Александр Бобров – хирург и анатом

Bobrov

Александр Бобров - хирург и анатом

БОБРОВ Александр Алексеевич

Москва)

Александр Алексеевич Бобров происходил из семьи титулярного советника и родился в одном из сел Новгородского уезда Черниговской губернии. В 18669 году он приехал в Москву и поступил на Медицинский факультет Московского университета, по окончании которого в 1874 г.

он поступил на службу в Госпитальную Хирургическую клинику профессора Новацкого при Ново-Екатеринин-ской больнице в качестве сверхштатного ординатора.

Возглавлявший клинику профессор Новацкий высоко оценил способности молодого ординатора, всячески способствовал его научным изысканиям, а два года спустя перевел его в число штатных сотрудников.

Начавшаяся в 1877 году Русско-Турецкая война внесла свои коррективы в карьеру молодого врача. В период с 5 июня по 1 ноября 1877 года он в качестве старшего врача госпиталя Красного Креста находился на фронте и оказывал медицинскую помощь раненным в боях русским солдатам.

По возвращении в Москву по ходатайству Медицинского факультета А.А.Бобров был оставлен при Московском университете для усовершенствования в хирургии сроком на два года.

За это время он сдал экзамен на звание доктора и в 1880 году представил на Медицинский факультет и успешно защитил докторскую диссертацию.

В 1881 году он был определен сверхштатным врачом в Дом воспитания сирот убитых воинов, находившийся в ведении Императорского Человеколюбивого общества. В том же году он прочел свои первые пробные лекции по хирургии на Медицинском факультете Московского университета и решением факультета был избран его приват-доцентом для чтения курса десмургии и учения о вывихах и переломах.

С 1882 г. А.А.Бобров по просьбе Московского генерал-губернатора работал врачом-консультантом при московской тюремной больнице. Здесь он провел много успешных операций и полученный им опыт лег в основу развернутого доклада на I съезде Общества русских врачей им. Н.И.Пирогова А в 1884 г. он был избран приват-доцентом Медицинского факультета Московского университета.

В том же году А.А.Бобров был назначен и консультантом по хирургии в Яузскую и Басманную больницы. Здесь в полной мере раскрылись его организаторские способности. Благодаря активным усилиям А.А.

Боброва хирургические отделения обоих больниц были оборудованы по последнему слову техники и укомплектованы высокопрофессиональным персоналом. Здесь А.А.

Бобров не только проводил операции, но и читал клинические лекции студентам.

В конце 1884 г. Александр Алексеевич был переведен на должность прозектора кафедры хирургии, а год спустя в связи с освободившейся вакансией занял кафедру хирургии в должности экстраординарного профессора. Возглавляя работу кафедры, А.А.

Бобров много сделал для преподавания хирургии в Московском университете. В частности, он был автором ряда руководств по оперативной хирургии и хирургической анатомии, которые затем длительно использовались в учебном процессе медицинского факультета.

Благодаря его усилиям была существенно расширена экспозиция учебного хирургического музея при Институте оперативной хирургии, располагавшейся на Рождественке.

А когда в начале 90-ых годов Московский университет получил новые территории на Девичьем поле и решил разместить там комплекс университетских клиник, то А.А.Бобров деятельно участвовал в устройстве нового здания Института хирургии и его оснащения.

В 1893 г. в связи с переходом профессора Склифософского в Петербург освободилась кафедра факультетской хирургической клиники и Александр Алексеевич был назначен на его место.

Усилиями нового руководителя клиники при ней было создано амбулаторное отделение, куплено новое оборудование, причем большая часть его представляла собой приборы для нового тогда рентгенологического и цистоскопического обследования больных.

Последние годы своей жизни А.А.Бобров посвятил делу организации в Алупке первого в России туберкулезного санатория для детей. Благодаря личным связям, выступлениям в печати, огромной разъяснительной работе, ему удалось собрать необходимые средства и санаторий был открыт в 1902 г.

