой степени, в какой она занята теорией и исследованиями в медицине. Результаты теоретической медицины делают возможным появление новых лекарственных средств, более глубокое, молекулярное понимание механизмов, лежащих в основе болезни, тем самым создавая фундамент для всех медицинских приложений, диагностики и лечения.

Практическая медицина

В медицине выделяют также практическую, или клиническую, медицину (медицинскую практику) — практическое применение накопленных медицинской наукой знаний, для лечения заболеваний и патологических состояний человеческого организма.

В современной научной медицине всё шире применяются критерии доказательной медицины, которая требует строгих доказательств эффективности тех или иных методов лечения, профилактики или диагностики путём методологически корректно выполненных клинических испытаний.

Любые другие методы лечения, не получившие подтверждения эффективности, просто отвергаются как неэффективные, вне зависимости от их кажущейся эффективности.

Поскольку вероятность многих заболеваний увеличивается с возрастом, большую популярность в последнее время получает развитие разделов медицины, имеющих отношение к замедлению старения, развитие антивозрастной медицины, а также попытки перехода парадигмы лечения возникших болезней к их предотвращению (профилактическая медицина).

Источник: https://studopedia.su/15_102193_differentsiatsiya-i-integratsiya-meditsinskih-znaniy-meditsina-kak-nauka-i-iskusstvo-teoriya-i-praktika.html

Books-med
Добавить комментарий