А.А.Бобров был постоянным участником съездов общества русских врачей, где заведовал хирургическими секциями, был одним из постоянных руководителей съездов русских хирургов и возглавлял Московское хирургическое общество.

Умер и похоронен А.А.Бобров в Москве

Библиография

  1. Вывихи и переломы. Курс лекций. Вып.1-2. М. 1884.
  2. История ампутаций и консерваций в хирургии конечностей. Пробная лекция. М. 1881
  3. Курс оперативной хирургии и хирургической анатомии. М. 1889
  4. Руководство к изучению хирургических повязок. Десмургия. М. 1886.
  5. Руководство к хирургической анатомии. М. 1892
  6. Учение о вывихах. Курс лекций. М. 1890

Литература о нем

1. Спижарный И Александр Алексеевич Бобров. Некролог. //Речь и отчет Имп. Московского университета за 1905 г. М. 1905

Источник: http://www.hist.msu.ru/Science/HisUni/Profess/Articles/Bobrov.htm

Александр Бобров – хирург и анатом

Александр Бобров - хирург и анатом

Николай Владимирович Экк(1849-1908) окончил с отличием Петербургскую медико-хирургическую академию, он был первым выпускником, имя которого занесли на мраморную доску, и стипендиатом премии Буша. Он стал военным врачом и работал в академии, совершенствуясь сначала по терапии, а затем еще по хирургии и гинекологии. В эти годы Экк выполнил ряд научных исследований по хирургии.

В 1877-1878 гг. как врач-хирург он участвовал в Русско-турецкой войне, работал в дивизионных лазаретах и на перевязочных пунктах. Выйдя в отставку, он стал практическим врачом, занимался вопросами здравоохранения и общественной санитарии. В 1888 г. Экк защитил докторскую диссертацию. В начале 90-х вновь вернулся к практической медицине, занимался частной практикой в Петербурге.

Николай Экк и портокавальный анастомоз

Исследования российского хирурга Н.В. Экка, имевшего ученую степень доктора медицины, но, по сути, остававшегося практическим врачом, по праву завоевали мировую известность.

Еще будучи студентом медико-хирургической академии, Экк написал и опубликовал исследование «О полипах гортани», в котором сообщал о нескольких случаях новообразований в гортани,

которые он оперировал. На конкурсе в медико-хирургической академии эта работа была отмечена золотой медалью.

Став врачом-хирургом, Экк продолжал производить вмешательства в области рта и глотки. Он разработал новый метод стафилорафии, при котором вместо разрезов и «окровавлений» краев он предлагал производить расщепление их в плоскости нёба, а вместо боковых швов Диффенбаха накладывать второй ряд швов для уменьшения натяжения.

Известны также оригинальные гинекологические операции Экка. Использовав абдоминальный доступ, он впервые в России успешно удалил (1874) огромную опухоль (миому) матки. Позднее таким же путем он с успехом произвел (1877) резекцию большой интерстициальной миомы задней стенки матки.

Это была первая успешная интерстициальная миомэктомия, описанная в литературе.

В научном наследии Экка особенно выделяются исследования по брюшной хирургии: в России он был одним из пионеров разработки проблем оперирования на органах брюшной полости. Так, впервые в России он произвел (1877) операцию спленэктомии при лейкемии.

Важно отметить еще одно научное достижение Экка: именно он произвел первую в России (1882) успешную резекцию желудка (операция, которую делал М.К. Китаевский в 1881 г. окончилась летальным исходом).

Демонстрируя больную на заседании Общества русских врачей, Экк высказал мысль о том, что при необходимости обширной резекции, когда не удается сблизить культи желудка и двенадцатиперстной кишки, ту и другую можно зашить наглухо и произвести гастроэнтеростомию.

Таким образом, Экк фактически предвосхитил появившийся позднее способ резекции желудка без соустья с двенадцатиперстной кишкой: предложенный им способ был, в сущности, таким же, как осуществленная Бильротом в Вене тремя годами позже (1885) операция, получившая название «по Бильроту II».

Главное достижение Экка – осуществленная им впервые в мире разработка портокавального анастомоза. В эксперименте на собаках он решил изучить возможность оперативного лечения асцита при циррозах печени – задумал создать искусственное соустье между воротной веной и одной из вен общего круга кровообращения, что должно было устранить портальную гипертензию при циррозах печени. С точки зрения топографии наиболее выгодным,

по его мнению, должен был стать анастомоз портальной вены и нижней полой вены.

В 1877 г. в экспериментах на собаках Экк разработал и осуществил портокавальный анастомоз.

Подводя итоги экспериментов, он доказал, что предложенная им операция наложения портокавального анастомоза (фистула Экка, или так называемый экковский свищ, позволявшая осуществить полное выключение печени из портального кровообращения и соответственно выключение функций печени) вполне совместима с жизнью и может быть использована и в экспериментах, и в клинике.

Операция наложения портокавального анастомоза была величайшим достижением того времени. Фистула Экка как экспериментальный метод неполного выключения функции печени сразу вошла в число классических методов физиологии. Одним из первых ее оценил великий русский физиолог И.П. Павлов, который, в частности, с ее помощью изучал дезинтоксикационную функцию печени.

Павлов предложил и выполнил модификацию фистулы Экка – так называемую обратную (перевернутую) фистулу. При этом вместо воротной вены перевязывали над соустьем нижнюю полую вену, в результате чего увеличивался ток крови через печень (Экк-Павловская фистула, фистула Экка-Павлова). Экк-Павловскую фистулу использовали при разработке операции полного выключения печени (Ф.

Манн и Т. Мегет).

Ввиду особой важности для физиологов нового метода и его технической сложности, обусловленной оперированием на кровеносных сосудах, предпринимались попытки модификации операции Экка.

Наиболее известным был упрощенный и несколько улучшенный способ операции, который предложил (1909) Ф. Фишлер в сотрудничестве с П. Шредером.

Хирургический портокавальный анастомоз (фистулу Экка) используют как оперативно созданный анастомоз воротной вены с нижней полой веной с целью снижения давления в портальной системе.

Интересный факт: по словам дочери Экка, он в 1889-1890 гг. произвел операцию наложения экковского свища на женщинекухарке (по ее убедительной просьбе), страдавшей болезнью печени. Больная после операции поправилась, но ее дальнейшая судьба осталась неизвестной, описания этого случая наложения портокавального анастомоза нет.

Экк был ведающимся ученым и внес большой вклад в развитие хирургии и медицины, хотя всю жизнь оставался практическим врачом.

Выдающимся российским хирургом и клиницистом был профессор Московского университета А.А. Бобров.

Александр Алексеевич Бобров(1850-1904) после окончания с отличием медицинского факультета Московского университета решил посвятить себя хирургии, и вся его дальнейшая хирургическая деятельность была связана с Московским университетом.

Вначале он был ординатором госпитальной хирургической клиники, в качестве военного хирурга участвовал в русско-турецкой войне, а после защиты докторской диссертации, посвященной военнополевой хирургии, был избран сначала приват-доцентом и доцентом, а с 1885 г. – профессором кафедры оперативной хирургии и топографической анатомии.

Параллельно с этим он занимался хирургической практикой в больницах Москвы. С 1893 г. до конца жизни Бобров, сменив Н.В. Склифосовского, руководил факультетской хирургической клиникой Московского университета.

Возглавив кафедру оперативной хирургии и топографической анатомии, а затем факультетскую хирургическую клинику, Бобров вместе со своими учениками начал заниматься изучением наиболее актуальных научно-практических проблем.

Много внимания он уделял топографической анатомии, стремился дать оперирующим хирургам «обозначительные пункты» – ориентиры, помогающие определить проекцию важнейших органов брюшной и грудной полостей и их местоположение. Ему принадлежат многочисленные указания о проекции кровеносных сосудов, нервов и различных органов на наружную поверхность человеческого тела.

Примером могут служить точка Боброва, линия Боброва и т.д. Недаром Боброва считали основоположником так называемой ориентирной анатомии.

Профессор Бобров внес вклад в бурно развивавшуюся тогда абдоминальную хирургию. Так, он разработал оригинальный и простой способ ушивания грыжевых ворот при паховых грыжах, который он сам назвал способом Боброва-Шампионьера. Для практических хирургов важна была отстаивавшаяся Бобровым

тактика лечения ущемленных грыж. «При ущемлении грыжи – немедленная операция, – говорил он на заседании Московского хирургического общества, – чем раньше, тем лучше исход». Пристальное внимание Боброва привлекали операции на желудке, в особенности гастроэнтеростомия.

Бобров разработал новый, сравнительно простой способ гастроэнтеростомии, которая производилась под хлороформным наркозом через срединный или правосторонний трансректальный разрез. Занимался Бобров и другими проблемами абдоминальной хирургии.

Он часто оперировал на печени и поджелудочной железе, разработал метод операции на паренхиматозных органах при эхинококке (способ закрытия эхинококковых полостей наглухо), усовершенствованный затем его учеником И.П. Алексинским.

В хирургическом арсенале при лечении эхинококковых кист печени долго сохранялись способы Боброва. Определенное значение имела и разработанная Бобровым операция гепатопексии при циррозе печени (операция Боброва).

Большое внимание обратил Бобров на проблему оперативного лечения аппендицита. Получили признание разработанные и применявшиеся в его клинике оперативный доступ к червеобразному отростку и способ обработки его культи во время операции. Боброву принадлежит заслуга разработки принципиальных установок хирургического лечения аппендицита, которыми руководствовались практические хирурги России.

Одним из направлений научной деятельности Боброва стала нейрохирургия, тогда только набиравшая силу. Большая хирургическая практика помогла Боброву сравнительно быстро овладеть техникой применявшихся тогда нейрохирургических операций, а затем и разработать новые способы оперативных вмешательств.

Так, занимаясь оперативным лечением травматической эпилепсии, он предложил новый метод пластического закрытия дефекта черепа: этот метод Бобров разработал и применил независимо от германского хирурга Кенига, который в том же 1890 г., но за несколько месяцев до Боброва, первым произвел закрытие дефекта черепа пластинкой, взятой с соседнего участка черепной кости.

Сейчас метод костно-пластического закрытия дефекта черепа называется операцией Боброва-Кенига.

Бобров и его сотрудники оперировали не только на черепе и головном мозге, но и на позвоночнике: Боброву принадлежит оригинальная операция костно-пластического закрытия дефекта в

дужках позвонков куском кости, взятым из гребня подвздошной кости. Широко использовавшийся метод костно-пластического закрытия дефекта в позвоночнике получил название операции Боброва.

Вызывали интерес работы А.А. Боброва, посвященные оперативному лечению урологических заболеваний. Он плодотворно занимался сосудистой хирургией – им была предложена операция по поводу гемангиомы (операция Боброва). Известны его работы по гинекологии, челюстно-лицевой хирургии, травматологии и ортопедии, хирургии грудной полости, по связанным с хирургией проблемам бактериологии и т.д.

Интересовался Бобров и проблемами анестезии. Первым в мире он разработал и предложил использовать в клинической практике метод подкожных вливаний физиологического раствора с помощью специального аппарата (аппарат Боброва).

Бобров был энтузиастом лечения костно-суставного туберкулеза.

Он впервые высказал мысль о принципе экономной резекции суставов при туберкулезном поражении, одним из первых создал санаторий для ортопедического, физиотерапевтического и климатического лечения костно-суставного туберкулеза у детей (1902).

За свою сравнительно недолгую жизнь профессор А.А. Бобров многое сделал для дальнейшего развития отечественной хирургии и воспитания новых поколений российских хирургов. Он создал крупную научную школу, в числе его учеников были П.И. Дьяконов, С.П. Федоров, И.П. Алексинский, В.И. Добротворский, А.Н. Гагман, Ф.А. Рейн, А.П. Губарев, Ф.И. Березкин и другие видные хирурги.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/1_27969_aleksandr-bobrov---hirurg-i-anatom.html

«Без занятий в анатомическом театре нельзя сделаться хирургом…»

Александр Бобров - хирург и анатом

К 165-летию со дня рождения А. А. Боброва

Эта личность волнует, она светит нам в нашей хирургической жизни.

А. В. Мартынов

Каждый хирург, прежде чем приступить к той или иной операции, должен иметь самое отчетливое представление о топографии той области, где ему придется действовать… Без занятий в анатомическом театре нельзя сделаться хирургом.

А. А. Бобров

Поверх всяких Россий есть одна незабываемая Россия.

Н. К. Рерих

«Развиваться самостоятельно, когда из Германии, Франции, Англии и Америки подносятся новые факты, новые идеи, готовые итоги, когда там не только намечаются новые пути, но на глазах прокладываются совсем новые дороги, когда Запад кипит работой выдающихся, талантливых хирургов, — дело, конечно, далеко не легкое.

При таких условиях русская хирургия рисковала стать подражательной, причем одни хирурги могли следовать за французской, другие — за германской, третьи — за английской школами.

Тем не менее, русская, вернее говоря, российская хирургия постепенно выработала свое «я», встала на самостоятельные ноги, внесла много интересного и оригинального в мировую хирургию…»

В. А. Оппель, 1923

Сказано почти сто лет назад, а как современно звучит! Но нынче даже еще круче: первого президента России один раз оперировали за границей, второй — под наблюдением американского корифея; все, кто имеет деньги, и оперируются, и детей предпочитают рожать за пределами вечно юной, но прекрасной страны. А вот герой данной публикации жизнь положил на то, чтобы и «наше» не было хуже «ихнего», он как раз и бился над тем, чтобы внести «много интересного и оригинального в мировую хирургию».

Александр Алексеевич Бобров родился 29 мая (11 июня по новому стилю) 1850 г. в семье губернского секретаря Орловской удельной конторы Алексея Ивановича и Анны Ивановны Бобровых. В семье был еще сын Владимир и дочь Ольга. В 1863–1869 гг. Александр Бобров учился в Орловской губернской гимназии. Немногим раньше в ней учились автор знаменитого «Левши» Н. С. Лесков, известные хирурги В. А.

 Басов и П. И. Дьяконов и первый российский гистолог А. И. Бабухин. Во время учебы А. Боброва в гимназии произошел эпизод, который определил сценарий его дальнейшей жизни: его мать получила тяжелые ожоги, которые местный фельдшер (руки, видимо, росли не оттуда) лечил повязками с льняным маслом. Пытаясь осветить «операционное поле», он свечой поджег повязки, и от дополнительных ожогов А. И.

 Боброва погибла… Через год умер отец. Осиротевшим Владимиру, Александру и Ольге было соответственно 17, 14 и пять лет. Вскоре их дом сгорел. Но ничто не помешало Александру успешно окончить гимназию и осенью 1869 года поступить на медицинский факультет Московского университета.

Прямо традиция такая: к учебе идем либо с рыбным обозом и тремя копейками на хлеб и квас, либо через пожары и смерти…

И дальше бедствия не закончились: казенной стипендии или благотворительной помощи А. Бобров не получал, был своекоштным студентом и очень нуждался, как и ранее Н. И. Пирогов.

Любимыми учителями Боброва в университете были А. И. Бабухин, А. И. Полунин, И. П. Матюшенков (ученик Ф. И. Иноземцева), Н. А. Тольский. Сочинение Боброва «Сотрясение мозга и травматическое оцепенение» в 1873 г.

было удостоено золотой медали.

После окончания университета он был утвержден ординатором госпитальной хирургической клиники профессора И. Н. Новацкого. В 1877–1878 гг. был врачом сортировочного, затем хирургом полевого госпиталя во время русско-турецкой войны. Результаты наблюдений, сделанных тогда в 100-коечном госпитале, легли в основу диссертации А. А.

 Боброва «О механизме переломов трубчатых костей от действия пули без повреждения суставов». В ней было представлено 7308 случаев переломов бедра, голени, плеча и предплечья, 1529 случаев ампутации при переломах и 22 524 ампутации при огнестрельных ранениях мягких тканей. А. А. Бобров был награжден орденом Станислава III степени.

После войны его оставили стипендиатом на два года «для усовершенствования в хирургических науках». После защиты диссертации, в марте 1881 г., он стал приват-доцентом кафедры оперативной хирургии и топографической анатомии, что давало право чтения факультативных лекций по любому разделу хирургии. В декабре 1885 г.

он стал экстраординарным профессором той же кафедры, а в 1892 г. после ухода в отставку И. Н. Новацкого — директором хирургической клиники в Ново-Екатерининской больнице, где читал курс лекций параллельно курсу факультетской хирургии профессора Н. В. Склифосовского. В 1892 г.

, после отъезда последнего в Петербург, Бобров возглавил кафедру факультетской хирургии, где работал до конца жизни.

Он успешно справлялся с преподавательской деятельностью и издал ценное «Руководство к изучению хирургических повязок». В хирургииАлександр Алексеевич, по мнению биографов, был «внуком» Пирогова, а не «сыном» Новацкого, который и Пирогову, и Склифосовскому как «оператор» и в подметки не годился.

Хирургическая практика Боброва не ограничивалась университетской клиникой: с мая 1882 г. он был хирургом Московской тюремной больницы, с ноября 1884 г. — консультантом Басманной и Яузской больниц. В течение шести лет он читал доцентский курс факультетской хирургии, а с 1893 по 1903 г. заведовал кафедрой.

В 1898 г. он стал ординарным профессором. В 1901 г. на II съезде российских хирургов профессор В. И. Разумовский сказал: «Клиника профессора А. А.

 Боброва является центральной не потому, что она расположена в центре России — в Москве, но также и по своей научной деятельности в области клинической хирургии».

Уже в начале деятельности А. А. Боброва‑хирурга проявились основные его черты: воля, энергичность и целеустремленность.

Примечательно, что ни в клинике, ни на кафедре не было «рабской» зависимости учеников от учителя, притом Бобров был очень строг, требователен и прекрасно разбирался не в людях вообще, а в том, что у них на уме. Самые талантливые ученики А. А. Боброва — С. П. Федоров, И. К. Спижарный, А. В. Мартынов. Важно то, что А. А.

 Боброва интересовали не только успехи, но и трагические неудачи. Так, П. И. Дьяконову он поручил исследовать причины смерти при хлороформном наркозе, которая тогда встречалась с удручающим постоянством.

Именно тогда начали использовать внутривенное введение щелочного раствора хлорида натрия при падении давления во время хлороформного наркоза. А. А. Бобров изобрел аппарат для введения физиологического раствора («аппарат Боброва»). Считается, что именно он впервые предложил вводить физиологический раствор под кожу.

Научная эрудиция, организаторские способности, педагогическое мастерство А. А. Боброва делали его успешным во всех областях деятельности.

У него, как и у всех ученых, было чувство нового: в его клинике активно занимались бактериологией и иммунологией (изучение бактериологической конъюнктуры при остеомиелите, абсцессе легких, аппендиците), изучали причины госпитальной инфекции, бактериальное загрязнение инструментов и перевязочного материала (еще Н. И.

 Пирогов микроскопировал корпию). В клинике Боброва иглы хранились в смеси спирта и эфира, поскольку было установлено, что микробы в пузырьках воздуха в ушках игл не сразу уничтожаются кипячением.

Николай Ларинский

Источник: http://uzrf.ru/publications/istoriya_i_bolezni/nikolay-larinskiy-bobrov/

Books-med
Добавить комментарий